шлюхи Екатеринбурга

Во всесоюзной здравнице

Было это в конце 80-х, за пару лет до развала СССР. Людмила Михайловна, высокая красивая статная женщина с прекрасной фигурой, большой красивенной грудью и карими красивыми очень глазами, работала старшим экономистом в производственном отделе одного крупного завода, а ее муж Валерий там же в цехе металлоконструкций мастером. Ей и мужу было тогда лет по 36 лет. Впервые за последние несколько лет Людмиле Михайловне удалось получить на себя с мужем профсоюзные со скидкой путевки в санаторий одного из знаменитых кавказских минеральных курортов страны. Детям взяли путевки в пионерский лагерь на тот же срок. Время было такое, что деньги стоили все меньше, потому, что товаров не было, магазины были пустые, все почти покупалось у спекулянтов и на базарах.

Радости было не меряно. Лечить у обоих для профилактики больше было что по ЖКТ, и сейчас, тем более. Получили медицинские справки и санаторно-курортные карты в своей районной поликлинике, договорились с родителями, что те отправят через пару дней с начала смены в заводской лагерь детей 9 и 12 лет на время отпуска, купили ж/д билеты, собрали чемоданы вещей и отправились на курорт. Был май. Добирались почти сутки поездом. На станции прибытия наняли такси, чтобы доехать до санатория.

Приехали и все очень им там понравилось, и воздух, и природа, и горы, и минеральная вода в бювете, куда сразу же сходили после поселения. Лифты в корпусе, комната на третьем этаже отличная на двоих, деревянные две кровати-полуторки, которые они сразу сдвинули, коврики на полу, балкон с видом на горы, санузел с туалетом, ванночкой и душем. Медсестра предупредила, что вызовут к врачу после обеда.

Разложили свои вещи по тумбочкам и в шкаф, приняли душ, отдохнули, оделись в новые импортные красивые спортивные костюмы, специально купленные у фарцовщиков в городе у себя, сходили на обед, снова отдохнули и ждали вызова к врачу. На каждом этаже многоэтажного корпуса был свой врачебный кабинет и врач. На этаже Людмилы Михайловны и ее мужа был врач-уролог. Валера решил не ждать и пошел в холл смотреть какой-то там футбол, а жену попросил позвать его после того как сама сходит и получит назначения.

От бывалых людей они еще дома слышали, что надо дать врачу рублей 30–40 за двоих, чтобы назначил, не экономя, побольше всевозможных водных процедур, массажи, соляной кабинет, комнату релакса с птичьими голосами, бассейн и много всего разного полезного, а то может дать только несколько процедур неинтересных и все. Сорок рублей в те годы были хорошие деньги, недельный официальный заработок врача, учителя, инженера.

Одела белые трусики, белую футболку на голое тело (лифчик на отдыхе решила не носить, потому, что большая грудь прекрасно еще естественно держалась, а курточка и прикрывала) навела макияж, накрасила помадой губы в цвет крашеных своих каштановых волос, подкрасила ногти, заколола двумя заколками волосы на голове по бокам, подушилась немножечко французскими духами (подарок Валеры на 35-й день рождения) и вышла на балкон, вид с балкона был просто потрясающий.

Наконец-то пришла медсестра и пригласила к Льву Борисовичу. Взяла свои санаторно-курортные документы, сорок рублей десятками и идет, красота писаная такая, раскачивая бедрами, по коридору, проходя через холл, где человек десять мужчин, включая мужа, смотрели футбол, подошла, отдала ключ от комнаты и сказала, что пошла к доктору. Коридор весь был наполнен звуками футбольного стадиона и криками болельщиков.

Подошла к новой сосновой двери «под лак» и постучала, приоткрыв дверь и видя за ней вторую деревянную дверь, постучала снова, приоткрыла и увидела благообразного выше среднего роста статного мужчину-врача в белом халате с небольшой ухоженной бородкой испанкой лет постарше несколько, сидящего за столом и мужчину лет сорока на стуле. Поздоровалась, закрыла двери и присела в коридоре на банкетку напротив двери. Людей ожидающих больше не было. Прождала минут пятнадцать, пока не вышел тот мужчина и сказал ей проходить. Далее веду рассказ так как его поведала когда-то Людмила Михайловна в случившиеся с ней минуты откровения от ее лица:

«Я вошла, улыбнулась и снова поздоровалась, закрыла обе двери, внешняя защелкивалась на щеколду навесного замка, так, что открыть ее снаружи было нельзя без ключа. Врач тоже со мной поздоровался, внимательно посмотрел, оценивая с ног до головы, мило улыбнулся и предложил присесть, я села на стул у стола. Он открыл мою санаторную карту, стал читать диагнозы, задавать вопросы, что-то записывать.

Я сидела и все не решалась заговорить о назначениях, процедурах и деньгах, а он тоже не показывал виду, что этого от меня ждет, занимался своей писаниной. Я понимала, что нужно все-таки набраться решимости начать этот неловкий разговор, Говорю ему: «Лев Борисович, мы приехали с мужем из далека, аж из… давно не отдыхали, не лечились, все работа, можно бы нам побольше лечения, процедур всяких, буду благодарна Вам и достаю из кармана своей спортивной курточки те самые сорок рублей.» Лев Борисович, надо сказать, был довольно красив и обаятелен, по нему видно, что самец и ловелас еще тот, покоритель женских сердец и иных женских сладких местечек. Посмотрел он на меня так иронично и самодовольно, что Вы, говорит, какие деньги? У меня прямо внутри что-то оборвалось. Все, думаю, приехали, ничего нам не видать… Дальше, все больше робея, упавшим почти уже голосом, говорю, что может, как-нибудь, все-таки, договоримся, Лев Борисович, имея ввиду, конечно же деньги, только, думая, что надо д

авать где-то уже, наверное, рублей не знаю даже сколько еще ему, на что я была готова безоговорочно, да, я бы и на сто и больше рублей тогда согласилась, потому, что это было нашим с Валеркой великим ожиданием, так хотелось все решить и уладить, и дальше только наслаждаться отдыхом 24 дня, не думая ни о чем. Мне так стало больно от мысли, что я подвела мужа, не договорившись с врачом…

– Как-нибудь не хочется, хочется по-хорошему договориться, я Вам хорошо, и Вы мне приятно.

Не совсем понимая, к чему он клонит, я говорю, что, конечно, конечно, Лев Борисович, давайте договоримся, я согласна, как скажете, сколько скажете…

«Давайте-ка я Вас пока послушаю и потом осмотрю, моя хорошая, пожалуйста, раздевайтесь, а там мы договоримся с Вами, я думаю… снимайте верх весь», сказал доктор. Я подумала, что так в санатории и положено врачам узкого профиля выполнять работу по смежным врачебным специальностям, терапевта, как минимум, в обязательном порядке. Осчастливленная появившейся надеждой на то, что все уладится, ни о чем таком не думая совершенно, кроме того, что сейчас схожу за деньгами и где тут их разменять еще, если таких не будет купюр, (не просить же сдачу со взятки у доктора) с готовностью сняла курточку и футболку, обнажившись по пояс перед доктором. Он начал слушать мое дыхание, прикладывая металлический кружок к моей немаленькой груди и рассматривая ее внимательно, касаясь ладонью при этом, ее поглаживая и теребя легонько пальчиком соски (мама моя, я сейчас у врача на приеме?). ..