шлюхи Екатеринбурга

Жена и отец

     После тяжелого трудового дня усталость давала о себе знать, удовлетворить жену в постели мне никак не удавалось. Дежурный семейный секс мне давно приелся и эрекция то и дело куда-то пропадала.

     – Давай пофантазируем, – предложил я моей Наташе.

     – О чем на этот раз? – заинтригованно спросила она меня.

     – Ну, например, тебе нравятся мужчины в возрасте?

     – Ну смотря какие:

     – Мой батя например.

     – Ты чего совсем с дуба рухнул, извращенец конченный! – взбеленилась Наталья.- Я Михаила Степановича даже представить не могу в такой роли.

     – А ты попробуй, – призвал я ее.

     – Да ну тебя с твоими фантазиями!- Наталья отвернулась лицом к стене.

     – Ну хорошо, – не унимался я, – тебе хотелось бы предстать голой перед другим мужчиной?

     – Кстати, было один раз.- вдруг встрепенулась супруга. – твой батя меня застал в ванной случайно.

     -Так, так. С этого места подробней. – кровь в моем члене опять заиграла.

     – Да ладно, подробней.- усмехнулась Наталья. – Я не закрыла дверь на шпингалет, а он по ошибке заглянул туда, по-моему страшно смутился, хотя ничего толком не видел. Я спиной стояла.

     – А если б увидел? – не унимался я.

     – Не знаю. – Наташа пожала плечами. – все равно ничего бы такого не было.

     – А давай попробуем сделать так. Ты будешь лежать тут голой, как будто сбросила одеяло во сне и притворяться спящей, а я уговорю его прийти посмотреть на тебя.

     – Чокнутый ты!- лицо моей жены зарделось краской в тусклом свете ночника и это заводило меня еще больше.

     Какое-то время она раздумывала, буквально несколько секунд, потом сказала, сверкнув глазами:

     – Ну ладно, раз тебя такие вещи возбуждают, только не долго, а то я засмеяться могу в самый неподходящий момент.

     – Какая ты у меня умница! – чмокнул я ее, вставая с кровати.- Я сейчас, мигом. Занимай позицию!

      И я пошел на кухню, где в это время мой батя пил чаек, листая газету. Мамаша была в эти дни на даче, поэтому в квартире кроме меня, жены и отца никого не было. Я зашел с нарочито заспанным видом и взяв с плиты чайник отхлебнул из носика.

     – Ух, горячо!- сказал я, дабы начать разговор,- чего читаем?

     – Да так, глупости всякие, – ответил потирая усы мой отец и продемонстрировал мне свежий номер одной бульварной газетенки фривольного содержания.

     – Ого! Ну ты ходок! – пошутил я.

     – Да уж, седина в бороду, как говориться:- улыбнулся батя мне в ответ.

     – Так чего пишут то? – невзначай поинтересовался я.

     – Да я тут больше картинки рассматривал. Вон конкурс эротической фотографии.

     – Сдались тебе эти фотографии! Живьем посмотреть не хотелось бы.

     – Да где уж мне, это ваше дело молодое, а я уже свое отсмотрел. – усмехнулся старик в усы.

     – Не скажи. Наташку мою голой видал хоть раз?

     – В ванной разок случайно, да и то мельком.

     – А хочешь не мельком?

     – Да ты чего несешь! Как такое возможно? Да и не захочет она передо мной стариком…

     – А мы ее спрашивать не будем. Она сейчас там на кровати голая совсем спит, пойдем покажу!

     -Да не хорошо это: не красиво как то.- слабо сопротивлялся батя, когда я его тащил в нашу спальню.

     Когда мы тихо вошли туда, Наталья лежала на кровати без одеяла, раскинув руки по сторонам, и как будто взаправду спала. Мы с отцом стояли молча и смотрели на ее тело в тусклых лучах ночника.

     – Хороша девка! – прошептал батя.- со вкусом у тебя Серенька все в порядке.

     Я посмотрел на округлившиеся глаза моего отца, потом снова на тело жены и сказал в полголоса:

     – Глянь, как у нее сиськи торчат.

     – Да. – зачарованно ответил батя.

     Тут мне показалось, что груди у Натальи начали набухать от возбуждения. Мне вдруг начало сшибать крышу и я забыл все предостережения моей супруги и подойдя к ней потрогал сосок. Так и есть, твердый. Значит ее тоже заводит эта ситуация, чтоб она там не говорила! Я провел рукой по ее телу, но она не шелохнулась, продолжая притворяться спящей. Это подало мне еще одну идею и я поманил отца подойти ближе. Он нехотя придвинулся к кровати. Я прижал палец к губам, предупреждая, чтоб он не издавал никаких звуков.

