шлюхи Екатеринбурга

Западня. Часть 14

     Она подошла ко второй девушке и тоже сняла с ее головы мешок. У девушки были красивые карие глаза, в которых был не испуг, а удивление. Она тоже не понимала, что говорит Ольга.

     – А ты, сучка будешь смотреть, как я накажу твою неблагодарную подругу – с этими словами Оля сильно ударила ладонью по лицу девушки. От сильной пощечины ее не замотанная изолентой щека быстро стала ярко красной. Девушка не заплакала, а пока только со злостью посмотрела на Ольгу. Оля поймала ее злой взгляд и хищно улыбнулась.

     – Накажу-ка я тогда тебя, а подруга пусть пока смотрит! – громко сказала Ольга и подошла почти вплотную к темноглазой девушке, ухватила ее за сосок груди, оттянула его с поворотом и шепотом, на ухо, что бы это не попало на запись, на этот раз по-русски сказала

     – Ты, грязная сучка, будешь меня вылизывать, пока мне это не надоест! – Девушка энергично замотала головой.

     В ответ Ольга от души стала хлестать ее плеткой по животу, ногам, иногда ударяя плеткой снизу, в промежность. При каждом ударе девушка вздрагивала, зажмуривалась, но не издавали ни звука. Только при ударе в промежность она тихо вскрикивала.

     – Упертая – подумала Оля. – Ничего, . не поймешь сама, что тут надо беспрекословно угадывать мои желания, у меня есть много способов тебя воспитать.

     За несколько лет участия в подобных съемках у тихой, на первый взгляд, офисной серой мышки Оли, выработались навыки настоящего “пыточных дел мастера”. Причем от нее требовалось особое мастерство, так как “портить материал” категорически не допускалось. По неукоснительному требованию Игоря все следы от съемок должны были пройти через две-три недели. За четыре часа, отведенных на съемки, включая все перерывы и смену декорации, она могла довести любую до состояния, когда та была готова абсолютно на все. Поэтому темноглазая девушка своим непокорным взглядом, только раззадорила белокурую садистку Ольгу.

     Боковым зрением Ольга увидела, как Игорь над головой поднял скрещенные руки – перерыв и смена декораций.

     Один из ассистентов подошел к голубоглазой девушке, срезал изоленту, которой был замотан ее рот. Как только девушка смогла говорить, она тихо и очень быстро заговорила:

     – Пожалуйста, я вас умоляю, не надо меня больше бить, мне очень больно, что я вам такое сделала, мне обещали, что я буду сниматься в порнографическом фильме, зачем меня бить, я думала, что меня будут просто трахать, пожалуйста, отпустите меня, не надо меня мучить, мне очень больно…

     Ольга подошла к причитающей девушке

     – А мы что, по твоему, снимаем?”Спокойной ночи малыши”? – и больно оттянула ей сосок груди.

     – Ой, больно! Пожалуйста, не надо!

     – Тебе деньги, плаксивая сучка, уже заплатили.

     – Я верну все, что скажите, только отпустите меня домой, я больше никогда не буду… – Сильная оплеуха остановила причитание. Ольга взяла кляп в форме головки пениса на широкой кожаной повязке и грубо заткнула рот девушке. .

     – Все хватит тут детский сад разводить! В договоре записано, что действие договора прекращается только после возврата денег. Возвращай тогда бабло прямо сейчас, сучка! Не можешь? Тогда заткнись и терпи!

     – Подвесить ее за ноги! – резко скомандовала Ольга. – А вторую сучку – в “кабанчик”!

     Голубоглазую проворно отвязали от столба, надели ей на руки за спиной что-то типа сужающегося кожаного мешка на веревочных завязках и двумя лямках на плечах. Застежки затянули так туго, что локти девушки коснулись друг друга. Девушка не сопротивлялась, только тихо плакала. Потом ее ноги закрепили в специальных кожаных поножах-подвесах, закрепленных по краям перекладины и медленно подняли лебедкой за ноги вниз головой. Оля куском веревки и подтянула за кольцо конц кожаного мешка к перекладине, так, что ее тело изогнулось легкой дугой.

     Теперь очередь настала темноглазой упорной девушки. Ольга больше любила веревки и кожаные ремни для фиксации “актрис” и не очень любила в подобных сюжетах использовать стальные полицейские наручники, так как они при воздействии оставляли глубокие следы на руках и ногах “артисток”. Однако недавно Игорь придумал хорошее решение. Он заказал довольно широкие кожаные манжеты с коротким штырем на одном конце и рядом дырочек по диаметру этого штыря на другом. Эти манжеты оборачивались вокруг запястий или лодыжек “актрисы” , а поверх них надевались браслеты наручников так, чтобы шрырек попадал точно между двойной пластиной браслетов. В результате браслет не сползал ни при каких воздействиях, конечность была хорошо зафиксирована, что не могла даже повернуться внутри манжеты, а травмирующее давление узких дуг наручников сводилось на нет.

     Темноглазой надели на руки и на ноги наручники и кандалы с такими манжетами и сцепили их цепочки третьей парой наручников. На ножных кандалах цепочка состояла всего из одного звена. В рот несчастной Ольга сама вставила кольцо с паучьими лапками и туго затянула ремешок на затылке девушки. Та издала звук похожий на “отпусти, сука!” В ответ Ольга взяла надувной кляп и запихнув его внутрь кольца стала накачивать в него воздух. Через несколько нажатий на грушу, лицо девушки покраснело и она стала задыхаться. Тогда Ольга чуть спустила воздух со словами.

     – Подожди тут, пока я поработаю с твоей плаксивой подругой!

     Ольга провела рукой по промежности висящей вниз головой девушки.

     – Сухая! – с разочарованием подумала Ольга. Тем хуже для нее. Ольга стали бить девушку по промежности плеткой. С каждым ударом девушка кричала все сильнее. Ольга пошла к столику с реквизитом, взяла фаллоимитатор со встроенным вибратором, попыталась вкрутить подвешенной девушке резиновый член во влагалище. Девушка громко заверещала. По-сухому резиновый член не шел, так как девушка еще и отчаянно сопротивлялась. Тогда Ольга смазала вибратор специальной смазкой и все-таки вкрутила член отчаянно орущей девушке.

     Она застегнула тонкий ремешок вокруг талии девушки, а потом закрепила специальный фиксирующий ремешок на промежности на манер обвязки “вишенка” , чтобы не дать девушке вытолкнуть из себя вибратор. На пульте дистанционного управления вибраторам она выбрала самый интенсивный режим. Девушка начала извиваться на подвесе и из-за этого стала медленно вращаться вокруг оси. Когда она проходила лицом мимо Ольги, та сильно ударяла ее плеткой по грудям, пока те не стали ярко красными.

     Теперь Ольга вернулась к темноглазой. Встала над ней широко, расставив ноги и сказала по-английский

     – А теперь ты будешь меня вылизывать и показала пальцем на свою киску. Девушка замычала и замотала головой. Ольга прицепила крюк подъемника к цепочки наручников, соединявших руки и ноги своей жертвы и махнула рукой. Крюк медленно пополз вверх. Тело девушки изогнулось дугой. Ольга присела на корточки и тихо сказала по-русски:

     – Хочешь так повисеть, пока у тебя не сломается позвоночник? – Девушка с вызовом смотрела прямо в глаза Оли. Та встала и взяла со стола пальцевые стальные фиксаторы. Надела их на большие пальцы ног девушки, и махнула рукой, чтобы жертву опустили. Ольга села точно перед темноглазой, и, спустив воздух, вынула из ее рта кляп.

     – Лижи! – скомандовала она. И хотя девушка не знала английского, она поняла, что от нее требуют и попыталась плюнуть. Естественно у нее ничего не получилось, а Ольга раззадорилась не на шутку.

     -Тебя надо проучить – строго сказала она и взяла со стола с реквизитом тонкий прут, и снова накачала во рту несчастной надувной кляп. Привязала куском бечевки пальцевый фиксатор к цепочке ножных кандалов, и натянула с силой веревку. Ступни девушки стали почти горизонтально. Из-за резкой боли в пальцах девушка вскрикнула. Ольга стала на отмаш наносить удары прутом по ступням девушки, с удовольствием наблюдая, как кожа в момент удара под прутом сначала белеет, а потом резко краснеет. Девушка при каждом ударе сильно вздрагивала и издавала короткий вскрик. После 20 ударов, Ольга наклонилась, посмотрела на покрасневшие и заполненные слезами красивые глаза девушки, и опять спросила по английски:

     – Достаточно, грязная сука? – Девушка сообразила о чем речь и согласно кивнула головой. Ольга усевшись широко раздвинув ноги перед лицом темноглазой, вынула из ее рта кляп и показала ей пальцем на свою киску. Девушка смотря на Ольгу испуганными глазами стала подползать к ней. Ольга взяла за уши голову и прижала ее лицо к своей киске. Девушка высунула язык и стала вылизывать Ольгу.

     – Очень плохо! – Воскликнула Ольга, встала, взяла в руки бечевку, привязанную в пальцевым фиксаторам. Снова уселась напротив лица девушки. Та послушно продолжила ублажать Ольгу. – Быстрее! – скомандовала Ольга и сильно потянула за веревку, причиняя тем самым сильную боль большим пальцам девушки. Та вскрикнула и ускорила темп.

     – Вот так намного лучше – осталась довольна Ольга.

     При всем своем садизме, Ольга всегда останавливалась вовремя, она никогда не теряла контроль над собой. Вот и сейчас, хотя ей было очень приятно смотреть как крутится вниз головой издавая громкие стоны и извиваясь как “уж на сковородке” светлоглазая, в то время как ее непокорная подруга очень усердно вылизывает Олину киску, она увидела знак Игоря – “Снято!”

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]