шлюхи Екатеринбурга

Второе детство (добрый инфантилизм). Часть 1

     Я отхлебнул из чашки кофе и снова уткнулся в компьютер. Часы показывали 22:03. После 12-ти часов в офисе голова работала уже не так четко, как утром. А работы еще было полно – надо было подготовиться к завтрашней презентации.

     12-часовые рабочие дни стали для меня в последнее время нормой. Компания росла, как на дрожжах и для меня, вице-президента по маркетингу это означало только одно – больше работы. Работу свою я всегда любил, но всему есть предел. Начала накапливаться хроническая усталось. Не говоря уже о новых малоприятных обязанностях, связанных с моей новой должностью: водить дружбу с влиятельными людьми, давать взятки чиновникам, ездить в командировки в развивающиеся страны с их нищетой, уличной преступностью и тропическими болезнями и т.д.

     Платили хорошо. У меня было все, о чем мечтал в детстве – коттедж в элитном поселке, навороченная пятерка БМВ, ярко-желтый Дукати и другие взрослые игрушки. Мог позволить себе съездить в отпуск на один из курортов мирового уровня… При условии, что этот отпуск у меня когда-нибудь появится.

     “Ну ее нафиг, такую работу, – подумал я, откинувшись в кресле, – Вот бы вернуться назад в детство. Даже в то, что было у меня: бедное, детдомовское. Главное – никакой ответственности, никаких обязательств”

     На экране компьютера неожиданно открылось новое окно. “Что за глюки? – удивился я, – Наверное какой-то вирус. Куда наш отдел автоматизации смотрит?” Между тем на белом фоне начали быстро появляться буквы. Прочитанное вызвало у меня легкий шок.

     “Значит захотел в детство? – виднелось на экране, – Я могу помочь”

     “Интересно, что за м… чудак это печатает?” – подумал я.

     “Чего обзываешься? – появилось на экране, – Кстати, я так официально и не представилась. Можешь называть меня феей”

     “Похоже переработался, – вздохнул я про себя, – Или перепил кофе. Глюки какие-то”

     Я щелкнул мышкой, чтобы закрыть окно, но оно ту же появилось на экране в прежнем месте.

     “Думал от меня избавиться? – виднелась на белом фоне новая строчка, – Никакой это не вирус. Фея я, фея. Настоящая.”

     И чего ты от меня хочешь?” – подумал я.

     “Чего хочу? – появилось на экране, – Помочь тебе”

     Я потянулся к клавиатуре, чтобы напечатать ответ, но на экране снова начали появляться буквы.

     “Не надо ничего печатать. Неужели ты до сих пор не понял, что я могу читать твои мысли?”

     Я оцепенело уставился в экран. “Чертовщина какая-то. Или очень хитрый розыгрыш. Происки спецслужб…” В голове у меня был полный бардак.

     “Так ты хочешь назад в детство или нет? – появилось на экране, – Давай, решай быстрее. Когда тебе еще представится такой шанс”

     “Допустим не отказался бы” – подумал я.

     “Такой вы осторожный народ, менеджеры, – появилась новая строчка, – Да или нет?”

     – Да! – раздраженно сказал я – на этот раз вслух, – Кто ж в детство вернуться не хочет.

     Загадочная “фея” начинала меня доставать. И так времени в обрез и гора работы. А тут какие-то праздные разговоры по сети с незнакомым хакером.

     “Заметано, – появилось на экране, – Давай, бросай свою презентацию и иди домой. С завтрашнего дня тебе о совещаниях и презенатциях можно будет не беспокоиться”

     Это был первый дельный совет за все время моего общения с “феей”. Продолжать работу в моем состоянии было бесполезно. Я решил прийти завтра в офис пораньше и на свежую голову набросать хотя бы начало презентации. Потом конечно придется импровизировать. Как нибудь выкручусь – не впервой. Я потянулся к мышке, чтобы закрыть загадочное окно, но там снова начал появляться текст.

     “Совсем забыла, – прочитал я, – Никому не рассказывай о нашей беседе. Ну а когда превратишься в ребенка, ты просто не сможешь никому рассказать о своей ситуации. 🙂 Уж я об этом позабочусь”

     Я закрыл окно – на этот раз окончательно. “Кому я буду эту чушь рассказывать? – улыбнулся я, выключая компьютер, – Психиатру в районной поликлинике?” Можно было бы для прикола рассказать подруге, если бы мы с ней на прошлой неделе не поссорились.

     Я спустился в подземный гараж и сел в машину. Всю дорогу домой мои мысли вертелись вокруг загадочной “феи”. Добравшись наконец до дома, я быстро поужинал тем, что было в холодильнике, и сразу же завалился спать. Я был таким уставшим, что не прошло и пары минут, как я отрубился.

