Возвращение с экскурсии

Минет, Наблюдатели, Подчинение и унижение, Случайный секс, Студенты, первый раз, неожиданный поворот, соблазнение, кайф Вот и заканчивалась наша тур поездка в Москву. О себе: куратор группы в колледже, 27 лет, невысокая, стройная, но без фанатизма (утренние пробежки и регулярный пилатес позволяют поддерживать форму). Тур поездка предпринята согласно плану по вне учебной работе после окончания учебного года моей учебной группы. Девять летних дней с группой из 15 своих учеников я провела в Москве и ее окрестностях, посещая музеи, знакомясь с достопримечательностями и т. д. Устала от постоянного напряжения: приходилось контролировать поведение 15 человек, плюс масса организационной суеты. Хотелось домой и в отпуск! Ведь уже и лето в разгаре и жутко жарко.

Продолжу о себе. Упругая грудь 1-го размера и стройные ноги в плотно обтягивающих джинсах или на фоне достаточно короткой юбки привлекали внимание всех юношей моей группы (уже совершеннолетние!). Я постоянно ловила на себе их любопытные взгляды. Особенно норовили заглянуть под юбку. Причем я их гораздо больше привлекала (вследствие развитой женской фигуры), нежели еще несколько угловатые и бестолковые их сокурсницы. Мне это льстило! Но много я ребятам в тур поездке не позволяла: изредка мелькну трусиками, нечаянно раздвинув ножки или нагнувшись так, что видны голые ягодицы. В поездке приходилось часто наклоняться и все могли видеть мой красивый бюстгальтер с плотно упакованными грудками. По вечерам в гостинице я ходила в тонких стрингах и легкой маечке, без бюстгальтера. Вот там мои наклоны производили особенно неизгладимое впечатление на ребят! Их писюны вскакивали, как по команде и смешно выпирали из штанов. При этом они часто бегали в туалет, по-видимому кончали там втихаря. Мне это нравилось и заводило. По ночам, вспоминая такие моменты, я порой доводила себя до оргазма.

Но все, через 2 часа наш поезд прибывает в родной город. Передам учеников из рук в руки родителям и все, моя миссия закончится! Внезапный звонок сотового телефона прервал мои размышления о перспективах предстоящего отпуска. Оказывается родители Димы, решившие посетить Турцию, пока мы путешествовали по Москве, застряли в аэропорту Стамбула. Все рейсы самолетов были отменены в связи с неудавшимся там переворотом. Родители слезно просили меня приютить на время Диму, пока они не приедут. Что тут поделаешь, я классный руководитель, отвечаю за всех детей. Форс-мажор. Придется Диме пока пожить у меня.

Вечер, все ученики благополучно отправлены по своим домам, мы с Димой у меня дома. Я живу в однокомнатной квартире на последнем этаже старого пятиэтажного дома. Всего одна комната, маленькие балкон и кухня, совмещенный санузел – вот такие удобства. Недавно купила эту квартиру в ипотеку и все зарабатываемые средства шли на выплату кредита. Из мебели себе я только купила шикарную двуспальную кровать – люблю понежиться в постели. Вся остальная мебель старая и разваливающаяся, осталась от прежних хозяев квартиры.

Быстренько поужинав, мы принялись обустраиваться на ночь. Себе я застелила двуспальную кровать, Диму определила на старое поломанное кресло-кровать. Разложить его было не просто, т.к. ножки еле держались в кронштейнах днища кровати. Я взяла полотенце, легкий халат и пошла принимать душ. Затем туда отправила Диму, а сама, повесив сушиться на балконе полотенце и одев только тонкие трусики, стала засыпать на кровати, укрывшись легкой простыней. Был летний очень жаркий и душный вечер, поэтому дверь балкона была открыта, чтобы обеспечить хоть какой-то доступ свежего воздуха в квартиру. А свежий воздух никак не хотел сюда проникать. Дело в том, что окно кухни и балкон были расположены на одной стороне дома, таким образом невозможно было создать сквозняк для проветривания помещений. А сплитом я еще не обзавелась. Крыша дома, а значит и потолок в моей однушке, сильно нагрелись в течение солнечного дня и теперь активно нагревали воздух в квартире. Поэтому приходилось страдать от сильной духоты и жары. Укрывшись простыней, я сразу стала ощущать, как потею. Метеостанция, которую мне подарили ученики по окончании учебного года, показывала температуру +39°С и влажность 65%. Постепенно я впала в полу дремотное состояние.

Разбудил меня громкий стук с хрустом. Забыв, что я сплю не одна в квартире, включила свет бра, висевшего над кроватью, и уселась на кровати. При этом простынь закрывала только мои ноги и попку, а грудь была открыта на всеобщее обозрение. А обозреватель был – мой ученик Дима. Спросонья я секунд десять недоуменно смотрела на копошащегося Диму, постепенно входя в курс происходивших событий. Оказывается, кресло-кровать под Димой окончательно развалилось: теперь не только проблемные ножки окончательно упали, но и подголовник провалился вниз. Спать там было явно невозможно. Вскочив на ноги, я оказалась перед Димой в одних мокрых от пота белых миниатюрных трусиках. Влажная ложбинка между половыми губами моей пизды, едва прикрытая влажной тонкой тканью, была видна ему во всей красе! Как будто не было ткани и вовсе и ничто не закрывало заветную ложбинку от его любопытствующего взгляда. Все было очень рельефно и открыто, а тут еще, когда я слазила с кровати, пришлось широко раздвинуть ноги и правая половинка моих больших половых губ выскочила из-под узкой лямки трусиков и отвисла словно вареник. Встав на обе ноги я сразу ощутила ТАМ из-за этого защемление и дискомфорт. Машинально слегка присела, раздвинула ноги, оттянула виз резинку трусов, обнажив перед Димой лобок с небольшой щетиной (не брилась в дороге) и плотно сомкнутые большие половые губы, между которыми выглядывал розовый хохолок малых половых губ. Рукой я поправила лямку трусов, провела по пизде другой рукой, подтягивая вверх оттопырившийся правый «вареник» и аккуратно прикрыла лямкой пизду окончательно. Быстро накинув халат, я подошла к Диме поближе, чтобы лучше рассмотреть аварию кресла-кровати. Все это длилось каких-то десять секунд, но оказалось достаточно, чтобы членик Димы встал. Дима был в одних трусах и его член смешно оттопыривался, заставляя юношу конфузиться. Надо отметить, что Дима в моей группе был самым застенчивым юношей, имел хрупкую фигуру и совсем не пользовался популярностью у девочек.

-Да, Дима. Спать тут невозможно. У меня и некуда тебя больше положить…. Ладно, кровать моя большая, ты ляжешь с одного края, а я с другого. Мешать спать друг другу мы не будем.

Дима согласно кивнул, не сводя с меня горящих глаз. А посмотреть было на что. Халат был атласный, хоть и не прозрачный, но очень тонкий и короткий. К тому же я второпях небрежно завязала поясок, так, что при определенном угле обзора можно было видеть большую часть моих грудей. Во всяком случае, обнажившаяся белизна открытых участков груди на фоне всего загорелого тела точно приковывала внимание Димы.

Вспомнив, что простыни на кровати мокрые от моего пота, я быстро сняла их, бросила на поломанное кресло-кровать и попросили Диму помочь мне застелить свежую простынь. Взявшись за углы простыни, мы аккуратно положили ее на кровать. Чтобы разровнять простынь, мне пришлось низко наклониться над кроватью. При этом моя левая грудь окончательно выскочила из халата и беспомощно болталась во время моих перемещений. Да и сосок правой груди был едва прикрыт. Дима смотрел как завороженный. Кровать застелена. Халат на груди поправила. Достала из шкафа свежие трусики и пошла в ванную переодеться. При этом Дима с открытым ртом рассматривал коллекцию моего нижнего белья в шкафу. Переодев трусики, я вернулась в комнату. Дима сидел на краю кровать, член его торчал колом, оставляя влажное пятно на трусах.

— Почему сидим? Третий час ночи, надо спать.

— Я сейчас, в туалет.

Димы не было довольно долго, очевидно дрочил и кончал в ванной. Я же, в одних трусиках, укрывшись свежей простыней и повернувшись спиной к подушке Димы, улетала в глубокий сон.

Внезапно что-то меня разбудило. Я лежу на спине, широко раздвинув ноги, ничем не прикрытая (жарко, а может Дима стянул с меня простыню). Нос Димы упирается в мою пизду, едва прикрытую тканью трусиков. Значит сиськами моими уже налюбовался, пострел! Перед моим лицом голый худенький зад Димы, он стоит на коленках, трусы спущены, рука дрочит член. В предрассветных сумерках хорошо видны его болтающиеся яички. В духоте я явственно ощущаю запах его промежности и сильно возбуждаюсь. Теку. Ощущаю мокроту трусов около своей пизды, где сейчас нос Димы. Лежу, не шевелясь, стараясь ничем не выдать себя. Дима дергается все сильнее, скоро кончит. Я, наверное, тоже! Это настоящая мука приближаться к оргазму, не подавая признаков жизни! Наконец, по вздрагиванию кровати понимаю, что Дима кончил, его лицо на мгновение от бессилия утыкается в мои мокрые трусы. Обхватив членик рукой, чтобы не выплеснулась сперма, с приспущенными трусами Дима неловко семенит в ванную комнату. Я запускаю себе руку в трусы, дотрагиваюсь до влажного клитора и, судорожно сжав коленки, бурно и беззвучно кончаю.

Повернувшись к подушке Димы спиной, не укрываясь ничем, пытаюсь заснуть. Дима ложится рядом, ощущаю его горячее ровное дыхание у себя на спине. По-видимому, парень выдохся и тоже будет спать. Да, повезло ему этой ночью – насмотрелся запретного и обкончался окончательно! Да и я от всей этой ситуации получила невероятное возбуждение и законченный финал! Все, спать.

Ранее утро. Дима спит в одних трусиках, член его спокоен. Я встаю с кровати, снимаю несвежие трусики, беру халат, полотенце и иду в душ смыть с себя следы необыкновенной ночи. Слегка теплая вода омывает мое тело. Вымывшись, перехожу к интимной гигиене (в поездке немного под запустила себя), выбрив все, что возможно. В душе я уже давно и осталось вымыть последнее – пизду.

Немного об особенностях моей ванной комнаты: защелки нет, т. к. живу одна, а от прежних хозяев досталась несправная; на двери три крючка для одежды; сразу напротив двери унитаз; у правой стены стиральная машина, умывальник, шкафчик для принадлежностей; вдоль левой стены ванная на всю глубину помещения; справа от входной двери крючки для полотенец. Все это размещено на площади 6 м2. Тесно одному человеку, а двоим не разместиться! Т. к. интимной гигиене я уделяю большое значение, то позаботилась о хорошем освещении ванной комнаты, установив мощную светодиодную лампу.

После ночной кончины и обильных выделений ощущаю дискомфорт в пизде. Я человек достаточно взрослый, хорошо знаю свое тело, и если тщательно не вымыть ТАМ, то потом могут быть проблемы по-женски. А вымыть тщательно ТАМ (для моего тела) можно только став раком в ванной и задрав одну ногу на ее край. В общем, стою я так в ванной, левая нога на дне ванной, правая на краю, левая рука поливает лейкой раскрытую настежь пизду, правая, периодически взяв порцию жидкого интимного мыла, проникает глубоко внутрь и пытается там все вымыть. Половые губы распахнуты, клитор торчит как мальчишеский писюн, уретра тоже беззащитно выступает из промежности, вход во влагалище зияет огромной дырой. Покачиваются ослепительно белые сиськи с торчащими сосками на фоне темно-коричневых, немного сморщенных, ореолов. Мой анус тоже участвовал в этом представлении! С небольшими следами светло-коричневой пигментации, моя анальная дырочка жила синхронной жизнью с мои влагалищем. Как только мои пальчики проникали в самую глубь влагалища, пытаясь там все получше вымыть, так дырочка «раскрывалась», явственно увеличивался диаметр ее отверстия и вокруг появлялась легкая выпуклость в виде маленького бублика. Как только пальцы приближались к выходу из влагалища, так моя дырочка закрывалась, успевая вобрать в себя немного мыльной воды. Этакое прожорливое эротическое существо. А если бы вместо мыльной воды была сперма Димы?! И все это при ярчайшем освещении. Такой я предстала перед зашедшем пописать Димой.

Как долго он мною любовался, я не знаю (минуты две точно!), но краем глаза я уловила изменившуюся обстановку за спиной. Повернув голову, я увидела Диму, взгляд которого был обращен на мою белоснежную чисто выбритую и распахнутую пизду на фоне широко расставленных загорелых ляжек. Я ощутила себя маленькой беззащитной девочкой, густо покраснела и несколько секунд не шевелясь, смотрела на него. Большего унижения в жизни я не испытывала никогда. Вот так стоять, раскорячившись, перед своим учеником, позволить всю себя рассмотреть и не иметь возможности прикрыться, защититься, мгновенно изменить ситуацию! А ведь я ему еще когда-то ставила двойки, а теперь вот стою перед ним голая раком! Да он может сейчас выебать меня! Я и не пискну, а наоборот еще и отсосу еще ему член и, очевидно, дам в попку. О, какое это унижение и наслаждение! Меня пронзило просто сумасшедшее желание быть сейчас же выебанной! Я буквально улетала от такой неожиданной метаморфозы. Эти мысли в течение 15 секунд пронеслись у меня в голове. Ужасно захотелось хотя бы кончить. А Дима все еще не замечал моего взгляда. Прямо какое-то бешенство матки поразило меня. Фиг с ним, с авторитетом преподавателя, уважением и достоинством. Я забросила мытье пизды и стала рукой неистово мастурбировать клитор, периодически совершая круговые движения пальцами по малым половым губам, засовывая три пальца во влагалище и там теребя матку. При этом я прогнулась еще ниже, еще сильнее выпячив зад так, что мои груди уже касались дна ванной. Дыхание мое стало прерывистым, переходя на легкое постанывание. Я вся буквально дрожала от предвкушения скорого оргазма и неотрывно смотрела в лицо моего ученика. Он, по-видимому, уловил изменившийся порядок и ритм моего мытья и с любопытством перевел свой взгляд с промежности на мое прогнувшееся тело и лицо. Наши взгляды встретились. У меня, очевидно, был сладострастный взгляд похотливой бляди. Дима аж рот открыл, и так и продолжал стоять с широко раскрытым ртом. Я смотрела на Диму, я хотела его и уже по-настоящему стонала. Мастурбировала я уже две минуты, ничего не стесняясь, и была на грани оргазма. Но, что-то же еще надо, чтобы кончить! И тут, невольно зацепив пальцем анус, я поняла, чего не хватает.

По-прежнему теребя клитор, половые губы и влагалище одной рукой, я высвободила вторую руку, которой ранее опиралась о край ванны, чтобы не потерять равновесие. При этом мне пришлось перекинуть правую ногу за борт ванны и опереться ей о пол ванной комнаты, лечь на борт ванны так, что правая грудь свисала за пределами ванны, а левая грудь свисала внутрь ванны. Голова моя лежала на этом же борту, повернув лицо к Диме. Левая нога, согнутая в колене, лежала на другом борту ванны. Попку пришлось максимально задрать вверх, чтобы по-прежнему удобнее было мастурбировать пизду правой рукой. При этом моя левая рука освободилась, и я могла ей проникнуть в свой анус. Равномерно журчала вода из лейки, брошенной на дно ванны, я вовсю истекала своими соками, громко стонала, дрожала и неистово мастурбировала на глазах у Димы. Мне было уже все, все равно! Смочив в своих соках, капающих из пизды левую руку, я осторожно ввела один палец в свое анальное отверстие. Через живую перегородку, разделяющую влагалище и анальное отверстие я ощутила, как пальцы левой и правой руки нащупали друг друга. Это были незабываемые мгновения! Постепенно мне удалось ввести и второй палец левой руки в анус и теперь через тонкую перегородку мои руки наигрывали невероятную эротическую симфонию, во время которой я страстно кричала и мысленно устремлялась куда-то в неизведанные миры чувственных наслаждений. Пару минут такой игры, сумасшедше глубокое проникновение внутрь себя двух рук и вот я на вершине блаженства, кричу в невероятном экстазе, дергаюсь как одержимая, а струя моих выделений из влагалища бьет Диме прямо в рот. К этому моменту я уже ничего не замечала вокруг, а он, чтобы лучше рассмотреть мои проникновения в себя и самому кайфонуть, полностью снял трусы, присел на корточки около моей пизды и, широко раскрыв рот от счастья или удивления, надрачивал свой стоящий членик. Кончили мы одновременно. Только я умудрилась его напоить своими соками, а его сперма стрельнула в мою ляжку. Только я орала и дергалась, как ненормальная, получив наивысшее наслаждение в своей жизни, а он зажато дрочил и молча кончил, как испуганный зверек.

Обессилев, я легла на дно ванны, свернулось калачиком, и наслаждалась постепенно проходящей негой под звук струящейся воды. Дима, как истукан поднялся во весь рост и с вожделение сверху виз смотрел на мое обессиленное голое тело. При этом остатки спермы слюнями медленно капали на пол.

Через пять минут я пришла в себя, повернулась на спину, лежа в ванной, широко раздвинула ноги и вопросительно посмотрела на стоящего передо мной Диму. Пизда моя была разгоряченная, влажная, ярко красная и немного побаливала от чрезмерного трения. Все внутренности вывалились наружу: капюшон с клитора слез и клитор смотрел на мир беззащитным маленьким овальным отверстием, большие половые губы широко распахнуты, малые стоят торчком, словно приоткрытые ворота, и даже уретра выглядывала из моих глубин этаким миниатюрным писюном. Из влагалища еще сочились мои липкие соки и внутри был виден сокращающаяся в такт моему дыханию вход во влагалище. Дима смотрел на все это, а не на меня неотрывно! Вот так я себя разворотила! Чтобы меня выебали сейчас особо не хотелось. Но любопытство одолевало меня: что будет дальше, возьмет ли он меня как мужчина? Ведь он, несмотря на юный возраст все прекрасно понял и явно меня очень хотел. Дима стоял очень близко, его член начал подниматься и оказался в двадцати сантиметрах от моих губ. Что мне делать? Член (небольшой, сантиметров тринадцать, покрыт негустыми черными курчавыми волосиками) постоянно пульсировал, пытаясь подняться еще выше, с его конца свисала липкая капля спермы. Взять в рот? А где настоящий мужской инстинкт у моего партнера? Он же должен действовать! И тут у меня появилась сильная злость на бесхребетного Диму.

Я схватила лейку с струящейся водой, отвернула посильнее «холодный» кран и направила струю воды на него. При этом вода попала и на висевшие на крючках на двери полотенце и халат, и на валявшиеся на полу трусы Димы. Он быстро пришел в себя и перевел на меня свой осмысленный вопросительный взгляд.

— Ты зачем зашел в ванную комнату без стука?

— Очень хотелось писать, а вы все не выходили. Я хотел постучать, а дверь была приоткрыта, а там Вы……. Такая…. Я засмотрелся и забыл обо всем.

— А поссать не забыл?

— Я и сейчас очень хочу!

— Ну, так ссы, чего ждешь?

— А можно?

— Да, да и побыстрее, мне надо домыться.

Во время всего этого монолога я выключила душ, вылезла из ванной и абсолютно голая стояла рядом с ним. Дима подошел к унитазу, почти касаясь меня, неловко согнул свой вновь заторчавший член и попытался пописать. Ничего у него не вышло. При нагибании возбужденного члена у мужчин при стояке, оказывается, перекрывается мочеточный канал и моча не может течь. Но я-то тогда этого не знала! Я думала, что он издевается надо мной.

— Ну, ссы давай!

— Я почему-то не могу. Больно.

— Хорош прикидываться!

Говоря это, я тронула его за левое плечо. При этом Дима повернулся лицом ко мне, от моего неожиданного прикосновения его левая рука, опускавшая член, отвернулась в сторону, выпуская писюн. Член мгновенно поднялся, мощная струя мочи из него ударила мне в подбородок снизу. Я машинально отвернулась и стала прикрывать струю ладошкой, постепенно опуская руку к члену. Струя била в мою ладонь, брызги мочи разлетались по всей ванной комнате, стекали по моей груди, ногам, пизде. На полу образовалась небольшая лужица. Дима тоже был весь в моче. Наконец мощь струи стала ослабевать и я закрыла ладонью головку его члена, пытаясь прекратить это безобразие. Струя иссякла, я обхватила ствол члена ладонью, дернула вверх-вниз два раза и мощная струя теперь уже спермы ударила в низ моего живота и медленно потекла вниз к моему клитору. Дернув еще несколько раз член, я дождалась полного выброса спермы и, когда член обмяк, выпустила его на свободу.

— Ну и бардак же ты тут устроил.

— Извините, Светлана Олеговна.

— Ладно, мойся под душем и бегом из ванной. Я за половой тряпкой – надо прибраться здесь.

Вся мокрая и голая я в одних шлепанцах пошла на балкон за ведром и половой тряпкой. Дима шустро мылся. Я стояла голая рядом вся в его сперме, моче и своих выделениях. Ничего не старалась прикрыть. Все уже было показано ранее. Дима мылся и пожирал глазами мое голое тело. Мытье окончено. Он схватил мокрое полотенце и выскочил в комнату вытираться, а я принялась за уборку. Убрав все и помывшись, я не обнаружила в ванной комнате ни одного полотенца, только безнадежно мокрый халат висел на крючке двери. Взяв ведро с половой тряпкой, выстиранные трусы Димы и мокрый халат, я голая и мокрая пошла в комнату, чтобы отнести все на балкон сушиться.

Дима смотрел телевизор, сидя в одних трусах (свежих). Увидев меня, стал неотрывно наблюдать за мною. Я прошла на балкон, попутно прихватив мокрое полотенце, и стала все развешивать на веревке, натянутой внутри балкона. Вернулась в комнату, достала из шкафа свежее полотенце, остановилась в двух метрах лицом к Диме и стала вытираться. Вначале лицо, волосы, шея, грудь. Растерла соски, они тут же стали торчком. Потом живот, промежность. При этом я поставила одну ногу на кровать рядом с Димой, вторую отвела подальше, слегка согнув в колене, раскорячившись и раскрыв пизду, стала все тщательно там вытирать. Прямо перед его носом. Закончив вытирание, вопросительно посмотрела на него.

— Все изучил? Анатомию мою знаешь? Больше не будешь на меня смотреть голодными глазами и дрочить?

— Простите, Светлана Олеговна.

— Ладно, проехали.

Я повернулась к нему задом, немного раздвинула ноги, открыла дверцу шкафа, сильно наклонилась и стала искать свежие трусики. Грудки мои болтались, соски стояли торчком, в полуметре от лица Димы виднелся розовый хохолок малых половых губ, немного вылезший из больших половых губ, слегка сморщенная коричневая анальная дырочка. Трусики я выбрала, резко развернулась и немного подалась вперед так, что моя пизда уперлась в нос Димы. Он отпрянул. Я расхохоталась и стала прямо перед его носом натягивать на себя узкие трусики. При этом пришлось немного раскорячиться и даже подпрыгнуть. Грудки мои в унисон весело кивнули Диме своими торчащими сосками.

— Все, представление окончено!

— Извините, Светлана Олеговна.

— Заладил. Извините, извините. Позавтракаем и займемся неотложными делами!

Я накинула легкое пляжное трикотажное платье, едва прикрывавшее мою попку и скорее напоминавшее длинную мужскую футболку с короткими рукавами, и пошла готовить завтрак из того, что осталось с дороги и было в холодильнике. Позавтракав и составив планы на день, мы пошли заниматься своими делами. Дима получил второй комплект ключей от моей входной двери и пошел к себе во двор пообщаться с друзьями, а я отправилась на рынок за продуктами. Готовка и уборка – вот мои планы на день.

Дима вернулся только вечером. Я его отчитала за длительное отсутствие и накормила. Затем мы вынесли на свалку поломанное кресло-кровать. Вечерело. Компьютер и телевизор – вот и все наши вечерние развлечения. Мы перекидывались парой фраз. Все, пора ложиться спать.

— Дима, никаких ночных подглядываний. Ты и так все-все уже видел. Если очень хочется – пойди вздрочни в ванной комнате сейчас, а мне ночью не мешай спать.

— Хорошо, Светлана Олеговна.

Этот монолог у нас произошел после моего вечернего посещения душа. Дима пошел мыться, я скинула пляжное платье и в одних узких трусиках, укрывшись простыней, легла спать. Димы не было довольно долго (дрочил в душе) и когда он пришел, я находилась в полудреме. Он лег довольно далеко от меня и, по-видимому, стал засыпать. Опять в квартире безумная жара и духота. Ночью меня вновь что-то разбудило. Открыв глаза, я ощутила состояние дежавю. Перед моим лицом голый худенький зад Димы, он стоит на коленках, трусов нет, рука дрочит член. В предрассветных сумерках хорошо видны его болтающиеся яички. В духоте я явственно ощущаю запах его промежности и снова сильно возбуждаюсь. Я опять теку. Ну, нет, притворяться, что сплю, я больше не буду. Ведь он же мне обещал не дрочить на меня ночью! Чувство злости и обиды захватывает меня. Я с силой наклоняю его голову к своим влажным трусикам. Он этого не ожидал, попытался отпрянуть, я придавила сильнее голову, и нос Димы уперся в мои половые губы, прикрытые мокрыми трусиками. Ему стало трудно дышать, я ослабила давление, он не стал вырываться, а, наоборот, еще сильнее прижался ко мне, открыл рот и сквозь ткань трусов стал сосать мою пизду. Я широко развела ноги. Дима улегся удобнее и как котенок вылизывал трусы в моей промежности. Я возбудилась, поняла, что заснуть уже не смогу, а достигнуть оргазма с таким поведением партнера никогда не получится. Провела рукой по его дергающимся яичкам, обхватила членик рукой и стала легко подрачивать его. Дима на секунду вздрогнул, приподнялся, вырвался из моей руки и со стоном обильно кончил на мои трусы. Откуда только в нем столько спермы? Повернулся ко мне. В утренних сумерках я увидела его виноватый взгляд.

— Опять всю испачкал.

— Я не хотел.

— Весь сон перебил. И проблем добавил с мокрыми трусами. Снимай мои трусы и неси их в ванную комнату. Утром я застираю.

Дима покорно сел у моих ног, взялся за лямки трусов и попытался их стянуть. Я приподняла попку и трусики, свернувшись в жгутик, сползли с меня. Тряся яйцами, Дима побежал в ванную комнату относить мои трусы. Прибежав, он опять, как собачка, уселся у моих ног, словно ожидая приказа хозяина. Его членик опять торчал и смешно подергивался между сомкнутых ног, моя пизда была мокрой снаружи и внутри (сперма пропиталась сквозь ткань трусиков). Я лежала на спине абсолютно обнаженной перед 18-летним мальчишкой. Тело моих сисек сместилось к бокам и на груди остались только небольшие выпуклости с торчащими сосками. Я раздвинула ноги пошире, предлагая себя юному партнеру. Возбуждение охватило меня с новой силой. Захотелось продолжения сексуальных игр и обязательно кончить! Но партнер оказался глуп.

— Ну, что сидишь, а сопли кто вытирать будет. Да нет, ты языком вытирай.

Это я приказала, т. к. заметила его намерение побежать за полотенцем. Он уселся на коленях между моих ног и стал лизать мой влажный лобок. Я максимально широко раздвинула ноги, согнула их в коленях и рукой направила его голову к вагине. Вчерашний опыт пригодился Диме. Он начал ебать меня ртом. Уже неплохо! Но еще есть клитор, половые губы! Я его, как котенка с высунутым язычком, тыкала рукой поочередно во все мои заветные точки, совершала где надо круговые движения головой, вверх-вниз, глубже, просила пососать. Учился он быстро. Да и я была неплохой сексуальный yчитeль: очень чутко, всем телом и возгласами реагировала на любые изменения в его поведении. Минут десять учебы и я отпускаю Диму в свободное плавание, предоставив полный карт-бланш его фантазии.

Вот он двумя руками широко раздвигает мои большие половые губы, клитор открыт и доступен. Но он не торопится атаковать его своим острым язычком. Совершая круговые движения вокруг клитора и постепенно оттягивая его капюшон, язычок медленно приближается к заветному зернышку на конце клитора. Вот шершавая поверхность язычка, как бы невзначай, дотронулась до горошины, вот еще раз, еще… Наслаждение достигает своего пика. А вот и, наконец, острый кончик язычка, словно дятел, постукивает по горошине. Я кричу и бурно кончаю, сильно сжав голову Димы между своих ног. Через двадцать секунд я расслабляюсь и смотрю на Диму. В ответ на меня смотрят его счастливые глаза на мокром от моих выделений лице. Сейчас он мне бесконечно дорог и я, в порыве не знаю каких чувств (а какие чувства можно испытывать к 18-летнему голому мальчишке?), притягиваю его лицо к своей груди. Его губки начинают посасывать мой правый сосок, язычок периодически совершает круговые движения вокруг соска. Потом вдруг Дима пытается заглотить всю мою грудь. Всю не получается, но значительная часть моей сиськи у него во рту. При этом язычок беспрерывно кружит вокруг соска. Левая моя грудь, во время игры с правой, не остается безучастной: правая рука Димы бесцеремонно лапает ее, периодически оттягивая сосок вверх Сосок возбуждается, стоит торчком, а ареол покрывается крупными мурашками. Но и это еще не все. Дима уже полностью лежит на мне, мои ноги широко бесстыдно раздвинуты, а его острая юношеская коленка буквально буравит мою пизду, периодически надавливая на клитор и совершая движения вверх-вниз. Я опять на грани экстаза от всех этих ласк. Научила же гамнюка!

Я чувствую его набухший член у себя на животе и желание кончить становится нестерпимым. Надо придумать что-нибудь еще поострее, тогда обязательно кончу. Удивительно, но мысли засунуть его членик себе в пизду почему-то не возникает. Может потому, что со мной юноша и членик очень маленький? Тут меня осеняет гениальная идея. Мой анус еще не тронут! Я беру его голову в свои руки и направляю ее вновь к пизде. При этом он стоит раком, его попка у моей головы. Я высоко задираю ноги, спина в районе таза отрывается от кровати, и под нее я запихиваю подушку Димы. Теперь вершиной моей промежности является анус. Еще шире раздвигаю поднятые ноги и направляю его голову с торчащим язычком в свое анальное отверстие. Язычок, как буравчик, начинает молотить мою прямую кишку. Жаль, что язычок коротковат, но кайф неописуемый! Нажимаю на его голову сильнее, повыше задираю попку: очень хочу глубины проникновения, тогда точно кончу! Одновременно с этим подбородок Димы так же активно буравит, но только мою пизду. Супер! Какой многостаночник! Просто класс. Не успела я об этом подумать, как он решил пойти дальше и попытался рукой еще и помассировать мою сиську. Дима и так стоял в неудобной позе, а тут еще и лишился опоры в виде одной из рук, поэтому и рухнул на меня животом, прервав ласки. Мне очень понравилась его идея с сиськами, поэтому я помогла ему изменить позу.

Язык его по-прежнему торчал в моем анусе. Левую его ногу я перекинула через свое тело так, что его широко расставленные ноги охватывали мою грудь, а перед моим носом болтались его яички. Он повыше задрал свою попку, оперся своей грудью в мой живот, высвободил руки и ухватился ими за мои две развалившиеся грудки одновременно, покручивая торчащие соски. Ареолы моих грудей набухли, покрылись мурашками и потемнели. Упругий язычок так уже конкретно при этом раздолбал мое анальное отверстие, что туда можно было смело ввести два пальца одновременно (что было бы весьма кстати). Жесткий подбородок окончательно добил мой клитор и теперь вовсю терся о малые половые губы, пытаясь проникнуть в мое вагинальное отверстие (что ему, естественно, не удавалось). Мне было комфортно и необычайно хорошо, очень хотелось кончить. Оставалась самая малость до оргазма.

Надо сказать, что к этому моменту на улице окончательно рассвело и прелести друг друга были отлично видны. И тут я ощутила легкий запах спермы. Вот, что мне надо! Перед носом у меня по-прежнему болтались яички Димы. По ним слюной со стоячего члена текли то ли остатки спермы, то ли его выделений. Так вот одна из капель упала мне на ноздрю, обдала своим ароматом и медленно потекла к верхней губе в рот. Вот вторая капля упала, вот во рту я уже ощущаю вкус Димы. Мне его невероятно захотелось. Аккуратно, чтобы не спугнуть (вдруг опять кончит) я беру его член в руку и ласково провожу пальчиками вдоль ствола. Раздумываю… Дима, естественно, ощутил мое прикосновение и, словно прочувствовав мои раздумья, стал еще нежнее и в то же время интенсивнее продолжать ласкать все мое тело. Прочь раздумья, мне хочется ощутить его и кончить!

Я нежно наклоняю член к своему рту, высовываю свой язычок и медленно слизываю каплю выделений на его конце, глотаю. Класс! Язычком делаю круговое движение по его залупе (кода она успела раскрыться?, я впервые увидела ее раскрытой). По всему телу Димы пробегает легкая дрожь, но работы своей он не прекращает! Еще одно круговое движение, еще, еще. После каждого круга – дрожь Димы. Тогда я открываю рот и медленно и очень нежно обхватываю головку его члена губами. Он замирает на мгновение, словно прислушивается, а затем начинает бешено, с удвоенной энергией буквально молотить меня. Держась за член рукой, я начинаю вводить его головку себе в рот то глубоко внутрь, то почти вынимая вовсе. Ебет он меня в рот! Вернее я его ебу ртом, т.к. Дима не предпринимает никаких попыток хоть как-то управлять своим членом, а только выполняет мои пожелания. Я увлекаюсь сосанием члена. Вкус юношеский обалденный! А тут я еще ощутила аромат из его попки. Он тоже возбуждает! Его маленький анус раскрыт, насколько это возможно, и находится прямо передо мной! Смочив палец своей слюной (на секунду отвлекшись от члена), я медленно погружаю его в анус Димы, попутно совершая вращательные движения. Дима замирает, его спинка выгибается. Я нежно кладу ему вторую свою руку на спинку, нажимаю, чтобы он продолжил меня ласкать и на всю глубину ввожу палец ему в жопу. Он успокоился и заработал снова. Я сосу член, вращаю палец в его жопе и проталкиваю второй палец туда же. Только на фалангу, глубже пока не проходит – буду разрабатывать дальше!

Пострел быстро учится! Внезапно ощущаю его язык на своем клиторе и его шаловливый палец в своем анальном отверстии. Затем второй! Как глубоко! Я же именно этого хотела! Третий! О, не слишком ли уже это. Но нет, все хорошо! Три пальца, совершая вместе круговые движения и шевелясь каждый по отдельности, исполняют невообразимый танец в моей прямой кишке. Большего удовольствия я никогда не получала в жизни! Мои два пальца в его прямой кишке совершают аналогичный танец. С необычайной благодарностью, желая доставить максимальное удовольствие своему партнеру, я полностью, вместе с яичками заглатываю его член (в общем-то не трудно, членик-то небольшой) в пищевод. Замираю, слегка давлюсь, выпускаю много слюны и плотно обжимаю пищеводом член Димы.

И тут же ощущаю теплые выбросы его спермы внутри себя. Вот это да, и глотать не надо. Все сразу мое! Правда, вкуса не ощущаю вовсе. Одновременно с этими мгновенно пролетевшими мыслями сама кончаю. Кричать не могу (член глубоко во рту), только вою и изгибаюсь, как змея. В глазах темнеет, почти потеряла сознание, где-то вдалеке слышу крики кончившего Димы. Задыхаюсь. Дима отползает к моим ногам, его член также выползает из моего рта. Все! Получилось!

Так мы лежим минут десять «валетом» друг к другу, не шевелясь, не произнося ни слова и набираясь сил. Постель мокрая от пота, наших выделений, пропитана запахом секса. Нежность к Диме безграничная, внезапно становится его жалко. Ведь он, как и любой юнец хотел бы выебать женщину по-настоящему, а не быть выебанным самому и не вылизывать ее пизду и жопу! А ведь я бы могла доставить ему это удовольствие, но почему-то не захотела. Теперь он мне бесконечно дорог и я хочу его сделать счастливым.

— Дима, а ты хочешь выебать меня по-настоящему, как мужик. Как в порнухе?

Он согласно кивает, в глазах у него счастье и какая-то безнадега. Я тоже соглашаюсь, ложусь на спину, раздвигаю ноги и жду. Дима как-то нехотя поднимается, ложится сверху, целует в губы (ого, по-настоящему), соски, обнимает меня, теребит клитор, проникает пальцем глубоко во влагалище, вторым пальцем в мой анус, умело массирует все. Я завожусь и снова обильно теку. Но движения Димы какие-то механические, нет в них нужной искры. Я открываю глаза и с любопытством смотрю на него. Он чуть ли не плачет. Почему? И тут я замечаю, что член у него совсем не стоит, скрючился, длиной всего каких-то четыре-пять сантиметров. Я пытаюсь его успокоить, нежно поглаживаю, отстраняю от себя, кладу рядом и начинаю рукой теребить его яички – не помогает, нежно двигаю рукой по неокрепшему стволику – не помогает, оголяю залупу и снова дрочу – не помогает. Тогда я становлюсь раком, наклоняюсь губами к члену и начинаю его проникновенно сосать. Я и засовываю член то под правую, то под левую щеку, то пытаюсь создать вакуум во рту вместе с его залупой, то заглатываю все его хозяйство вместе с яичками в пищевод, то покусываю, то полизываю. Ничего не помогает.

Попыток поднять член я не прекращаю. Сажусь пиздой на его лицо, даю ему лизать все, что там у меня есть, одновременно работаю ртом с его членом. Даю полностью ковыряться в своем анусе, а сама вылизываю его анальную дырочку, опять сосу, сосу, даю, даю. Все, моя фантазия иссякла. На глазах у мальчишки чуть ли не слезы – так ему хочется меня выебать, а не чем.

Тогда я решаюсь на последнюю идею. Кладу Диму на спину, немного раздвигаю его ноги, сама сажусь сверху на его сморщенный членик лицом к Диме. Наклоняюсь, страстно целую его в губы, продвигаюсь чуть вперед, мои сиськи болтаются над его ртом, он ими играет, целует, сосет, я возбуждаюсь, теку. Правой своей рукой начинаю разрабатывать свою пизду. Впрочем, этого делать и не надо, пизда моя уже и так была отлично разработана. Пизда раскрылась, пизда горела, пизда пульсировала, пизда хотела члена. Взяв все хозяйство Димы (потухший членик и яички) в ладошку и приседая, я начала все это запихивать себе во влагалище. И член, и яички без видимых усилий юркнули внутрь меня. Я сжала, как могла, это хозяйство внутри (член так и не поднялся) себя, выпрямилась, сидя на Диме, оперлась коленками о матрас и начала делать последовательные движения вперед-назад тазом, при этом мой раскрытый клитор терся о его лобок. Я ощущала внутри себя, пусть и не стоячий, но член дорогого мне человека, а то, что он там находился вместе с яичками, создавало повышенное напряжение на стенки влагалища и способствовало быстрому оргазму. Лицо Димы просветлело, ведь он ебал меня (так ему казалось). Я тоже была счастлива: ведь он был во мне, полностью! Такого еще у меня никогда не было. И эта мысль завела меня еще сильнее. Постепенно я убыстрила темп, добавила круговые движения, клитор мой набух, стал супер чувствительным. Еще мгновение, и я содрогаюсь в оргазме, выплевываю из пизды порцию выделений, крепко сжимаю внутри хозяйство Димы, судороги пробегают по всему моему телу, кричу и падаю на грудь Диме. Мокрое и липкое хозяйство Димы, вываливается из моей пульсирующей пизды. Страстно целую моего партнера и бессильно падаю на кровать рядом с ним.

В чувство меня привел звонок сотового телефона. Оказывается, родители Димы прошли регистрацию в аэропорту Стамбула и через четыре часа будут уже дома. Значит, нам надо не спеша собираться. Утренний душ, завтрак. Аккуратная беседа с Димой, что произошло невероятное недоразумение, которое ему необходимо забыть (так он и забудет!) и впредь делать вид, что ничего не произошло. Я тоже обещаю все забыть. В итоге нами был достигнут консенсус и принято совместное решение никогда больше не предпринимать попыток все это повторить. Я сама ужасно испугалась последствий связи с учеником! Родителям, вообще никому ни слова – взято мною обещание от Димы.

Дима оказался человеком слова и моя репутация преподавателя не пострадала. Родители Димы, в знак благодарности за заботу о сыне, подарили мне роскошное турецкое полотенце. Вытираясь после душа этим полотенцем, я всегда вспоминала невероятную историю получения этого подарка. Диме я, по-прежнему, была благодарна и успеваемость по моим предметам в колледже у него заметно повысилась. Вот такая занятная история приключилась со мной и моим учеником.