Проститутки Екатеринбурга

Западня. Часть 25

     Хлыст с помощником схватили женщину, Поставили ее на ноги, подтащили к станку, зафиксировали шею в ошейнике, сняли обычные наручники, завели ей руки за спину и надели наручники на штанге. Хлыст включил мотор дыбы и поднял ей руки. Она молча закусила губу, понимая, что ее будут жестоко пытать.

     Под нее подвели горизонтальный штырь и приподняли ее на нем. Хлыст поднял повыше боковые штыри, закрепил на некотором расстоянии от пола ножные кандалы и зафиксировал ей ноги, так что колени были согнуты под углом меньше 90 градусов, потом опустил штыри до касания внутреннего изгиба колена.

     – Ну, что, милочка, про то, где мои денюжки, не вспомнила?

     Женщина только помотала головой.

     – Хлыст, подними ей повыше ручки и оттяни ей ножки килограмм на 30 – скомандовал Фара

     Хлыст сначала запустил лебедку и поднял вверх руки женщины. Потом включил механизм давления на согнутые колени, тем самым увеличил силу, с которой горизонтальный штырь давил ей на промежность. Женщина сначала застонала, потом закричала.

     – Как, не вспомнила, куда припрятала мои бабки? – учтиво поинтересовался Фара.

     Женщина только помотала головой.

     – Посиди так пару часиков, подумай. Пошли, Хлыст, чайку попьем.

     Когда они вернулись, женщина была без сознания, в боковых мочестоках станка была желтая жидкость.

     -Приведите ее в чувство.

     Хлыст долго не мог привести ее в чувство

     -Вроде не окочурилась – удивился Хлыст.

     После опускания рук, снижения давления на промежность, ватки с нашатырем, она пришла в себя.

     – Ну что, не вспомнила?

     Женщина даже не стала мотать головой.

     – В расход ее – скомандовал Фара.

     С трудом произнося слова, женщина сказала:

     – Если ты меня убьешь, тебя пристрелят.

     – Ой, какие мы страшные! – Засмеялся Фара – у тебя же дети есть.

     – До моих детей ты не дотянешься, они уже далеко за границей и ты не узнаешь, где. Денег им хватит.

     – Ах вот, где мои денежки. Хлыст, я разрешаю тебе запытать эту суку насмерть.

     Хлыст довольно оскалился. Он сразу включил привод штырей и опустил их со словами – на тебе еще 50 кило – потом поднял ей руки еще верх до хруста в суставах. Фара стоял и смотрел на экзекуцию.

     – Хлыст, я вот смотрю на тебя и сомневаюсь, была ли у тебя мама.

     Хлыст уже ничего не слышал и взял резиновую дубинку.

     – Хлыст, ты ей все кости стопы дубинкой переломаешь – сказал Фара

     – А это разве имеет значение? – почти не обращая внимание на Фару, ответил Хлыст.

     – Мне одна специалистка в свое время говорила, что комбинированное воздействие не очень эффективно.

     Хлыст никого не слышал. Глаза его горели. Он с упоением изо всех сил бил бессознательную женщину по ступням ног резиновой дубинкой.

     

     Прошло примерно пол-года. Хлыст вошел в кабинет Фары со словами:

     – Фара, я оставил на компе Игоря “жучка”. Сейчас пришла информация, что скоро в квесте будет играть та девка, от чьих ножек ты был в восторге – Марина. Интересует?

     – Интересует, где и когда?

     – Мы уже на него не сможем записаться, команды сформированы.

     – Тогда играем неофициально.

     – Не понял…

     – У тебя по месту проведения внутренняя инфа есть?

     – Есть, но не вся. Они обнаружили моего жучка, у нас только часть инфы, но известно, что играет Марина, и мы знаем адрес ее “заточения”.

     – Этого достаточно. Страхующего нейтрализуем, заберешь ее сразу после начала. Игоря отвлечем. Везешь ее ко мне в “темницу удовольствий” , ставишь ее декорацией, как это назвал бы Игорь. К ее приезду и для нас с Ксю там все должно быть готово. Мои девки должны быть “разогреты”. Потом вертаешь Марину взад, пусть ее страхующий освобождает, “рейнджеры” пусть не найдут ключей или еще что, короче придумай, чтобы они все ушли на базу, пока Марина будет тут. Уши ей заткни плеером.

     – Какой ей музон поставить?

     – Сам выбери. И не вздумай ее хоть пальцем без моего разрешения тронуть – пристрелю. Я не шучу. На всякий случай, возьми второй плеер, как запасной.

