Проститутки Екатеринбурга

Всё тоже о жене

     
Привет всем, позволю себе некоторую фривольность в обращении к читателю в третьем своём произведении. Итак, Даша показала мне свой характер, но вот мою неугомонную натуру это нечему не научило. Чуть выдалось побольше времени и небольшой перерыв в сексе, так меня снова потянуло на фантазии и разнообразие.

     Наскажу, что Дашу это совсем не возбуждало она даже рассказала мне на ночь несколько историй из своего детства, одна меня особенно возбудила. У Даши есть младший брат, который младше её на пару лет Виталик, это сейчас не больно видно разницу, а вот пропасть между пятнадцатью и тринадцатью огромна. Так вот, Дашке было тогда уже пятнадцать, у неё даже появился парень из её же класса, я видел её школьные фото ладненькая куколка с озорными глазами ямочками на щеках и с чуть полноватыми ножками и попкой. Неудивительно, что в последних классах была она именно той девушкой, по которой вздыхала вся мужская половина класса. В квартире, она делила комнату с Виталиком, из за разницы в возрасте ладили они не особо. Так вот, наша скромница, которая не позволявшая своему парню ничего больше поцелуя, увидела однажды у подруги эротический фильм, в котором у главной героини была аккуратная такая киска. Вооружившись бритвой поздно вечером, она шмыгнула в ванную, а там от девичьих кудряшек она оставила лишь пышненькую полоску на лобке. Гордая проделанной работой она вернулась в комнату, забыв о посапывающем брате, она открыла створчатый шкаф, в нём было встроенное зеркало и скинула халатик. Наверное, её брату перепадало иногда кусочек обнажения, когда Дашка переодевалась на ночь, но в этот раз Дашка залюбовавшись собой, вконец забыла, что в комнате ещё кто-то есть. Встав голенькая перед зеркалом, она рассматривала результат бритья. Её руки гладили своё тело, от небольших грудей с крупными розовыми сосками спускаясь вниз к небольшому животику и ниже к ничем неприкрытым сейчас половым губкам. Даша даже повернулась и наклонилась попкой, что бы полюбоваться на себя сзади. Налюбовавшись на себя вдоволь, она накинула пижаму, и скользнула под одеяло.

     Главный удар ждал её утром, не буду гадать, какую гамму эмоций испытал подглядывавший за ней брат, наверное, для него это было сильное потрясение. Но на утро он так прямо и заявил сестре: – Дашь а чё ты голая вчера по комнате прыгала? Мамм: Дашка в ужасе заткнула брату рот рукой. – Витали ну ты что, да кто тебе поверит, лепетала пунцовая Даша. Но братишка не угомонялся, Дашка, пошла на все ухищрения, уговаривая его не рассказывать о случившимся родителям. – Дашь, а ты теперь всегда так из ванны возвращаться будешь? Полуспросил, полуутвердил маленький наглец. – Да, Виталичка, только голенькой. –

     Только ты свет не выключай, упивался он своей властью над старшей сестрой. Весь следующий день Даша, думала о предстоящим унижении. Что бы оттянуть неизбежное она несмотря на угрозу взбучки от отца задержалась на дискотеке допоздна, авось маленький мучитель заснёт, надеялась она. Тихо что бы никого не разбудить, она процокала на высоких каблуках в дом, пройдя в их с братом комнату, она увидела горящий свет. Несмотря на постель брата, и делая вид, что ничего не произошло, она открыла шкаф чтобы переодеться и капитально спряталась за открытой дверцей. – Да, завтра всё расскажу, раздалось из глубин постели брата. Даша поняла, что отлынить не удастся. Закрыв шкаф, и сгорая от гнева и стыда смотря в одну точку, она начала раздеваться. Сначала была лёгкая кофточка, надеясь отделаться малым она скинула лифчик оставшись обнажённой до пояса в чёрной короткой юбочке и туфлях на высоком каблуке. Развернувшись в таком виде к брату она спросила, – Ну что хватит на сегодня. Изрядно охрипшим голосом, Виталик потребовал продолжать. Даша скинула юбочку, но с трусиками произошла заминка, пытаясь их снять и остаться в туфлях она запуталась в туфлях. Наконец совладав с трусиками, она картинно всплеснула руками открывая себя во всей красе. Из постели послышалось нарастающее шуршание, а потом резко, затишье. Постоя в таком виде минутку и не услышав не слова, Даша схватила бельё и выключив ночник прыгнула под спасительное одеяло. Щеки у нее горели, её всю трясло от перенесённого унижения, но где-то там ей было приятно.