Записи (порно) путешественников

     Запись 1: “Угораздило же нас, не находишь?”

     Перед глазами была какая – то мутная пелена. Он попробовал сесть, но это оказалось сложной задачей. Голова раскалывалась. Вокруг всё тонуло в полумраке. Устрашающе мерцал свет. Лампы, словно не могли определиться, освещать ли раскуроченную рубку корабля? Иди же спрятать всё под пеленой мрака. От чего – то сильно ныли ноги. Что вообще с ним произошло?

     

     – Тысяча и одна сухопутная рептилия, долблёная в зад доисторическим: Осьминогом? – он попытался выругаться. Не сильно помогло. Головная боль не прошла. Добавился смех.

     

     – Вы шутник, капитан. Но, я рада что вы живы.

     

     Из полумрака вынырнула быстрая тень и примостилась на перевёрнутом кресле пилота, вырванном с корнем.

     

     – Это – пилотское кресло, – заметил он, – Разве оно не должно быть в ином: Положении?

     

     – Так точно, кэп! – тень отсалютовала, – Как и весь корабль! А, особенно – реактор!

     

     – Корабль: Хмм: Мы в море?

     

     – Никак нет, кэп! – тень начала вертеться на месте, точнее на перевёрнутом кресле, держащемся на каком – то одном подшипнике, – Мы, в заднице!

     

     – Это: Несколько неожиданно.

     

     – В переносном смысле, кэп, не в буквальном.

     

     – Это: Несколько успокаивает.

     

     – Ненадолго, кэп. Реактор!

     

     – Что реактор?

     

     – Взъебнёт в ебеня, кэп!

     

     – Чего?

     

     – Ваш слэнг, ваша школа, кэп!

     

     – Точно? Я ещё и преподаватель?

     

     – Возможно, что вы и преподаёте. Но, даёте не вы, кэп: Вы даёте. Особенно, когда ситуация, хоть вёсла суши, – на сей раз голос прозвучал чуть обиженно.

     

     Тень резво спрыгнула с кресла, как только он предпринял попытку подняться.

     

     – Не вставайте!

     

     – Почему? О! – он вскрикнул, чувствуя, как ломит тело и болят ноги.

     

     – Ваши ноги зажало деталями от пульта управления: Чёртов пульт! Никогда ему не доверяла!

     

     – Уфф: – он провёл рукой по затылку и с ужасом уставился на алую ладонь, различимую в лихорадочных всполохах освещения, – Это кровь!

     

     – Она самая.

     

     – Это моя кровь? Голова:

     

     – Ваш затылок: В общем вам досталось, капитан!

     

     – Сделай что ни будь!

     

     – Что например? Вас не получится оттащить. Мне остаётся лишь героически быть с вами до конца!

     

     – Долбанная консервная банка! – раздался мощный голос, похожий на рёв. Его сопровождал скрежет металла, сминаемого чем – то крайне мощным. Часть искрящегося завала съехала в сторону, открывая дорогу высокой, блестящей металлом фигуре. Похожей на женскую.

     

     – Дредонна! – юркая тень начала сновать вокруг капитана, – Нам повезло кэп! Мы спасены!

     

     – Заткнись, мелкая недокошка! – голос был грубоват и имел механические нотки. Но, определённо принадлежал женщине: Или нет?

     

     Тяжело ступая по пластику пола фигура подошла к капитану и склонилась над ним.

     

     – Э: – подал капитан признаки жизни.

     

     – Хорошо, что зажало ниже колена, – заметила Дредонна, – Если не получится достать – оторвём ноги.

     

     – Э: Что?!

     

     -Я и говорю, ваш хер не пострадал: Ну, главное, что ваш мозг цел, конечно, – заметила Дредонна, – Ногами, возможно, придётся пожертвовать:

     

     – Не хочу я жертвовать ни ногами, ни: Ничем!

     

     – Возможно, – Дредонна пожала плечами с лёгким пластиковым скрипом, – Возможно и не придётся ничего отрывать. Но, это как получится. Нужно убрать эту металлическую хреновину с ваших ног, кэп. Раз у вас нет болевого шока:

     

     – Я вкатила ему обезболивающее! – заметила вертлявая тень.

     

     – Эш, это не медицинский отсек. Здесь нет обезболивающего. Медотсек где – то там: За пару – тройку миль южнее, – рационально заметила Дредонна.

     

     – Тогда что было в розовом инжекторе?

     

     – Смесь из возбудителя и обезболивающего.

     

     – А, вот почему у него стоит:

     

     – Хватит обсуждать меня, будто я всё ещё в отключке!

     

     – Не рыпайтесь, кэп! – Дредонна вцепилась тускло блеснувшими в отсветах ламп пальцами в край ставшего ломом оборудования, – Я поднимаю этот металолом, а ты, Эш, вытащи его. Справишься?

     

     – Так точно! – последовал звонкий ответ и тонкие пальцы вцепились в китель капитана.

     

     – На счёт ! Раз! Два! Три! – с сильным скрежетом куча металла поползла вверх. Капитан ощутил пульсирующее покалывание в ногах.

     

     С поразительным усилием кажущаяся столь щуплой Эш рванула тело капитана, высвобождая его из металлического плена. Она сосредоточенно сопела, оттаскивая его.

     

     – Отпускаю! – послышался громкий голос Дредонны и металлическая рухлядь упала на остатки пола.

     

     – Уфф! – выдохнул капитан, не без помощи Эш усаживаясь и ощупывая пережатые ноги. Вроде бы переломов не было. Хотя боль казалась приличной.

     

     – Кажется, всё несколько лучше, чем выглядело, – руки Дредонны слегка искрили, когда она подошла к кэпу и Эш.

     

     – Твои руки! – произнесла Эш.

     

     – Превышен предел выносливости, – отозвалась Дредонна, – Теперь я не смогу поднять действительно тяжёлые штуки.

     

     – А как же кэп?

     

     Капитан попытался что – то сказать, как начал проваливаться в беспамятство.

     

     – Действительно тяжёлые, – услышал он, ощущая, как его тело поднимают над полом, – А не весом в несколько десятков килограмм!

     

     Сложно было сказать, сколько именно прошло времени. Он лежал: На чём – то мягком. В глаза бил солнечный свет. Пришлось разлепит веки и вновь их зажмурить. Вдали алело непривычно здоровое солнце. Его свет был красным. Всё вокруг, заливало алое зарево.

     

     Он попытался двинуться. Пейзаж вокруг представлял собой скалы, щедро обсыпанные мусором. Огромный остав корабля сигарообразной формы покоился на скальных пиках, в обломках камня и собственной обшивки. Он нависал над своим бывшим капитаном, лежащим на: На матраце, заботливо принесённом из: Где именно были матрацы на его корабле? И почему ему кажется, что эта посеребрённая – его корабль? Опираясь о росшее рядом сухое дерево он кое – как поднялся. Ноги почти не болели. Зато ощутимо ныл член. Он упирался в ставшие неожиданно узкими штаны. Что ему вкололи? Обезболивающее? Странный эффект.

     

     Кое – как доковыляв до крупного, серебристого обломка он глянул в это .

     

     Голова перемотана обтягивающим бинтом, принявшим форму черепа и затвердевшим. Ноги, под разорванными штанами обмотаны тем же бинтом. Может он и стоит лишь за счёт этой штуки: Вокруг – никого. Хотя он был уверен, что кто – то был рядом: Эш и Де: Дре: