шлюхи Екатеринбурга

Вожатая (2 часть)

Я закончил благополучно десятый класс как раз в день своего совершеннолетия. Еще предстоял год учебы в шкoле и мои родители, не желая, чтобы я все лето просидел за компьютером, решили на месяц отправить меня в бюджетный спортивный лагерь, который располагался в 50 километрах от нашего городка. Денег в семье было не много, поэтому бесплатная путевка в лагерь, полученная матерью для меня в социальной службе, показалась идеальным решением занять чем-то полезным хоть часть моего летнего досуга.

Рос я непроходимым ботаном: днями просиживал за компьютером, отчего немного располнел, хорошо владел клавиатурой, но с устным общением со сверстниками были определенные проблемы. Я был угрюм, застенчив и совсем не активен. На девушек я, конечно, заглядывался, но считал себя почему-то ущербным и впадал в какой-то ступор при разговоре с ними. В общем, комплекс был на лицо! Родители все это подмечали и очень обрадовались возможности отправить меня в лагерь, надеясь, что там я заведу себе новых друзей, сброшу лишний вес и получу хоть какую-то спортивную подготовку.

И вот, 2 июня, я был определен в самый старший — первый отряд и благополучно отправлен на отдых. Правда, отдыхом это было назвать сложно. Зарядка, кроссы, какие-то коллективные посиделки, занятия в спортивной секции (я был в волейбольной) отнимали все свободное время и массу сил и энергии с непривычки. К тому же питание было ужасное, и на третий день моего отдыха я возненавидел этот лагерь всеми фибрами своей души. Плюс ко всему, я явно отставал в физподготовке от ребят в отряде (а многие из них занимались спортом уже профессионально) и поэтому регулярно получал порцию насмешек, а порой и подзатыльников. В общем, жутко не нравилось мне там.

На четвертый день мы должны были рано утром отправиться в длительный поход по прилегающему к лагерю лесу. С собой нам дали сухой паек, т. к. назад мы должны были вернуться только поздно вечером. Во время похода предполагалось, преодолевать различные природные преграды, используя туристическое снаряжение и помогая друг другу. С нами в поход отправились и двое наших вожатых – студентки последнего курса местного института физкультуры. Им было по 23 года, обе стройные и по-спортивному подтянутые. Особенно мне нравилась вожатая Марина (так она просила себя звать): высокая (на пол головы выше меня) брюнетка с выкрашенными в иссиня-черный цвет вьющимися длинными волосами, бюстом второго размера, крепкими бедрами, задорно торчащим носиком, никогда не унывающая и тепло ко мне относившаяся (может поэтому я на нее и запал, т.к. всех в лагере я здорово раздражал, кроме нее).

Подъем в пять утра, зарядка, чай, хлеб с маслом, получение рюкзаков, сухого пайка, необходимого снаряжения и в путь! Июнь в нашей северной местности достаточно прохладный месяц, а в это утро было особенно холодно. Спортивные костюмы, в которые все мы были одеты, согревали плохо, поэтому мы шли довольно быстро, чтобы согреться и через два часа были уже довольно далеко от лагеря. Вскоре нам встретилось и первое препятствие на пути – не очень широкая, но глубокая речушка. Искать брод, чтобы ее перейти не имело смысла, т. к. вода была очень холодная, поэтому вожатые задумались о канатной переправе, а две группы ребят отправились вверх и вниз по течению реки, рассчитывая найти какую-либо переправу. Вскоре раздались радостные крики: ребята нашли толстое недавно поваленное дерево, перекинувшееся с одного на другой берег. По нему можно было переправиться, тщательно огибая торчащие ветки. По очереди, друг за другом, мы стали переправляться на другой берег.

Я оказался предпоследним в этой очереди – за мной стояла только вожатая Марина, которая контролировала переправу на этом береге. Я несмело ступил на лежачее дерево и, держась за торчащие ветки, осторожно начал двигаться к ребятам на противоположном берегу. Как назло, ровно на середине реки, очередная моя опора-ветка надломилась, я не удержал равновесия и плюхнулся в ледяную воду (последствие весеннего паводка). От внезапного переохлаждения у меня перехватило дух, началась легкая паника, я судорожно задергался, пытаясь всплыть, но тяжелый рюкзак тянул меня на дно. Паника все возрастала! Так можно и утонуть! Внезапно чья-то уверенная рука потянула меня вверх, я всплыл, глотнул свежего воздуха и, опираясь на чье-то плечо, неуверенно погреб к ближайшему берегу. Это Марина, увидев мои проблемы, быстро скинула свой рюкзак, прыгнула в воду и фактически вытащила меня на сушу.

На берег мы выползли мокрые и сильно продрогшие. Ни о каком продолжении похода нами не могло быть и речи. Обменявшись репликами с другой вожатой, Марина решила со мной вернуться в лагерь, а остальные ребята с другой вожатой должны были продолжить поход. Рюкзаки свои (мой – мокрый и ее – сухой) мы спрятали в ближайшем перелеске, повесив на дерево (потом кого-нибудь пришлем за ними), а сами почти бегом направились к лагерю. Несмотря на интенсивное движение, я согреться никак не мог, постоянно клацал зубами, да и Марину тоже пробирала дрожь. Мокрая холодная одежда заметно стесняла наши движения и через 10 минут интенсивной ходьбы мы уже изрядно вымотались. Окружавший нас холодный лес не давал шансов согреться. Внезапно впереди показалась небольшая полянка, ярко освещенная ласковым утренним солнцем и утопающая в зелени невысокой молодой травы.

Марина решила сделать привал и немного обсушиться. Скинув с себя спортивный свитер и оставшись в футболке, она и мне приказала раздеваться и выжимать одежду от впитавшейся в нее воды. На мне помимо свитера была рубашка, а на кроссовке к тому же завязался тугой узел, так что раздевался я очень медленно. Пока я возился с узлом, Марина сняла с себя всю верхнюю одежду, выжала ее и разложила на поляне сушиться. Оторвав взгляд от шнурков, я увидел перед собой девушку-мечту одетую только в белые стринги и белый бюстгальтер. Я буквально пожирал ее глазами! Стринги были из тонкой полупрозрачной ткани, мокрые, прилипшие к ее пизде. Рельефно выпирающие половые губы с ложбинкой посередине рождали самые невообразимые фантазии в моей голове. Стринги были значительно меньше трусиков ее повседневного купальника и теперь ослепительно белые неприкрытые участки ее кожи в районе промежности на фоне всего остального загорелого тела (когда это она успела подзагореть?) смотрелись девственно и беззащитно. Особенно меня умилили небольшие красные прыщички – раздражение после недавней эпиляции интимного места. Я сидел, как завороженный, с широко раскрытым ртом. Марина уловила мой вожделенный взгляд и густо покраснела, но не стала прикрывать свои прелести, а наоборот стала эротично ощупывать влажный бюстгальтер на своей груди – пробовала насколько он влажный.

В чувство меня привел ее окрик быстрее раздеваться, т.к. на солнце стоять раздетым гораздо теплее. Я начал стягивать с себя штаны. Внезапно Марина повернулась ко мне спиной и стала снимать бюстгальтер, чтобы выжать скопившуюся в нем воду. Пока она так стояла, я оценивал взглядом ее чудесную попку. Ленточка стрингов так глубоко врезалась у нее между ляжками, а другая ленточка так была незаметна на фоне не загорелого участка кожи на талии, что создавалась иллюзия абсолютно голого тела. О таком чуде я и мечтать не мог! Я стоял в одних мокрых семейных трусах с нелепо торчащим членом в полутора метрах от практически голой вожделенной девушки. Внезапно Марина наклонилась, немного разведя ноги, и стала раскладывать бюстгальтер на траве, чтобы он просох на солнце. При этом я подался немного ближе к ее аппетитному заду и увидел немного сморщенную, со следами пигментации кожу, окаймляющую ее анальное отверстие. Заветная дырочка была прикрыта тонкой полоской ткани, но вид всего остального заставлял нервно пульсировать мой член. До зуда захотелось кончить! Эта белая попка с розовыми едва заметными складочками внизу и небольшой россыпью ярко-красных прыщичков на фоне остального прекрасного загорелого тела буквально сводила меня с ума.

Но чудесное видение быстро закончилось – Марина выпрямилась. И не успел я взгрустнуть по этому поводу, как она подняла руки к груди, прикрыла соски, по-прежнему стоя спиной ко мне и вдруг резко развернулась лицом ко мне. Я мгновенно перевел свой взгляд на влажную полоску ткани у нее меду ног, точно копирующую весь рельеф ее пизды. Затем постепенно перевел взгляд выше: немного недобритых волосиков над промежностью; утопленный в живот и такой милый пупок; два округлых полушария ее груди, прикрытые ладошками рук; беззащитные и немного костлявые плечи; и эта, неожиданно лукавая, усмешка на раскрасневшемся лице с лихорадочно блестящими и немного безумными глазами в обрамлении густых нереально черных прядей волос.

— Сюрприз! – произнесла Марина и опустила руки по швам. Она быстро сообщила мне, что в бюстгальтер настолько мокрый, что на ней он ни за что не высохнет, а прикрывать целый час грудь ладошками у нее не хватит сил – затекут руки. Поэтому вот так получилось!

Вот это да! Я еще никогда в жизни не видел настоящую голую живую женскую грудь (по интернету я много чего почерпнул, а вот наяву ничего такого не было). Грудь у нее была прекрасна! Два тугих мешочка с остро торчащими сосками. Соски прямо на моих глазах из смятых не сформированных «родинок» вдруг стали увеличиваться и подниматься – прямо как два маленьких члена! Одновременно с этим абсолютно гладкие ареолы грудей вдруг начали темнеть, обретать рельефные очертания и покрываться крупными мурашками, немного морщась при этом. Марина была возбуждена (это я сразу понял – спасибо интернету!). Я не мог отвести взгляда от этого зрелища! А было на что посмотреть! Сиськи были ослепительно белые с кое-где проходящими прожилками едва видимых голубых вен. Легкий загар всего тела чудесно контрастировал с этой белой голубизной. Левая грудь была чуть-чуть больше правой, но зато сосок на правой груди был крупнее, чем на левой. Эта асимметрия еще более подчеркивала женственность, беззащитность и натуральность (в интернете сплошь силикон!) ее тела. Она улыбалась и все сильнее краснела. Я перевел взгляд вниз, чтобы оценить это прекрасное тело во всем великолепии, и увидел, что заветный треугольник ткани на ее промежности стал еще более влажным, половые губы сильно набухли и уже немного вылезли из-под ткани трусиков, в ложбинке между ними появился еще один небольшой бугорок (малые половые губы?), настолько влажный, что с него свисала сосулька прозрачной жидкости, похожая на соплю. Марина вовсю текла!

Меня по-прежнему била легкая дрожь, но не от холода, а от возбуждения от вида настоящей голой красивой женщины. Я был очень чувствительный к женским тайнам (может потому, что был еще девственником и только лелеял мечты о соитии). Марина истолковала мою дрожь по-своему и потребовала снять семейные трусы – так я быстрее согреюсь. Можно посмотреть на нее – она голая, сразу обсохла и согрелась под лучами солнца. А стесняться нечего – ведь я еще неоперившийся юноша и ничего особенного в моем голом теле нет. Она давно работает с подростками и ее, почти как врача, нечего стесняться. Она же передо мной разделась, так почему же и мне так не поступить – будем квиты! Все это было сказано очень убедительно, но я по-прежнему отказывался.