     Сны у меня в ту ночь были довольно странными. Разумеется, снилась она, загадочная фея. Неожиданно возникнув из яркой вспышки рядом с моей кроватью, она мановением волшебной палочки превратила меня в двухлетнего малыша. После этого фея отвезла меня на моей же машине в непонятное, похожее на больницу учреждение и просто там оставила.

     

     Проснувшись, я сразу почувствовал, что что-то не так. Во-первых все тело казалось чужим, во-вторых, рядом слышались незнакомые голоса. “Откуда у меня дома посторонние люди?” – удивленно подумал я и открыл глаза. Тут меня ожидал еще один сюрприз – в виде маячившей прямо перед носом странной металлической решетки.

     “Где я?” – в панике мелькнула первая мысль.

     Я закрыл глаза, сделал глубокий вдох и открыл их снова. Решетка никуда не исчезла. “Наверное так люди сходят с ума, – с ужасом подумал я, – Появляется вымышленная реальность, ничем не отличимая от настоящей” У меня всю жизнь была здоровая психика, спиртным я не злоупотерлял и галлюциногенами не баловался. Единственным объяснением было переутомление на работе. Сначала эта “фея”, теперь решетки и голоса. Странно, но события загадочным образом стыковались. “Фея” обещала превратить меня в ребенка и теперь я лежал – ну конечно – в детской кроватке с решетками.

     “Значит, если рассуждать логически…” – у меня перехватило дыхание. Я вытащил из-под одеяла руку, чтобы потрогать один из прутьев решетки. Это был действительно крохотный детский кулачок. Вторая рука оказалась такой же – маленькой ручкой двухлетнего ребенка. Я вспомнил недавний сон, в котором фея превратила меня в двухлетнего малыша. “А может никакой это был не сон?” – в замешательстве подумал я.

     Мой рациональный мозг по-прежнему отказывался принять новую реальность, но страх постепенно сменился странным интересом. “Прикольно, – подумал я, – Интересно, что будет дальше” Я оглянулся по сторонам. Комната была заставлена такими же, как у меня, детскими кроватками, в которых мирно спали малыши ясельного возраста.

     Неподалеку от моей кроватки стояли две молодые девчонки в белых халатах и негромко что-то обсуждали. На вид обеим было не больше двадцати. Я с интересом прислушался к их разговору.

     – Слушай, Машка, а что ты думаешь насчет ночного подкидыша? – неожиданно спросила одна из девушек, – Так подозрительно. В приемном журнале абсолютно ничего. Фамилии нет, никаких записей о родственниках…

     – Ты знаешь, Ириш, меня это тоже насторожило, – согласилась Маша, – Только имя и дата рождения. Так обычно в наш “Дом ребенка” подкидывают новорожденных, а этому 22 месяца. Не знаю, почему родители от него отказались. На вид абсолютно здоровый малыш. Люди годами в очереди на усыновление стоят, а тут от нормальных детей отказываются.

     “Дом ребенка?” – разочарованно подумал я. Похоже, мое второе детство начиналось точно так же, как и первое, детдомовское. Было немножко обидно – всесильная фея могла устроить меня в другое место.

     – Разные обстоятельства в жизни бывают, – заметила Ира, – Одинокая мать. Наверное не могла содержать ребенка материально.

     – Ага, как же, – хмыкнула Маша, – Мне девчонки с ночной смены немножко о ней рассказали. Приехала на новеньком Бумере. Чокнутая какая-то. Заявилась в странном прикиде – типа сказочной феи. Она что с бала-маскарада возвращалась?

     Поболтав еще пару минут, нянечки подошли к моей кроватке.

     – Уже проснулся, – сказала Ира.

     – Какой симпатичный карапуз, – улыбнулась Маша, вызвав у меня ответную улыбку, – И как можно было такого отдать?

     – Ага, такой лапочка, – с улыбкой согласилась Ира, – А самое главное спокойный. Лежит и улыбается. С такими легко.

     – Интересно, в каком состоянии его подгузник, – улыбнулась Маша.

     Отдернув одеяло, Маша бесцеремонно пощупала меня между ног.

     – Мокрый конечно, – сообщила она второй нянечке.

     Я густо покраснел, впервые осознав, что уже успел намочить подгузник, как это обычно происходит ночью со всеми двухлетними малышами.

     – Этот подгузник наверно еще час продержится, – сказала Ира, оценивающе рассматривая меня между ног.

     – Я бы сейчас поменяла, – заметила Маша.

     – Оставь, – махнула рукой Ира, – Если не плачет, не надо суетиться.