Проститутки Екатеринбурга

Желанная соседка. Часть 1

     Дописав эту часть своего рассказа, вернулся к началу, чтоб предупредить, что получилось очень много текста. Я пока писал, меня не покидало такое необычное чувство. С каждым предложением, я переживал те эмоции, что пережил тогда, в юности. И старался пересказать вам, как можно подробнее.

     Ну и собственно вот сама история.

     Дело было в начале 2000-х, мы жили с родителями в коммунальной квартире, занимали 2 комнаты, а в третьей жила соседка с сыном. Тетя Оля и Виталик. Лет в 14 я обнаружил очень интересную особенность двери в ванную. В нижней части двери была вмонтирована решетка, чтоб влажное помещение проветривалось. Так вот, угол наклона прорезей в ней был такой, что если лечь на пол в коридоре у двери в ванную, то через решетку видно было большой кусок комнаты, половина самой ванны и унитаз. Не скажу, что я постоянно подсматривал. Делать в квартире полной людей это было очень сложно, но иногда мне удавалось подсмотреть кое-что. Должны были совпасть несколько вещей. Мама у меня работала медсестрой, и должна была уходить на смену, папа – смотреть телек, Виталик – гулять, а тетя Оля идти мыться. Это был мой звездный шанс!!!

     Я тихо ложился у двери и смотрел, как она моется, бреет ноги, иногда лобок. В эти моменты я был страшно осторожен и внимателен. Я слушал, не выходит ли папа из комнаты, не поворачивается ли ключ Виталика в замке. Если бы он меня застукал, то наверняка надавал бы по голове. И при этом я еще и дрочил. Очень быстро кончал в носовой платочек и дрочил еще раз. Скажу честно, видно было не очень. Я видел попу, грудь, темный треугольник волос между ног, но фантазия дорисовывала детали. Однажды я даже видел, как тетя доставала тампон. У меня был интернет и я много знал, поэтому для меня сюрпризов не было. Тут нужно описать мою соседку, чтоб вы понимали, о ком идет речь. Она была среднего роста, с короткой стрижкой, и стройным телом. Даже худая. Грудь была очень маленькая, на худой грудной клетке выделялась слабо, лишь большие соски и ореолы говорили о том, что это женская грудь. Зато попка и ноги были просто космос! Небольшого размера, но такие упругие, спортивные, ноги ровные, длинные. На лицо она тоже была симпатичная. Родила Виталика она очень рано и была молодая, хоть и с сыном-подростком. С мужем они развелись давно, так что я никогда не видел его. И от того, что была не замужем – она всегда следила за собой. Кремы, маски, соли и прочие бутылочки всегда занимали очень много места на полках.

     Так и проходила моя юность. Порно в интернете и иногда подсмотренное в реальной жизни мытье моей соседки. Но в то весну все круто изменилось. Случилось две вещи. Мой папа уехал работать на север России, а сына тети Оли забрали в армию. Вот тут-то и началась малина. Мне было уже почти 17 и я дрочил каждый день. Каждую мамину смену я подсматривал за соседкой в ванной и дрочил, не боясь быть застуканным. Кончал я прямо на пол. Потом просто вытирал салфетками.

     Но уход Виталика в армию повлиял и на тетю Олю. Она начала бухать. Да, все чаще она приходила домой, немного выпивши или сильно пьяная. В эти дни мне было обидно, потому, что она заваливалась в свою комнату и до утра не выходила из нее. Никаких водных процедур, а значит и нечего подсматривать. И только утром она шла в ванную, быстро мылась, приводила себя в порядок, накладывала макияж и уже конфеткой выходила на кухню.

     Пору раз даже приводила мужика какого-то, но вели себя они очень тихо.

     И вот настал тот самый день, о котором я хочу рассказать, но все никак не подберусь. Мама ушла на смену, я сидел в комнате за компом и услышал, как отрывается входная дверь. Потом возня какая-то в коридоре и тишина. Я подумал, что тетя Оля, как всегда пришла пьяная и сразу ушла к себе в комнату. За эти дни я уже точно мог определить пьяная она или нет. Если трезвая – то первым делом она шла на кухню, а если пьяная – то сразу в комнату. Вот и сейчас тишина означала лишь одно – никакой дрочки в коридоре сегодня не будет.