Тогда Марина села на корточки передо мной (член, прикрытый трусами в 30 сантиметрах от ее рта!) и потянула двумя руками за резинку трусов на моих бедрах. Я ухватился одной рукой за резинку у члена, не позволяя ей стянуть с меня трусы. Т. к. она была настырнее и работала двумя руками, трусы все-таки сползли с моей задницы и висели теперь только на стоячем члене. А она все тянула их вниз, член стал гнуться, стало больно, я вскрикнул и отпустил резинку. Трусы сползли к щиколоткам, член еще сильнее прогнулся, резко выпрямился и ударил меня по животу с глухим шлепающим звуком. Я еще сильнее ойкнул и прикрыл его ладошками. Марина испугалась этих моих вскриков (не повредила ли что мне?) и потребовала убрать ладошки с члена. Все происходило как в тумане, пелена застилала мне глаза, боль, унижение (она – первая женщина, которая видела мои недавно появившиеся курчавые волосики в промежности), безумное желание кончить и обрести какую-то ясность, успокоиться – все смешалось во мне. Я убрал руки от члена и смотрел вниз на Марину. Она взяла в руку мой красный от возбуждения и борьбы член и стала внимательно его рассматривать. Я был на вершине блаженства! Кончить, кончить – одна лихорадочная мысль билась в моем мозгу. Я инстинктивно стал двигать тазом вперед — назад (а член-то у нее в руках!), претворяя эту мысль в реальное действо. Мне хватило и пяти движений! Марина удивленно поднимает на меня глаза, а я мощной струей спермы выстреливаю в воздух над ее головой!

Марина явно смущена и сконфужена. Еще бы — подрочила юноше из подопечного отряда! Я постепенно прихожу в себя. Марина выжимает мои трусы и кладет их сушиться рядом с остальной одеждой. С моего вялого члена свисает огромная слюна остатков спермы, с ее влажных стрингов между ног свисает очень похожая слюна. Мы все это прекрасно видим, но делаем вид, что ничего особенного в этом нет. Чтобы разрядить обстановку, Марина заводит разговор о моей семье, шкoле, увлечениях… Я тоже сконфужен, отвечаю неохотно и односложно. Поляна небольшая и она предлагает по ней прогуляться. Я соглашаюсь, и мы медленно бредем по свежей траве: я абсолютно голый, а она в мокрых стрингах. Постепенно завязывается вялый разговор не о чем. Я украдкой смотрю на ее грудь, на соплю, которая при ходьбе сползла со стрингов на внутреннюю часть бедра ее левой ноги, растеклась по ней и игриво поблескивает на солнце. Невидимой волной начинает на меня накатывать возбуждение, вновь чувствую легкое шевеление своего члена. Внезапно мне хочется по малой нужде, сообщаю об этом вожатой и отхожу на край поляны, в ближайшие кусты, чтобы разрядиться звонкой струей мочи. Марина стоит на краю поляны и лихорадочным взглядом рассматривает мой зад. Она меня хочет! Я ощущаю это всеми фибрами своего тела! Вот бы выебать ее! Но как подступиться?

Поссав я, счастливо улыбаясь, возвращаюсь к Марине. Член мой опять стоит колом! Она это замечает и не отводит своего воспаленного взгляда от моего достоинства! Сейчас я ей предложу секс! Я смогу это сделать! И тут внезапно острая боль пронзает ступню моей левой ноги. Я поднимаю больную ногу и обнаруживаю острый кусок стекла от бутылки, торчащий в середине ступни. Сажусь на траву, подбегает Марина, садится на корточки, рассматривает рану. Она делает вывод, что если выдернуть осколок из ноги, сильно пойдет кровь, ногу надо будет сразу чем-то перевязать. У нас ничего подходящего нет. Жаль. Внезапно она резко встает на ноги и начинает снимать с себя стринги. Вот это да! Абсолютно голая, слегка розоватая промежность Марины прямо в метре от моего лица! Я лихорадочно рассматриваю ее набухшие влажные большие половые губы, выглядывающий между ними хохолок малых половых губ, на которых блестит бусинка женских выделений. Марина садится на корточки, кладет мою раненую ногу себе на колено левой ноги, резко выдергивает из ступни осколок, быстро и аккуратно перебинтовывает рану своими стрингами, используя резинку как эластичный бинт. Треугольник ткани стрингов, который только что прикрывал вожделенную мною пизду, прилип к ране на моей ноге и медленно окрашивается в красный цвет. Я ощущаю тепло пизды Марины через стринги у себя на ступне. Мой член стоит колом и очень хочет кончить!

Марина поднимается, становится рядом со мной (ее пизда в полуметре от моего носа!) и говорит, что я должен немного посидеть тут, пока кровь не остановится. Она еще что-то говорит, но я уже ничего не слышу, я только вижу ее влажные пухлые половые губы и явственно ощущаю их обалденный аромат. Я лихорадочно, словно во сне, придвигаю свое лицо все ближе и ближе к заветной щелке, открываю свой рот и нежно прижимаюсь губами к сокровенному бутону. Марина тут же замолкает, замирает как испуганная лань и (о чудо!) не отталкивает меня, а еще шире раздвигает ноги и слегка приседает. Большие половые губы приветливо распахиваются, словно створки гостеприимных ворот, перед моим язычком и я погружаюсь в чудесную страну женских тайн! Большая порция ароматного сока из выделений Марины мгновенно заполняет мой рот, я проглатываю его двумя глотками и начинаю нежно вылизывать ее малые половые губки, периодически проникая острым язычком в самую глубину ее влагалища. Она сильнее заводится и начинает вращать своими бедрами в такт с моими ласками. Постепенно перехожу выше и нежно нащупываю своими губками хохолок ее клитора, затем язычком заветную горошинку на самом его конце (спасибо интернету – кое-что знаю!). Одновременно с этим я дрочу свой член. Вдруг мелкая дрожь начинает сотрясать все тело Марины, она судорожно сжимает ногами мою голову и с протяжным стоном кончает. Я тут же выстреливаю порцию своей спермы в траву! Кончили мы одновременно!

Марина садится рядом со мной на траву и пару минут приходит в себя. Глаза ее по-прежнему блестят и блаженно счастливы, ноги широко раздвинуты, пизда раскрыта и между половыми губами зияет небольшое темное отверстие вагины, откуда стекают ее выделения, ярко-красный клитор вылез из своего укрытия и все еще нервно подергивается, с ареолов грудей исчезли мурашки, да и сами грудки как-то вытянулись и немного провисли. Волна нежности растекается во мне при виде такой бесстыже доступной женщины. Через пять минут Марина все-таки приходит в себя, встает, широко раздвигает ноги, запихивает назад в пизду все вылезшее наружу ее интимное «хозяйство», вытирает о траву влажную руку, помогает мне подняться, подставляет свое плечо, и мы медленно направляемся к нашей одежде. Я ее опять хочу! Скрыть это сложно – член вновь стоит. Идти вовсе не больно, и я смог бы и без ее помощи дойти. Но ощущать близость женского тела, тереться о ее бедро – вот это наслаждение! Я постепенно свою руку, которая опиралась на плечо Марины, опускаю ниже, еще ниже и вот как бы невзначай касаюсь ее груди, соска, поглаживаю, счастливо сжимаю грудь, ощущая ее невероятную упругость. Член у меня уже нервно пульсирует, и я вдруг ощущаю на нем руку Марины. Сначала легкое поглаживание, постепенно переходящее в размеренные движения рукой вверх-вниз. Я балдею, вожатая мне дрочит!