     В день квеста Фара с Ксю спустились в свою “темницу удовольствий” Там их уже ждали девочки. Вообще-то их можно было назвать девочками легкого поведения, но с учетом того, что с ними вытворял Фара на пару со своей подругой Ксю, легким их судьбу назвать было трудно.

     – Ксю, я сегодня тебе покажу восхитительные ножки, которые меня сводят с ума. Мы с тобой сможем их немножко помассировать. Они будут “декорацией” поэтому без секса и экстрима.

     -Фара, ты мне про них уже все уши прожужжал. Я даже ревную. А каких ты из наших будешь любить?

     – Вон ту, в “бабьей скрипке” и колодке на ногах, и вон ту, что висит на стенке. Твоя – одна на колесе и корытом с водой внизу, и та, что на столе, на пузе, в жесткой конструкции – ручки сзади, ножки сзади. А Марину минут чрез 15 привезут. Ждем-с.

     Ксю пошла осмотреть “материал”. Первая девушка стояла на полусогнутых ногах. На ее шее был стальной ошейник, который переходил в две широкие стальные полосы, на другом конце которых была стальная колодка для рук девушки. На ногах ее была стальная колодка-распорка. Кольцо на конце этой “бабьей скрипки” было шарнирно закреплено на столбе на такой высоте, что девушка не могла ни встать в полный рост, ни сеть. В результате она то привставала, то присаживалась. Оба положения были крайне неудобными. Вторая девушка была подвешена на стене за расставленные руки широкими кожаными браслетами. Ноги ее были высоко подняты на уровень рук и также закреплены на стене кожаными браслетами.

     Ее промежность была как раз на той высоте, на которой Фаре было бы удобно ее насиловать. Одна “игрушка” для Ксю была растянута за руки и широко расставленные ноги на большом и широком деревянном колесе. Внизу колеса было большое корыто с водой. То есть, если девушку на колесе опустить в самое нижнее положение, то она оказывалась целиком под водой, висящей на руках и ногах. Вторая “игрушка” лежала на животе на столе, ее стальной ошейник был жестко закреплен на трубе сзади. На это же трубе было две крестовины. На одной были в жестких кандалах руки девушки, на второй – сильно согнутые в коленях ее ноги.

     Наконец, привезли Марину. Ее ноги закрепили в деревянной колодке, руки подняли на дыбе, но без сильного воздействия на суставы, подвязали голову за кляп, чтобы не болталась голова.

     Фара подошел к Марине

     – Мариночка, твои восхитительные ножки сейчас у нас в гостях. Позволь представить тебе мою подругу Ксю, я, надеюсь, ей обязательно понравятся твои ножки, и вы станете подругами. – С этими словами Фара медленно, растягивая удовольствие, снял с Марины босоножки, лаская рукой ее ступню. Потом он взял нейлоновые кабельные стяжки и зафиксировал большие пальцы ее ног. Стал щекотать ступни своими пальцами, с удовлетворением отмечая, что Марина не может отвести ноги от его ласки.

     – Мариночка, для разогрева 10 нежных поцелуев в твои ножки ремнем. – Фара взял ремень и стан наносить им удары по ступне Марининой ноги. Она вскрикнула, а потом лишь тихо стонала

     Завершив серию, Фара велел отцепить ему девушку на бабьей скрипке. Он сел на кушетку и приказал девушке ползти к нему на коленях и сделать ему минет. Девушка послушно поползла, с трудом скованными руками, стала расстегивать Фаре штаны и тут же получила несколько сильнейших пощечин слева и справа. Несмотря на распорку на ногах упала на спину. Фара смотрел, как она беспомощно пыталась встать. Потом подозвал Хлыста. Тот приподнял ее одной рукой за распорку на ногах и несколько раз ударил стальным прутком типа шомпола по стопе. Девушка закричала. Тогда Хлыст поставил ее на колени и сказал:

     -Не будешь стараться, получишь сначала 20, потом 50.

     Девушка закивала головой и стала очень усердно делать Фаре минет.

     Ксю все это время, то топила девушку в корыте, то стегала ее кнутом по всему телу. Когда девушка громко кричала, Ксю ее топила в корыте.

     Фара закончил с минетом, снова подошел к Марине и отходил ее ремнем по второй ступне.

     Решила сделать паузу и Ксю. Она также отхлестала Марину по ступне.

     – А я вот не люблю, когда девушка тихо стонет. С нее кляп снять можно?

     – Сложно, Ксю – ответил Хлыст. Игорь зачем-то сделал запираемый кляп и я не нашел от него ключей.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]