Проститутки Екатеринбурга

Яблоки

     Жил я в одной комнате с двумя ребятами в общежитии. В конце лета по очереди снабжали друг друга и девок в общаге яблоками, воруя в Мичуринском яблочном саду и показывая лихость перед друг другом в этом промысле. Однажды в конце августа, когда уже стемнело, я был пойман Мичуринском яблочном саду. Мне шел девятнадцатый год.

     Охранник, грозя избить кнутом, заставил меня раздеться и забрал мою одежду, чтобы я не сбежал. Приказал встать на колени, согнуться, выпятить голый зад и раздвинуть руками свои ягодицы, как на медосмотре. Меня это больше заинтриговало, чем испугало. Его кобель повизгивал и вертелся около моего обнаженного и доступного, открытого очка. Мои яйца были за сжатыми ляжками спереди. Обнюхивая меня, он вдруг вскочил на меня сзади. Видно и сам охранник любитель, быть в интиме со своей собакой, коль его кобель знал, что надо делать со мною. Тонкий и острый член кобеля вошел в меня легко и без болевых проблем. Я был рад, что хотя бы не бьют кнутом.

     Кобель стал насиловать меня. У него конец члена во мне вспух шаром. Помимо моей воли я возбудился и мой член встал. Он быстро кончил и соскочил с меня, но не мог вытащить свой член из-за очень вздутого конца из моего заднего прохода. Моё анальное отверстие слишком оказалось мало, чтобы выпустить такой распухший кобелиный конец, как гриб шампиньона. И мы, как склеенные, прилипли задами к друг другу. Произошло склещивание. Охранник говорит: “Вижу пиписька встала, дрочи. Это успокаивает.

     Не отпущу, пока не спустишь”. И, став передо мной на колени, приспустил брюки и трусы до колен. Одной своей рукой приподнял рубаху и майку выше пупка, а другой рукой стал дрочить свой огромнейший напрягшийся член перед моим лицом. Я такой большой размер члена не видел ни у кого в городской бане. Потом сует, ставший упругим, свой член мне в рот. Это тоже усиливало моё желание дрочить свой уже стоящий и не сгибаемый член с не вероятной страстью, другой рукой помогать охраннику онанировать его огромнейший член и в своём рту держать его великолепнейшую залупу. Она была почти, как медицинская банка, что ставят на спину больным.

     Невольно сравнивая, свой член с его членом, я был сильно удивлен таким очень большим его размером, несравнимым с обычным мужским членом. Я с охранником с вожделением продолжали дрочить его членище в две руки. Язык мой трепетал, я сосал и смаковал такое огромное чудо в своем рту и продолжал помогать ему в онанизме. А, чтоб его прекрасной залупе в моем рту было еще лучше, я подмахивал своей головой туда-сюда, обратно, чтоб и ему и мне было приятно. От взаимного понимания охранник, как и я, со страстью еще быстрее задрочил свою упругую Гулливерскую дрыну.

     Любуясь его дрыной, я был полон блаженства от всего происходящего со мной этим поздним теплым августским вечером. Из моего члена прыснула сперма, а мой рот наполнился спермой охранника. Сглотнув ее, стал отсасывать всё, что осталось в его дрыне. Распухший кобелиный конец во мне опал, и мы благополучно расцепились. Я впервые испытал такое очень яркое сексуальное потрясение. Была такая эйфория от нахлынувших эмоций, и было такое приятное ощущение обнаженности моего тела. Я уже двумя руками продолжал ласкать, опавший, но также, прекрасный и великий член охранника и не выпускал из изо рта его обмякшую залупу, вертел языком вокруг её и продолжал отсасывать сперму.

     Охранник, видя мою страсть, предложил мне своего кабеля, подождав минут пятнадцать. В знак согласия, я махнул головой и стал снимать с него одной рукой одежду, а другой, также мять вялый, но все равно такой удивительный член, не выпуская его обмякшую залупу из своего ненасытного рта и продолжая опустошать его яйца. Он помогал мне своей покорностью. И вот мы оба были обнажены, как в бане. А кабель опять стал вертеться около моего зада, обнюхивая мое очко. Мой член напрягся. Кобель вскочил на меня и стал пидарастить меня, уже по моему желанию.

     Все повторилось. Кобель опять в меня кончил. Он сошёл с меня и мы опять, как бы, прилипли задами, из-за огромной вздутости, как гриб шампиньона, на конце кобелиного члена в моё заднем проходе. Мы также, как и первый раз, склещились, как сучка с кобелём. Я, также, возбудился и с вожделением дрочил одной рукой свой окрепший член, а другой рукой всё мял вялый член охранника, массажируя губами и языком его мягкую залупу. Кобелиный конец члена во мне опал и я благополучно с ним расцепился. Охранник так и не вошёл в сексуальную норму. Видно было, что он этим был обескуражен. На этом мы закончили взаимное удовлетворение.

