Проститутки Екатеринбурга

Выгул собак запрещен

     
Был тот на редкость погожий сентябрьский день, когда даже мысль о пыльной аудитории и профессоре Польских, страдающем радикулитом, словоблудием и неразделенной страстью к сопромату, казалась абсолютно невыносимой…

     Волк еще с утра почувствовал мое настроение… беспокойные карие глаза внимательно следили за мной, а его хвост является наглядным воплощением хаотичности броуновского движения.

     – Волчара, – вопрошаю я. – А кто за меня будет сессию сдавать? Ты?

     Верхняя губа Волка искривилась в заискивающей улыбке и, секундой позже, оконные стекла жалобно звякнули от его положительного ответа.

     Я сделал вид, что поверил.

     А еще через полчаса мы уже двигались в сторону реки. Профессор

     Польских и расчет знакопеременной нагрузки балок с защемленным концом остались где-то далеко в другой жизни. Левый карман мне приятно оттягивала бутылка Мерло, а в правом шелестел пакетик фисташек, которые выклянчил для себя Волк.

     Не зря говорят… “Утром выпил – день свободен”! Удобно расположившись на высоком берегу, я протолкнул пробку в бутылку и сделал глоток вина, наблюдая за Волком, который в туче брызг носился по мелководью. Вдруг он остановился, навострил уши и уставился на что-то за моей спиной. Проследив его взгляд, я увидел собаку – тоже “немца”. Его хозяйка стояла чуть поодаль и, прикрывая рукой глаза от солнца, смотрела на нас с Волком.

     – Кобель? – деловито осведомилась она.

     – Ага, – буркнул я. – Оба мы.

     – А у меня девочка, – радостно сообщила она, проигнорировав или не расслышав моей реплики. – Это ведь хорошо – драться не будут.

     Я согласился, что, мол, да, неплохо… Потому, что разнимать двух злющих, мокрых псов совершенно не интересно е занятие.

     – А у вас, я смотрю, есть занятие поинтереснее. – улыбнулась она, показывая на зажатую у меня между колен бутылку.

     – Присоединитесь? – я протянул ей вин. – Стаканов нет – извиняйте.

     – Не страшно – я могу из горлышка. Только помаду сотру…

     Я поспешил уверить ее, что весьма сомнительный букет этого вина только выиграет, если туда добавить немного хорошей помады.

     Рассмеявшись, она села рядом, сделала глоток и, неожиданно, по-мужски, протянула мне ладонь. – Катя. А эту непослушную скотину, – она мотнула головой в сторону своей собаки, – зовут Норма.

     – Александр. – я удивленно пожал протянутую руку.

     Мы сидели, разговаривали о пустяках и смотрели на резвящихся в воде собак, по очереди прикладываясь к бутылке. Вела себя Катя естественно и непринужденно, как будто мы были случайно встретившимися старыми знакомыми. И я с удивлением заметил, что и мне не составляет никакого труда поддерживать этот легкий, с налетом флирта, разговор, тот настоящий разговор, который, обычно, приходил мне на ум с опозданием, и лишь после того, как остаешься один.

     На вид ей было лет двадцать пять, но что-то в ее облике говорило мне, что ей больше – около тридцати… Красивой ее, пожалуй, можно было назвать с натяжкой, а вот эпитет “привлекательная” подошел бы в самый раз. Одета скромно, но чувствуется, что недешево и со вкусом…

     “Короче, весьма странная мадам” – Подумал про себя я.

     Вдруг Катя повернулась ко мне и, смотря прямо в глаза, спросила…

     – Ну и что ты думаешь обо мне? Странная я… – она сделала паузу, словно подыскивая нужное слово. – … мадам, верно?

     Это было так неожиданно, что я на какое-то время лишился дара речи. Я неотрывно смотрел в эти зеленые глаза, чувствуя себя при этом ручной кладью на спецконтроле в таможне. Более распутного и, одновременно, завораживающего взгляда я, не видел больше ни у одной женщины.

     И еще я с удивлением осознал, что испытываю сильную эрекцию.

     Это была, наверное, какая-то магия. Потому, что в следующее мгновенье мы уже сдирали друг с друга одежду… Я попытался повалить ее на спину, но она с яростью оттолкнула меня.

     – Нет! Не так… Сзади!

     Катя на четвереньках повернулась ко мне спиной. Я закинул подол юбки ей на спину, и она всем телом подалась назад, приняв меня… Кончили мы почти одновременно. Катя перестала двигаться, ее крик перешел в тихий стон… Я двигался еще какую-то пару секунд, пока оргазм не настиг и меня. Настиг одновременно с целым водопадом ледяной воды, которую на нас обрушили два отряхнувшихся пса.

     Мы лежали полураздетые, мокрые и облепленные травой, дыша как две загнанные лошади. В ушах у меня звенело. Понемногу чувство реальности происходящего стало возвращаться ко мне. Я приподнял голову и с нарастающим ужасом огляделся. Слева от нас, метрах в ста я увидел какую-то мамашу, которая почти бегом удалялась от нас, волоча за собой неуспевающего перебирать ножками, ребенка. Двое мальчишек, побросав свои велосипеды и открыв рты, смотрели на нас с другой стороны. А метрах в тридцати, на противоположном берегу речки, собралась целая группа граждан, настроенная, судя по доносившимся до нас словам “срамота”, “стыд потеряли” и “милиция”, не слишком-то доброжелательно.

     И только присутствие двух немецких овчарок удерживало их от более решительных действий.

     – Секс в городской зоне отдыха у нас, видимо, не приветствуется. – попытался пошутить я.

     – Плевать! – Катя, чуть заметно улыбаясь, посмотрела на меня. В ее глазах больше не было того сумасшедшего изумрудного блеска, они казались теперь скорее серыми, чем зелеными. Но взгляд остался таким же распутным и порочным.

     Она спокойно, скорее даже, демонстративно медленно, собрала мокрую одежду и стала одеваться. Я последовал ее примеру, обнаружив, что молния на джинсах сломана, а на рубашке у меня осталось только одна пуговица. Не без злорадства я заметил, что и Катя имеет определенные сложности с некоторыми предметами своего туалета.

     – Кать… – начал я.

     – Тсс! – она приложила палец к моим губам, как будто заранее зная, что я хочу сказать. – Ты не видел случайно моих трусов?

     – Вот. Только, кажется, они немного того…

     – Да? Ну и черт с ними, – Катин взгляд остановился на моей рубашке, и она улыбнулась. – У тебя тоже не без потерь.

     Она закончила одеваться и крикнула, подзывая собаку…

     – Норма! Иди сюда, скотина рыжая!

     Затем нагнулась ко мне так, что ее губы коснулись моего уха, и тихо сказала…

     – Это секс, Александр.

     Я сидел и, придерживая за ошейник Волка, смотрел Кате вслед до тех пор, пока она и ее собака не скрылись за деревьями…

     …а на следующий день в этом месте появился плакат, на котором большими корявыми буквами было написано… “Выгул собак запрещен. За нарушение – штраф”.

     (c) 2004 Эвил