     Через несколько минут я вышел в туалет и увидел, что никуда она не ушла, а сидит в углу и спит. Расстегивала сапоги и уснула. Я потрогал ее плечо, пытаясь разбудить. И только хорошенько потрепав, она проснулась, начала ворчать и пытаться встать. Получалось у нее плохо, и я решил помочь. Присел рядом, расстегнул сапог, стянул его с ноги, а когда взялся за второй, то увидел, что соседка моя обоссалась. Джинсы были мокрые до самых колен. Сняв с нее второй сапог, я начал помогать ей идти. Она что-то бормотала, как ей стыдно, благодарила меня и говорила, какой я сильный. Я довел ее до двери в комнату, но ключи остались около входной. Так, как мы жили с подселением, то каждый закрывал свою комнату, когда уходил. Прислонив ее к стенке, я быстро сбегал за ее ключами, которые валялись на полу, открыл дверь и затащил Олю в комнату. Сказать по правде я там почти никогда не был, только видел из коридора. Комната была большая, чистая. В углу стоял сложенный диван, на котором спал Виталик, а у стены кровать тети Оли. Я пытался усадить ее на стул, но она свалилась и свернулась калачиком на полу. Я быстренько нашел в рундуке под диваном какую-то постель, как попало бросил простынь, подушки и одеяло на кровать и повернулся к моей пьяной соседке, чтоб уложить ее.

     И вот тут меня прошибла та самая мысль!!! Я понял, что нужно раздеть ее перед этим, ну не укладывать же в уличной обоссаной одежде на чистую постель. Сердце заколотилось, но я начал расстегивать молнию на ветровке, под ней была кофта с длинным рукавом. Я снял куртку, оставив кофту. И принялся за джинсы. Пьяная соседка не спала, но и в сознательном состоянии не была тоже, она что-то бурчала, когда я снимал с нее верхнюю одежду. Я расстегнул пуговицу и молнию на штанах, под ними были голубые трусики. Однако снять мокрые штаны оказалось не так уж и просто. Они не хотели сползать вниз, пришлось изрядно повозиться, но к моему удивлению тетя Оля помогала мне (ну пыталась) . Она приподнимала таз, когда я стягивал штаны с задницы. Пустив джинсы почти до колен, я взял ее и усадил на край кровати.

     Тут же Оля рухнула на спину и раскинула руки. Стянуть штаны с ног было намного проще уже, заодно я снял и носки. Не знаю почему, но я тогда еще обратил внимание, что пальцы на ногах были очень холодные и я подумал, что она замерзла в мокрых штанах холодным весенним вечером. Отбросил штаны с носками в сторону я понялся. Картина была что надо! Передо мной лежала моя соседка. Раскинув руки в стороны, она спокойно спала, ноги стояли на полу, колени слегка разошлись в стороны, открывая вид на холмик закрытый голубой тканью трусов. Снимая штаны, я немного стянул трусы, и над резинкой видно было немного волос. Очень коротеньких. Я стоял над ней, возбужденный и смотрел. И если уж то, что я только что делал, не смогло разбудить ее и привести в чувства, то если я буду аккуратно все делать, уж точно не разбудит.

     Я присел перед кроватью и погладил бедро. Какое оно было нежное! Просто фантастика. Я двумя руками провел по бедрам до самой резинки трусов, но сдержал себя. Мысль о том, что всю ночь я буду один с тем, но кого так часто дрочил. Нет никаких дверей и решеток, можно смотреть и трогать. Я поднял руки выше к животу. Он был горячий, я чувствовал, как она дышит. Встал, наклонился над Олей и потянул кофту вверх. Я задрал ее до самого подбородка, хотел поднять туда же и лифчик, но он был очень тугой. Аккуратно просунул под спину руки, нащупал замок и, повозившись с ним, расстегнул. Лифчик стал податливым и без труда отправился к кофте. Я смотрел на грудь тети Оли. В положении лежа, ее почти не было. Сосок был вялым и почти не выделялся над ней. Я провел рукой. Она была такая же нежная, как и животик. Пальцем я потрогал сосок, он был мягким и морщинистым. Ореол вокруг него был тоже очень мягким. Я трогал его, сжимал и через несколько секунд он напрягся и затвердел. Теперь уже картина была иная. Над грудью торчал большой коричневый сосок. Поигравшись со вторым, я добился симметрии и был горд собой. Я знал, что твердые соски – признак возбуждения.