     Не одеваясь, охранник, согнувшись, стал набирать в мою сетку хороших яблок из ящика, стоящего на полу. Я подошёл сзади и взял его за бедра. Он ещё больше прогнулся, взял мой член и направил в своё очко. Видно, и правда он в роли сучки у своего друга собаки. Я на удивление легко воткнул полностью свой член в его анальное отверстие. Он скрестил свои ноги и этим сильно сдавил своё очко и мой член. Это было так здорово. Сексуальное наслаждение продолжалось. Охранник осторожно завертел задом, чтобы не выскочил мой член из его очка при сношении с ним. Через некоторое время я спустил в него. Охранник отдал мне мою одежду и полную сетку яблок.

     Приятно чуть-чуть побаливало в заду. С моего все еще упругого покрасневшего члена понемногу капало. Он не совсем опал. Было здорово ощущать жар причинных мест при ходьбе, когда я голый с одеждой и яблоками в руках выходил из Мичуринского сада, освещенного ярким лунным светом. За садом была речка. В ней я подмылся и искупался. Так я был наказан за воровство яблок в Мичуринском саду. И считаю, что неплохо отделался, не был избит кнутом, получил новый сексуальный опыт общения и принёс яблоки ребятам. Но это не главное. У меня тогда часто сильно болел левый бок, говорили, что от колита. А после этого случая, боли прекратились. Вот и не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Сперма избавила меня от колита.

     Приобретя такой опыт лечения колита, я для закрепления лечения, через дня четыре теплым летним поздним августским вечером пошёл опятьв этот Мичуринский сад в надежде встретить охранника с собакой. Оделтолько майку, широкие, короткие шорты на слабой резинке, как в трусах, и шлёпанцы. Но был пойман другим охранником, видно у охранника с собакой был выходной. Этот охранник, не говоря ни слова, зажал мою голову меж ног, а я и не сопротивлялся, чтобы убежать. Охранник вынул свой брючный ремень, сложил вдвое и стал бить по моему заду.

     Я сдвинул колени, чтобы он не попал ремнем меж моих ног по моим яйцам. В первом классе меня часто отшлепывали по попе за двойки и мой писун от шлепков по моей попе сильно напрягался. Это было одно из приятных воспоминаний об учебе. И сейчас ягодицы у меня горели от ударов ремнем по заду, а это меня возбуждало. Член мой встал. Руки мои невольно потянулись к ширинке брюк охранника, быстро расстегнули пуговицу перед застежкой “молния” и конечно саму молнию. Его брюки приспустились. Я залез в его трусы. Охранник опешил и отпустил мою голову, зажатую у него между ног. Я не теряя времени вытащил его напрягшийся член и стал дрочить, а другой рукой спустил легко с себя широкие, короткие шорты на слабой резинке, оголил свой горевший зад от его ремня, и стал дрочить свой уже не сгибаемый член.

     Повернув голову, посмотрел на свои порозовевшие ягодицы. Охранник взял меня за уши, повернул мою голову лицом к своему животу и приблизил мой рот к своему уже упругому члену. Брюки и трусы у него уже были спущены мной. Ну, в общем, залупа его члена была у меня во рту. Охранник заворожен был от такого предоставленного мной ему удовольствия и зрелища. И, видя перед собой много обещающий мой оголенный покрасневший зад, стал оголять мою спину, натягивая мою майку мне на голову. Я поднял свои руки вверх, и он стянул с меня майку, а я следом с него брюки и трусы, не выпуская его часть члена из своего рта, плотно сжав его своими губами и двигая своим ртом по члену охранника вперед назад, как маятник.

     С себя рубаху с майкой он снял сам. Охранника видно привлёк мой ко всему готовый оголённый вид. Я, недолго думая, развернулся к нему раскрасневшимися ягодицами и, встав к охраннику раком, направил егоне очень упругий член в своё очко. Скользкий и мокрый от моего рта его упругий член с трудом под большими последовательными нажимами постепенно полностью вошёл в меня. Я почувствовал приятное, бархатное прикосновение лобковых волос охранника к моим ягодицам. Томная растекающая радость пела во мне.

     Меня сегодня не кабель, а здоровый мужик пидарастит. От чуть-чуть растянутого и чуть-чуть побаливающего моего очка и от работающего его члена было очень сладкое ощущение сексуального праздника. Я, кайфуя, с остервенением дрочил свой не гнущийся член. Мои широкие, короткие шорты с очень слабой резинкой совсем спали с меня. Я ногами скинул их совсем с себя. Скрестив ноги, сдавливал и напрягал с силой свою промежность и очко, что добавляло ещё больших сексуальных ощущений и ему и мне. Его руки сжимали и ласкали мои бедра, и я в благодарность завертел задом, насколько это было возможно. Он все увеличивал и увеличивал темп массажа моей чувствительной простаты.

     Что за прелесть эти чувства, переполнявшие меня и его. Мы оба были на седьмом небе и от взаимного удовольствия, доставляемого друг другу. И вот он кончил в меня со всей страстью, но не спешил вынуть свой член из меня. Да и мне было кайфово чувствовать его член в себе. Я тоже опростался, освободив свои яйца от спермы. Его член с02112тал опадать и вышел из меня сам. Мы оба остались очень довольными друг другом. Охранник помог мне собрать яблоки с яблонь в сетку. Мы, не одеваясь, голые, пошли к речке за садом.