Мы дошли до одежды, остановились, развернулись друг к другу лицом и я впервые поцеловал женщину! Рты наши раскрылись, язычки встретились и стали исполнять неописуемый танец безумной страсти. Рука Марины все так же надрачивает мой член. Я осмелел, сильнее прижимаюсь к ее груди, кладу руку на ее живот и нежно перемещаю руку к ее промежности. Вот мой указательный палец раздвигает ее половые губы и, не встречая сопротивления, проникает в глубь ее влагалища. Марина невольно дергается, слегка отстраняется, а потом шире раздвигает ноги и сама активно насаживается на мой палец, попутно совершая легкие круговые движения своим тазом. Я тоже не отстаю от Марины и движением всех частей своего тела стараюсь слиться с ней воедино. Мы доходим до полного экстаза и, после пары минут проявления безудержной страсти, я начинаю нашептывать ей в ушко бессвязные признания в любви и страстном желании сейчас же овладеть ею. По-видимому, мои сладкие речи возымели свое действие.

Неожиданно Марина резко отстраняется от меня и опускается на траву. Я ликую: неужели она сейчас у меня отсосет член? Но все оказалось иначе. Марина становится раком, широко раздвигает ноги и призывно смотрит на меня снизу вверх, указывая взглядом на свою задницу. Я все прекрасно понимаю, пристраиваюсь позади нее на коленях и пытаюсь направить свой член в приветливо раскрытые раковинки ее вагины. Для этого мне приходится слегка надавить на ее копчик, Марина еще немного приседает и со страстным вздохом насаживается на мой торчащий член! Я ощущаю, как мой член плотно обхватывают стенки ее влагалища, приятная теплота и нежное трение! Я ебу женщину! Мы как-то сразу почувствовали единый ритм, и процесс пошел в унисон: Марина здорово подмахивает, я в нужный момент тяну на себя ее бедра, яйца мои бьются о ее половые губы, раздаются громкие шлепки от удара моего таза о ее ягодицы, пизда издает эротические хлюпающие звуки, грудки Марины висят, как два сочных спелых яблока, и ритмично перекатываются вперед-назад вдоль ее грудной клетки. Эту идиллию дополняет легкое постанывание моей возлюбленной в такт шлепкам. Все мне очень нравится, но монотонные движения в течение пяти минут, без какого-либо развития процесса, подвигают меня на дальнейшее исследование тела Марины. Не прекращая ее ебать, я слюнявлю указательный палец своей правой руки и начинаю старательно разрабатывать ее анальное отверстие. Отверстие небольшое, с едва заметными радиальными морщинками, сходящимися к его центру, небольшой округлой выпуклостью и коричневой пигментацией, постепенно светлеющей у ляжек. Когда, во время ебли, большая часть моего члена выходит из пизды, ее анальное отверстие приподнимается и немного приоткрывается, при погружении члена в пизду ее анус как бы тоже стремился за моим членом, сжимается и прикрывается. Эта пульсация ее анального отверстия меня здорово возбуждает, а проникший все-таки в ее анус мой палец (всего лишь фаланга!), чуть ли не доводит меня до финала (едва не кончил, а хочется продолжения!). Я ощущаю теплоту ее тела и полную беззащитность: я могу насильничать и растягивать ее задний проход сколько угодно, все мне сейчас доступно. Марина на мои исследования никак не реагирует и продолжает стонать и ритмично подставлять свой зад под мой член и палец.

Мне хочется сильнее завести ее и увидеть, как она кончает от моих ласк. Я предпринимаю другую тактику: отпустив ее зад, я наклоняюсь вперед обхватываю руками ее грудки-яблоки и, держась за них, натягиваю все тело Марины на свой член. Член погружается по «самое не могу» в ее пизду и упирается в матку. Марина страстно верещит, а я продолжаю размеренно натягивать и отпускать ее на себя. Три минуты страстных стонов, я на пределе, а она все не кончает!

Новая тактика: я отпускаю правой рукой ее грудь (а левая, держась за ее грудь, так и продолжает натягивать член на пизду), нащупываю ее клитор и начинаю нежными круговыми движениями своего пальца натирать заветную горошинку. Через минуту Марина издает гортанный звук раненой лани, мелко трясется и в течение двадцати секунд, постепенно затихая, кончает. Мне этого вполне хватает, и я одновременно с ней разряжаюсь мощной струей спермы (откуда столько?) в напрочь раздолбанное влагалище. Марина падает грудью на траву, я на нее, член все еще в пизде.

Через пару минут мой член окончательно падает и скромно выскальзывает из промежности Марины. Я сажусь на корточки, она переворачивается на спину и бесстыже широко раздвигает ноги. Моя сперма начинает вытекать из ее вагины. Марина начинает объяснять, что напрасно я кончил в нее, ей будет неудобно идти, т. к. сперма будет вытекать и запачкает ее спортивные штаны. Она категорично требует, чтобы я убрал за собой. Делать нечего, я просовываю голову между ее ног и начинаю тщательно высасывать содержимое пизды. Сперма вперемешку с женскими выделениями, запах ее ануса, мочи, свежей травы и еще чего-то сексуального снова заводят меня. Марина начинает глубоко дышать, а через некоторое время раздается ее глухой и какой-то нервный смех. На мой недоуменный взгляд она отвечает, что такая моя уборка будет некачественной. Надо иначе. Она кладет меня на спину, а сама забирается сверху так, что ее пизда оказывается над моим ртом, а ее анальная дырка над моим носом. Из пизды вся благоухающая влага стекает мне в рот (пришлось все заглатывать – и это мне нравилось!), из ануса ощущаю офигительный аромат и еще добавляется запах пота ее промежности. При этом Марина, сидя, неспешно покачивается вперед — назад и негромко стонет. Член мой стоит и опять очень хочется кончить. Через пять минут влага перестает наполнять мой рот, и я сосредоточиваю свое внимание на доступных мне отверстиях Марины. Обработав заостренным язычком ее анус, я перехожу к половым губам, посасываю их, иногда покусываю, пытаюсь проникнуть язычком в бездонную пропасть влагалища. Апогеем всего процесса является разнообразное ласкание ее клитора. При этом я чутко прислушиваюсь к малейшим проявлениям эмоций моей партнерши и, как опытный режиссер, управляю этим действом.

Постепенно это однообразие начинает утомлять меня и я решаюсь ускорить развязку, сосредоточив все свое внимание на клиторе Марины. Она начинает сильнее крутить тазом, буквально припечатывает своей пиздой меня к траве. Тембр ее стонов заметно возрастает и вдруг внезапно смолкает. И тут я ощущаю, как что-то влажное нежно обволакивает мой член и мягко кружит вокруг его головки. Это Марина взяла в рот мое достоинство. О, как же замечательно отсасывает моя вожатая! Ощущения непередаваемые! Меня хватает только секунд на тридцать и, не знаю, какая уж там струя спермы была, но я кончаю так, как никогда в жизни до этого! Марина кончает одновременно со мной, высосав из меня все до капли и едва не задушив при этом своей пиздой. Я дышу только носом, упертым в ее ароматный анус!

Через пять минут мы начинаем одеваться, чтобы поскорее вернуться в лагерь. Расшнуровав кроссовок, я смог обуть перебинтованную стрингами ногу так, что идти можно было вполне комфортно. На подходе к лагерю Марина заводит со мной разговор о нашем сексуальном контакте, объясняет, что это было ошибкой, она не должна была этого допускать, ведь я еще очень юн и, как она заметила, совсем еще не искушен. Она меня просит забыть обо все произошедшем и держать рот на замке. Я бурно протестую, говорю, что люблю ее и настаиваю на продолжении отношений. В конце концов, ей удается меня убедить, но только с одной оговоркой: мы еще один раз должны потрахаться. Она нехотя соглашается, но предупреждает, чтобы я не суетился и не засвечивался. Она сама все устроит, улучшив момент, ведь наша лагерная смена только началась. Если кому интересно, как все у нас с Мариной обернулось дальше в лагере – пишите в комментариях, а я подумаю над продолжением рассказа.