Проститутки Екатеринбурга

Записки моей любовницы. ПОЛНОЧНЫЙ РАУНД

     Мой Мужчина отдыхает…
     
Я тихонько сижу рядом и стараюсь даже не дышать, чтобы ЭТО (такое не понятное до конца, но удивительно чудесное) не спугнуть, а просто, с, восхищением, наблюдаю, и, легкая, улыбка счастья застывает на моём лице. Только сейчас я понимаю, что в нём есть что-то ото льва, – вольяжно, но одновременно по-царски грациозно Мой Мужчина расположился почти на всей плоскости просторной постели, его тело наполнено негой и вот-вот Морфей возьмёт его в свои объятия.

     Я любуюсь его лицом, таким спокойно-удовлетворённым с отблеском блаженства. На лбу, ещё влажном и слегка солоноватом, покоятся несколько перепутанных прядей волос цвета слоновой кости.

     Его глаза – эти говорящие умные призведения природы, которые всегда переполнены тысячами мыслей и так мило умеют жмуриться при улыбке, – сейчас тоже отдыхают вместе с Моим Мужчиной. Мой взгляд останавливается на губах, – таких страстных и жадных до ощущений, тут же вспоминаю, пронзающие и пьющие дыхание поцелуи и по спине льдинкой пробегает, дрожь.

     Его рука безвольно соскальзывает на влажную от наших тел шёлковую простынь и мои глаза начинают любоваться его ладонями.

     Этим умным и опытным пальцам можно посвящать стихи, если бы во мне была бы хоть искорка таланта, то они – десять умелых и нетерпеливых, ласковых и нежных братьев, были бы обязательно воспеты в торжественном гимне.

     Я скольжу взглядом по всему его телу, не оставив без внимания ни один волосок, ни одну родинку, и поражаюсь – насколько оно красиво.

     В такие моменты в голове застревает мысль, что мужчина по своей конституции более совершенен, чем женщина. Что может быть прекраснее мощной, тронутой светлыми волосами подтянутой груди, узких стройных бёдер и, конечно же, Предмета мужской гордости? Именно вокруг этого совершенного (по красоте и анатомическому строению) механизма, созданного природой – вертится вся жизнь, так как это и есть её сущность. Сколько названий, имён существует в каждом, даже самом приметивном языке – тысячи! Но имя этому совершенному творению – Он.

     Да, именно с большой буквы, так как именно Им олицетворяется гармоничность и гениальность природы! Когда я просто любуюсь Им у Моего Мужчины, то во рту всё пересыхает, а голова начинает кружиться от желания прикоснуться к этому идеальному красавцу.

     Как правило, долго не приходится себя сдерживать, и я удобно устраиваюсь между чуть раздвинутых ног Моего Мужчины. Кончик языка начинает путешествие с внутренней поверхности левого бедра. Я вырисовываю узкую дорожку, чуть касаясь чувствительной кожи. Ласки переключаются на яички (Боже, какое это волшебное творение!) – я вожделенно облизываю нежнейшую и тончайшую, как у младенцев кожицу, рот забирает в своё чрево сначало – одно, потом – второе шарообразное тело, а язык продолжает своё дело – нетерпеливо и одновременно очень нежно изучает поверхность, желая добраться до глубин.