Проститутки Екатеринбурга

Захотел подругу при жене

     Мы уже были изрядно пьяны, чтобы сотворить все, что случилось. Я c с тобой отдыхал дома, когда пришла Аня, она принесла вино так как у нее день рождение.

     Мы рассказывали друг другу какие-то смешные, а иногда и просто пошлые истории, потом немного поиграли в карты, а потом

     ты предложила играть на раздевание. так как все были уже давольно пьяны мы согласились.

     И вот через несколько партий оказалась что она совсем не умеет играть. Да если все это еще и на пьяную голову!

     Короче говоря, я обнял ее за талию, и скорчил тебе довольную рожу. Я стал нашептывать ей что-то на ушко. Некоторое время ты терпела, глядя, как она стреляет в тебя глазками и изо всех сил старается не рассмеяться над тем, что ей шепчут. Но потом ты все же не вытерпела и ее прекратить.

     Несколько секунд Аня колебалась, после чего все же нехотя направилась в твою сторону. Однако я не захотел отпускать свою жертву и, схватив ее за руку, снова подтащил к себе.

     – Я сказала хватит!!!

     – Ну так не пускают же! – она улыбалась и очень неубедительно попыталась вырваться. Я сгреб ее в охапку и водворил на то же место, где она стояла. Тоже улыбаясь и строя из себя невинного агнца говорю “Ну что ты пристала к девушке! Может она не хочет от меня уходить. Правда Ань?

     Аня застенчиво глядела то на тебя, то на меня, но ничего не говорила. Я повернулся к тебе спиной и, обхватив ее руками за талию, усадил прямо на стол. Она смотрела прямо на меня, поверх моего правого плеча, и по прежнему хитро улыбалась.

     – А может она не только со мной останется, но и еще кое чего сделает интересненькое… – Я почти нечаянно положил широкую ладонь на ее ляжку, затянутую в тугой черный чулочек, верхний край которого виднелся из под мини-юбки. Пьяная Анька и глазом не моргнула. Я, не обращая на тебя внимания, стал поглаживать ее ножки сначала одной рукой, потом другой, все выше, и выше… Потом и вовсе бесцеремонно прижался к ней вплотную, заставив ее раздвинуть ножки в стороны

     

     Повинуясь какому-то похотливому инстинкту, она обняла меня руками за шею, а ножками за торс, при этом юбочка задралась до самого “нельзя”, приоткрыв полупрозрачные черные трусики. Я чуть склонил голову набок и стал тихонечко целовать ее шею.

     Все это время она не отрываясь глядела тебе прямо в глаза и не переставала улыбаться.

     Увлажнившимися глазами и с участившимся сердцебиением ты продолжала смотреть на происходящее.

     А я тем временем перешел от ее шейки к ее губкам. Она даже не сопротивлялась, безропотно позволив ему целовать себя взасос. Я стал издавать негромкие удовлетворенные стоны, одновременно совершая своим торсом недвусмысленные движения, прижимаясь своими гениталиями, скрытыми под брюками, к ее промежности, прикрытой лишь тоненьким кусочком материи. Ты же заметила, что и она стала чуть вилять бедрами, стремясь потраться о выпирающую из моих штанов возвышенность (в том. что она уже выпирала, ты нисколько не сомневалась) . Моя ладони обхватили ее попочку и, даже залезли пальчиками ей под трусики.

     

     Не знаю, какие силы удерживали тебя на месте! Мы двое вроде как совсем на тебя и внимания-то не обращали, как будто мы с ней один на один. В груди у тебя бушевала буря, стремившаяся сорвать тебя с места и выплеснуть праведный гнев на нас. Но другая сила, тихая и непристойная, искушала тебя остаться на месте.

     Я уже возбудился настолько, что мнее стало просто наплевать на последствия, и я навалился на Аню сверху, уложив ее на стол и закинув стройные ножки себе на плечи. Она впервые сделала попытку воспротивиться, смущенно пытаясь подняться и встать.

     – Ну-у-у… – ее голосок весьма нерешительно возвестил о нежелании продолжения игры.

     Впрочем, для меня это уже была не игра. Я вполне решительно и уверенно, не обращая внимание на ее протесты и твое присутствие, стянул с округлых бедер тоненькие трусики, легко сдернул их с поднятых кверху ножек, и отшвырнул назад.

     – Э-эй! – она ошарашена подобной наглостью. Бедняжка, она просто плохо знала этого меня и не понимала, насколько далеко я может зайти. Может и ты не верила, что я поведет себя именно так, однако все, что ты делала – это смотрел на нас и слушал громкое биение собственного сердца.

     Я одним быстрым движением расстегнул брюки и высвободил свое хозяйство.

     – Не-ет… – ОНа безуспешно пыталась подняться.

     Но я грубо сломил ее сопротивление, уложив на лопатки.

     Твои глаза не отрываясь смотрели на происходящее. Она лежала на столе без трусиков, с высоко задранными кверху и широко раздвинутыми ножками, прижатая за запястья к столешнице, и умоляюще смотревшая мне в глаза.

     – Нет!!!

     Я все так же грубо и бесцеремонно овладел ней, с силой втолкнув в нежную письку свой почти девитнадцетисентиметровый хуище. Она на секунду зажмурилась, но тут же снова открыла глаза и продолжала смотреть на тебя взглядом, полным тоски, боли и унижения. Я продолжал сидеть на месте.

     – А! Аа! Ааа-а! . .

     Я вставилял ей еще, а потом еще, и еще… Она закрыла глазки и как-то вдруг вся обмякла. Стройные ножки безвольно болтались в воздухе, а хрупкое тело ублажало твердый мужской орган, победоносно орудующий в ее пещерке. Я ускорился, схватил руками ее лодыжки, держа ее облаченные в чулочки конечности раздвинутыми и задранными так, чтобы девочку было удобнее трахать. Она пищала, но негромко и уже не агрессивно. Еще пара минут хорошей ебли, и эта сучка стала стонать как заправская шлюха. Как бы там ни было – сейчас ей уже нравилось лежать с раздвинутыми ножками, она просто балдела от того, что ее драл такой парень. Да и меня она удовлетворяла по полной программе.

     – У-ух… А-а-а… А-а-а… М-м-мммм! . . О-о-о… Да-а-а! . .

     Ее потное тело вихлялось навстречу эрегированному члену, а симпатичная головка в облаке кудряшек крутилась из стороны в строну, красноречиво свидетельствуя о приближающемся экстазе.

     Ее стоны стали почти непрерывными и вырывались из горла с надрывом. Перевозбужденный я снова положил ее ноги себе на плечи, нагнулся к девушке и разорвал беленький топик, прикрывавший грудь. Она теперь была практически обнаженной… из всей одежды на ней остались лишь чулки. Жадные прикосновения грубых мужских рук к нежным сиськам только добавили огня в костер ее возбуждения. Подвывая и извиваясь, насколько это было возможно в ее положении, она вот-вот должна была обкончаться.

     Я выскользнул из скользкой разработанной дырочки, рывком подтянул девочку к краю стола, и перевернул на живот, заставив встать раком. Она не сопротивлялась.

     – Интересно ебали ли ее в жопу?

     Она дико взвизгнула, когда мой член, обильно смазанный ее же выделениями, со всего маху воткнулся в аккуратненькую девичью попочку. Черт побери, я наверняка надорву ей там чего-нибудь своим огромным хуем! Весьма возможно, что это уже случилось, потому что при каждом новом толчке она вопила, как будто ей в задницу пихали лом. На меня это не производило ровным счетом никакого эффекта, и я продолжал изо всех сил надругаться над узенькой дырочкой розовой попки этой шлюшки. Мой хуй не без труда, но весьма уверенно раздвигал розовые булочки и уходил вглубь жопы по самые яйца.

     Завывания несчастной теперь смешивались с ее же рыданиями, но сопротивляться она не смела, да и не смогла бы, если захотела. Держа ее за бедра, я уверенно доводил дело до конца. Через минуту-другую она уже перестала вопить, а еще через некоторое время на красивом личике снова появились гримасы удовольствия. У нее просто не было другого выхода – или сдохнуть от боли, или расслабиться и получать удовольствие. Хуй трахал ее в попу с той же скоростью, что и в письку несколько минут назад. – Ах… Ах… Ах… Ыыыыыххх! . . Ммм…

     Близость экстаза заставила меня включить пятую скорость. Ее трясло от его толчков, как от отбойного молотка. Еще немного, и… В оттраханную Аню брызнул поток спермы. Наверное боль в попке была все же слишком сильной, потому что не дожидаясь окончания оргазма у своего партнера, она попыталась выпрямиться. Однако Я не дал ей такой возможности – Мне хотелось кончить как следует. Чтобы девочка не рыпалась, я скрутил ей руки за спиной, снова прижав лицом к столу, и в таком положении стал основательно заталкивать свой орган в измученную дырочку, спуская в Наташеньку последние капли спермы.

     Толчок. Еще толчок. Еще толчок. Скрученная и выебанная девочка безропотно подчинялась силе мужского желания, пока он наконец не оставил ее в покое. И только тогда она без сил упала на пол.

     Когда я закончил с ней, я перешел на тебя, схватив за руку потянул тебя в комнату. Ты была настолько желанна и маняще соблазнительна, и, обхватив тебя за талию, я чувствовал всё твоё нарастающее желание: Медленное ласковое обнажение наших тел, пронзало нас электрическими импульсами и возбуждение уносило в мир наслаждения и удовольствия: Я увлек тебя на кровать: и медленными движениями рук начал массировать и ласкать твои груди: мои губы впивали и наслаждались твоими упругими натянутыми сосочками… . . скользить руками по твоему животику, ногам.