     – Серега, пойдем от греха:- пытался он было отстраниться, но я взял его руку и положил аккуратно Наташке на грудь. Она не шевелилась и батина мозолистая пятерня стала медленно ласкать мою жену. Наташка видимо думала, что это все еще моя рука и лежала спокойно, лишь прерывисто сопя, а может быть уже догадалась, кто ее лапает, но ей было стыдно разоблачать себя.

      Тут батя разошелся не на шутку. Я с интересом наблюдал как у него отвисла челюсть и лысина покрылась каплями пота. Осмелев, он запустил руку Наташке в промежность и тут же отдернул ее. Его пальцы были мокрыми. Наталья текла.

     – Раздевайся! – шепнул я бате на ухо.

      Он было отрицательно замотал головой, но я резко стянул с него треники вместе с трусами и увидел, что член у него уже в полной боевой, как говориться. Он посмотрел ошалело на свой прибор, потом на меня, потом на Наташку, нервно глотнул воздух и стал снимать майку. Полностью раздевшись и тяжело дыша он полез на Наталью, сверкая волосатыми ляжками в полутьме.

     – Дядя Миша! Сергей! Вы чего – заверещала моя супруга опомнившись и попыталась оттолкнуть батю от себя, но он находясь в исступлении продолжал наседать. Я решил помочь отцу и отведя одной рукой Наташкины руки, другой зажал ей рот. В этот момент батя держа ее за бедра и походу массируя их всадил свой детородный орган в лоно моей жены. Она что-то замычала глядя на меня бешеным взглядом, но тут же закатила зрачки от оргазма. Усердное пыхтение отца и сладостные стоны моей жены слились для меня в один звук. Я все бросил, скинул трусы и стал надрачивать свой и так уже готовый вот-вот кончить член, глядя как отец обессилено рухнул на распластанное тело моей супруги, а она тоже тяжело дыша, закрыла свое лицо тыльной стороной ладони. Струя моей спермы ударила в ковер, висевшей над кроватью.

      Постепенно все начали приходить в себя, батя присел на край нашей постели потирая рукой лысину, а жена свернулась калачиком тихо рыдая. Я попытался было ее успокоить, но она отбрыкнулась:

     – Уйди! Видеть тебя не могу! Что вы наделали, уроды! Как я теперь твоей маме в глаза смотреть буду!

      Но тут она зарыдала еще сильнее и уткнулась мне в калении, я стал нежно гладить ее по голове, целуя в макушку.

     – Слышь, Наталья, не серчай, бес меня попутал. – присоединился ко мне батя, поглаживая мою жену по ягодицам.- Оно всяко в жизни бывает, надо как-то нам дальше жить.

     – Да я сама хороша,- заговорила вдруг Наташка утирая слезы. – поддалась вот этому на его уговоры (она кивнула в мою сторону) “Притворись спящей, притворись спящей”. Вот чем это закончилось. Не думала я, что он на такое способен.

      После этих слов она повернулась к бате и положила голову ему на плечо и он слегка обняв ее сказал:

     – Не надо, дочка, на него волну гнать. Он мне приятное сделать решил, тобой вот пожертвовал, а я дурак и поддался. Ты у меня сегодня первой была за несколько лет, я со своей уже давно этими делами не балуюсь.

     – Правда? – переспросила его моя супруга. – Как же Вы, дядя Миша, без этого обходились? Вы же еще покрепче иных будете.

     Тут она бросила надменный взгляд в мою сторону и плавно проведя по толстому животу моего бати положила руку на его член. Их губы слились в поцелуе, затем она опустила голову ему между ног и начала отсасывать. Я не не мог поверить своим глазам! Я сам превратил своею жену и отца в любовников.

     – Ой Наташка, кудесница! – растаял батя.- а ну ка, ложись давай, сейчас твоему мужу братика делать будем. – озорно сострил он, располагаясь в объятьях моей супруги, а я продолжал тупо смотреть на все это.

     В этот раз отец не смог быстро кончить и дал, что называется задний ход:

     – Обожди, дочка, сердце чего-то щемит с непривычки.

     – Ой, а мне понравилось с Вами – заулыбалась Наташка ничуть не стесняясь моего присутствия.- у Вас волосы на груди так ласково мои соски щекочут, а интересно у Сергея с возрастом тоже грудь волосатая будет?

     – Может и будет. – задумчиво сказал батя и посмотрел на меня, – Ну чего замер как статуя, иди что ль чайку поставь.

     Я пошел ступая ватными ногами на кухню, вскипятил чай, а когда вернулся, то увидел как моя благоверная уже скачет на бате в позе наездницы, теребя свои груди. Я подошел к ней и стал целовать ее в губы, в шею и везде. Член у меня уже давно стоял. Вдруг жена взяла меня за затылок и посмотрев в глаза прошептала томно: