Возвращение. Часть 3

     — Светочка, у тебя есть два варианта — Начал он, доставая хуй из штанов. — Или ты нам дашь добровольно и с энтузиазмом, или мы тебя здесь и закопаем. Но сначала все равно выебем.

     Выбор начисто деморализованной Светочки угадать было нетрудно. Мы сняли с нее наручники и она трясущимися руками сбросила остатки одежды, становясь раком. Я вновь занял влагалище, не желая менять место действия, Чубу достался рот. Надев ее с двух сторон, мы принялись синхронно двигаться навстречу друг другу. Передо мной покачивались пышные ягодицы, живописно вздрагивая от каждого моего толчка.

     — Слышь, Пых! — Позвал меня Чуб — А первая Светочка-то лучше сосала!

     — Зато у этой пизда узкая — отозвался я.

     — Может, махнемся? — предложил он.

     — Подожди, сейчас… — я заставил ее плотно сжать ноги, еще туже охватывая член и в два движения кончил, вылив в нее все накопленное за день. Получилось много, сперма потекла по ляжкам. На моем месте пристроился Чуб, с ходу ворвавшись в вожделенную щелку.

     — Точно! — обрадовался он — У этой узкая, самое то! Наверное, это потому, что ты, Светочка, не знаешь, кто такие эти… как их. . свингеры!

     — Знаю! — выдохнула она.

     — Да ты шо!? — удивился я — И шо, тебя тоже муж под всех корешей подкладывает?

     — Нет. . Нет у меня мужа. . Я просто читала… — Ее тяжелое дыхание навело меня на подозрения, что не все происходящее ей не нравится.

     Ожидая, пока мой член вновь воспрянет, я подошел к Глыбе. Он тоже отдыхал, покуривая и поглаживая одной рукой задницу мента.

     — А это зачем? — поинтересовался я, показывая на торчащий из ануса несчастного полосатый жезл.

     — А чтобы дырка не закрылась. Смотри. — Глыба выдернул палку. Очко осталось открытым, демонстрируя красноватую кишку изнутри. Глыба без малейших затруднений сунул туда полувялый член.

     — Видишь? А помнишь, как вначале запихивали? Вот то-то же! Да ты сам попробуй!

     Мужская задница меня не прельщала. А вот Светочке, подумал я, сегодня придется распрощаться с анальной девственностью. Если, конечно, она у нее есть. Глыбу мой отказ нисколько не огорчил. К этому моменту член его встал окончательно и он вновь принялся разрабатывать милицейское очко.

     Ко мне подошел Чуб.

     — Ну что, отдохнем и еще по разу?

     — Да я вроде уже сейчас могу.

     Света лежала на боку, поджав ноги и не двигаясь. На траве рядом с ее задницей образовалась небольшая белая лужица.

     — Что это с ней? — Не понял я.

     — Пых, вот не поверишь — кончила наша Светочка! — Гордо сообщил Чуб.

     — Чего-о-о…? — я и правда не поверил.

     — Век воли не видать! Может, ее раз в год ебут, а тут сразу двое. Вот организм и отреагировал так предательски. Видишь, она сама в шоке.

     Я не стал задумываться о выходках матери-природы. Член рвался в бой. Подойдя к Свете, я опустился рядом на траву, осторожно приподнял ее голову с плотно зажмуренными глазами и положил себе на живот, вложив ей в рот член. Не открывая глаз она сомкнула губы вокруг него, нежно посасывая и щекоча головку во рту языком. Я расслабился, откинувшись на спину и глядя в небо, поглаживая полную упругую грудь. Надо мной выросла фигура Чуба.

     — Пых, ты че разлегся? Дома так будешь валятся. Не забывай, время-то идет!

     Тут он был прав. С сожалением вынув хуй изо рта, я зашел сзади, перевернул девушку на спину и лег сверху. Она с готовностью двигалась навстречу члену, теперь сама желая принять его глубже. Однако вскоре пожаловалась:

     — Трава колется…

     Пришлось вернуть ее в позу ракообразного существа. Вновь оказавшись перед глазами, ягодицы заставили меня вспомнить, что не все еще отверстия были мною опробованы. Нашарив банку с вазелином, я принялся густо намазывать темное сморщенное колечко. Она забеспокоилась. Чуб, поняв мою идею, уселся перед ее головой.

     — Не бойся, Светочка, это не так уж больно. — уговаривал он, одновременно пытаясь получше ухватить ее за плечи.

     Светочка не верила.

     — Ребята, ну пожалуйста, не надо… — упрашивала она. — Я боюсь, это же больно… Лучше давайте еще как обычно. . я буду стараться, вам понравится…

     Все ее попытки были напрасны. Я уже заталкивал вазелин вглубь ее попки, причем сразу двумя пальцами. Чубу тоже надоело это слушать.

     — Значит так, бля. . — начал он тем тоном, который применял при разговорах с барыгами — В жопу мы тебя выебем независимо от твоего желания. Оба. А если будешь брыкаться — то и он тоже! — Чуб показал пальцем на Глыбу, который в очередной раз перекуривал после долбежки ментовского очка. Затем во рту Светочки вновь оказались трусики.

     — Лучше бы хуем заткнул — посоветовал я.

     — Не, еще дернется, укусит. Так спокойнее. Хочешь-сам заткни. И вообще, Пых, дай я первый в очко пойду? Теперь моя очередь.

     Мы поменялись местами. Света смотрела прямо на меня. Из широко открытого рта торчали кружева трусов, из глаз катились слезы. Чуб растянул ягодицы и дотронулся головкой до сфинктера. Светочка вздрогнула. Я обхватил ее покрепче и кивнул напарнику. Тот налег всем своим весом, вдавливая член в попку. Слезы брызнули градом. Ыыыыыыы… — завыла она. Чуба это не трогало, он остановился только плотно прижав лобок к ягодицам.

     — Уф-ф-ф. . Классная жопа… — Довольно выдохнул он.

     Обладательница жопы округлив глаза шумно втягивала носом воздух. Сжалившись, я освободил ей рот.

     — Только не орать!

     Она кивнула, жадно дыша. Чуб раскачивался сзади, методично вколачивая в нее член. При каждом толчке Света всхлипывала, подаваясь вперед. Толчки становились сильнее и резче, при очередном руки ее подогнулись и она распласталась на животе. Чуб навалился на нее сверху, прижав к земле всем своим немаленьким весом. Девушка скрылась под его тушей, только ноги торчали в стороны из-под того места, где его таз совершал возвратно-поступательные движения. Продолжалось это недолго. Поняв, что он кончил, я спихнул его на траву и торопливо навалился на девушку. Несмотря на то, что я был не первым, член в попке продвигался туго. Света опять заскулила. Неожиданно мне ее стало жалко.

     — Свет, больно? — спросил я зачем-то, и так зная ответ.

     — Больно… — не сразу ответила она, тут же добавив вопреки всякой логике — Ты продолжай, если хочешь, только, пожалуйста, помедленнее…

     Добавив на всякий случай еще вазелина, я честно попытался выполнить ее просьбу, двигаясь медленно и плавно. Но возбуждение нарастало и вскоре я ничем не отличался от предшественника, грубо пихая в нее член. Оросив прямую кишку спермой, я так и остался лежать на ней.

     Пацаны, время! — неслышно подошел Глыба.

     Мы встали, отряхиваясь и застегиваясь.

     — Мне тоже можно одеться? — спросила Светочка, вытирая лицо от слез, попутно размазывая остатки косметики.

     — Одевайся. И лезь в багажник.

     Она кое-как натянула на себя форму и осторожно переставляя ноги пошла к машине. Там Глыба ловко закинул ее внутрь, предварительно обмотав скотчем руки и ноги.

     — И еще, Светочка! — Чуб придержал крышку — Когда вас ваши найдут, не советую тебе говорить, что мы тут с тобой делали. Сама ж понимаешь — придется все в подробностях описывать дознавателям, следователям, прокурорам… кто, как, куда, сколько раз… И все под диктофон. Весь ваш городишко потом будет эту запись слушать и в тебя пальцем тыкать. Так что подумай. И тебя, мусор, это тоже касается.

     Не дожидаясь ответа, он захлопнул багажник и направился к нашей машине.

     

     — Эх. . — мечтательно вздохнул Чуб, когда мы уже сидели в самолете. — А Светочка все-таки была хороша…

     — Которая? — уточнил я.

     — Вторая конечно! — удивился он — Такая попка… Ах!

     — Зато первая сосет лучше! — не сдавался я.

     Конец спору положил Глыба, который послушав нас, пробормотал вполголоса, но так, чтобы мы слышали:

     — Эх, пацаны… Оба вы в этом нихрена не понимаете… Вот я оторвался, так оторвался. .

     Мы с Чубом заржали.