Проститутки Екатеринбурга

Визит хозяйки. Часть 1

     Стоя в коридоре перед зеркалом во весь рост, Кристина задумчиво изучала своё обнажённое тело. Да вроде и ничего, для двадцати трёх-то лет! Попа, конечно, узковата – больше на мальчишескую похожа. И родинка эта дурацкая на левом бедре. Зато сиськи есть! Честный третий размер, это вам не какая-нибудь “доска два соска”. Она сжала их в ладонях и помассировала немного, чувствуя, как соски твердеют под пальцами. Повернувшись к зеркалу боком, она с удовольствием убедилась, что талия по-прежнему стройная, и на ней нет ни единой лишней складки. Она перевела взгляд ниже, на попку и ноги, но и те были гладкими и упругими.

     Несмотря на всё это, Кристина до сих пор оставалась девственницей. Она специально носила мешковатую, невзрачную одежду, никогда не красилась, никогда не ходила в ночные клубы и не задерживалась на вечеринках у друзей. Она слишком боялась внимания парней, не знала, как дать им понять, что хочет их близости. Больше всего на свете она мечтала раздвинуть ноги навстречу настоящему, крепкому, горячему члену, но всепоглощающий страх быть высмеянной мешал ей хоть как-то приблизить эту мечту.

     В своих фантазиях она чаще всего оказывалась беспомощной игрушкой в руках сильных и жестоких мужчин, которые непрерывно насиловали её. Унижение, которое она испытывала при этих мыслях, по интенсивности могло поспорить разве что с удовольствием и жаждой испытывать это удовольствие снова и снова.

     Всё это, вкупе с робостью её натуры, открыло для неё мир BDSM. Глубоко в недрах её компьютера была спрятана папка с ничего не значащим именем, где Кристина бережно хранила найденные в интернете фотографии связанных женщин. Она даже завела себе ещё одну учётную запись “В контакте”, под вымышленным именем, где вступила во все возможные BDSM-группы, которые только могла найти. Конечно же, она слишком боялась разместить объявление о знакомстве, и когда она просматривала чужие объявления, между ног у неё сладко ныло.

     В конце концов, фантазии фантазиями, но ей вовсе не улыбалось действительно оказаться в руках какого-нибудь садиста – поди узнай, отпустит ли потом. Поэтому она ограничивалась лишь разглядыванием фотографий и порнофильмов, изнуряя себя мастурбацией. В этом деле Кристина достигла большого мастерства, и небольшая коллекция её вибраторов никогда не лежала без дела. Не говоря уже о прочих игрушках.

     Когда она обнаружила, что может связывать себя сама, то отдалась этому увлечению со всей пылкостью своей вечно неудовлетворённой натуры. Специально для этого она переехала в отдельную однокомнатную квартиру, чтобы никто не смог помешать её одиноким играм. Для этого, правда, ей каждый месяц приходилось отдавать почти две трети зарплаты, но что ж поделать. Страх быть обнаруженной, тем не менее, терзал её неотступно, и поэтому все свои тематические игрушки она складывала в запертый на кодовый замок чемодан, глубоко задвинутый под двуспальную кровать.

     Сейчас чемодан лежал на кровати, призывно открытый. Глядя на его отражение у себя за спиной, Кристина почувствовала, как между ног у неё становится мокро. Она медленно опустила пальчик к волосам на лобке и, притронувшись к щёлочке, ощутила, как всё её тело содрогнулось от возбуждения. Она взяла себе за правило брить промежность только перед “игрой”, как она это называла, и со времени последней “игры” прошло уже немало дней. Пора было приводить себя в порядок и начинать. Тем не менее, она ещё немного поласкала себя, закрыв глаза и стоя перед зеркалом – предвкушая долгую, ничем не прерываемую “игру”, на которую должна была уйти большая часть этой субботы.

     Наконец она отправилась в ванную. Проснувшись пару часов назад, она не стала одеваться, и всё это время ходила по квартире голышом. В её сегодняшней фантазии она находилась в плену у злых мужчин, которые не разрешали ей носить одежду, и которые вот-вот должны были вернуться, чтобы унижать и мучать её. Она приготовила себе завтрак и съела его, сидя голым задом на голом полу – ведь ей не разрешалось сидеть на стульях. По этой же причине ей пришлось стоять перед компьютером на коленях, проверяя почту и обновления на BDSM-сайтах.

     Всё это медленно, но верно подогревало её возбуждение. Приняв душ и как следует помывшись, Кристина насухо вытерлась полотенцем и принялась избавлять себя от лишних волос. Её мучители хотели, чтобы внизу она была совсем гладкая, как маленькая девочка – и за то, что она посмела отрастить себе такую копну, её ждало наказание. Она аккуратно подбрилась, после чего осторожно обработала кожу вокруг губок и ануса депиляторным кремом.

     За малейший волосок на писечке или попке её могли подвергнуть неслыханным мучениям, при одной мысли о которых она еле сдерживалась, чтобы не кончить прямо в ванной. Наконец всё было готово. Полюбовавшись на себя в зеркало и проведя пальцем по идеально гладкому лобку, она отправилась в комнату. После бритья Кристина ощущала себя ещё более голой и беззащитной, и это заводило её ещё сильнее.

     Из раскрытого чемодана она извлекла чёрный кожаный ошейник. Он был высоким, закрывая всё горло, и спереди его украшало блестящее металлическое кольцо. Такие же кольца, но поменьше, висели и по бокам. Она медленно поднесла его к горлу, наслаждаясь прикосновением холодной кожи, после чего, смакуя каждое движение, застегнула сзади на пряжку. Теперь она с трудом могла поворачивать шеей и была не в силах опустить подбородок. Именно так, по мнению её мучителей, должна была выглядеть настоящая рабыня.

     Сев на постель, Кристина натянула на свои гладкие ножки старые нейлоновые чулки, хранившиеся в том же чемодане. Несколько затяжек и стрелок их нисколько не портили – наоборот, они свидетельствовали о перенесённых ей страданиях и напоминали о том, до чего ничтожным и жалким существом она была в глазах своих похитителей. Погладив обтянутые нейлоном бёдра, она почувствовала, что теряет голову от возбуждения. Надо было поторапливаться – её жестокие хозяева должны были вернуться с минуты на минуту.

     Следующим из чемодана появился на свет тюбик анальной смазки. Выдавив на ладонь немного прозрачного геля, Кристина легла на спину, согнула ноги в коленях, прижала их к груди и как следует смазала свою гладкую, без единого волоска, попку. О, как один из мучителей любил насиловать её там! Чтобы разработать попку получше и чтобы не так страдать от домогательств насильника, Кристина послушно направилась на кухню.

     Там, в кастрюльке с горячей водой, уже лежала анальная пробка. Вытерев её полотенцем, Кристина нанесла на пробку остатки смазки, после чего вернулась в комнату, снова легла на постель, поджала ноги к груди и начала медленно вводить тёплую пробку в тщательно смазанный анус. Кусая губы в наполовину притворных, наполовину искренних мучениях, она чувствовала себя грязной извращенкой, и от этой мысли ей было стыдно и сладко одновременно.

     Почувствовав, как самая толстая часть затычки оказалась внутри, она позволила ей скользнуть до упора, после чего сомкнула ноги и опустила их на пол. Чувство заполненности внутри было немного неприятным, но ровно настолько, чтобы не мешать нарастающему удовольствию.

     Она встала и немного походила по комнате, наслаждаясь ощущениями. Тяжесть затычки в попе, суровая кожа ошейника у подбородка, прохлада нейлона на голых ногах – всё это окончательно превращало Кристину из серой мышки, которую знали друзья и коллеги, в развратную похотливую шлюшку, существующую только для членов своих хозяев. Вернувшись к кровати, она вынула из чемодана остальные необходимые предметы и, опустившись на ковёр, принялась завершать свои приготовления. Через несколько минут её левая нога оказалась согнута в колене и крепкой верёвкой притянута лодыжкой к бедру. Как следует затянув узел, Кристина точно также связала и правую ногу.

     Вслед за этим она поместила во влагалище свой самый лучший вибратор – он мог включаться в случайном режиме на случайные промежутки времени и на заранее купленных батарейках мог протянуть до шести часов. Он скользнул в неё как по маслу – она текла так, что на ковре легко могла образоваться лужа. Задыхаясь от возбуждения, Кристина быстро обвязала себя ещё одним куском верёвки так, чтобы вибратор не выскользнул – обмотав вокруг пояса и несколько раз пропустив между ног. Последними оставались наручники.

     Защёлкнув один браслет на левой руке и заведя руки за спину, Кристина несколько мгновений посидела неподвижно, чувствуя, как вдавливаются в неё анальная пробка и вибратор. Всего несколько металлических щелчков отделяли её от окончательной беспомощности. Этот момент всегда пугал и волновал её, и именно он был одним из самых сильных ощущений каждой игры. Она медлила, всем своим существом наслаждаясь этим зыбким мгновением, последним мгновением её свободы на несколько ближайших часов – и, внезапно заслышав в коридоре воображаемые шаги своих мучителей, быстро защёлкнула на себе второй браслет.

     Всё. Теперь она была действительно беспомощна. Скованными за спиной руками она не могла развязать себе ноги, и уж тем более не могла снять наручники. Ключ к наручникам и свободе находился сейчас на краю кухонного стола, замороженный в куске льда. Оставалось лишь покорно ждать, когда лёд растает, после чего по-лягушечьи отползти на кухню и, кое-как поднявшись на колени, губами снять ключ со столешницы. До этого, впрочем, оставалось ещё как минимум два часа. Два часа беспомощности и сладкой пытки.

     Сидя так с закрытыми глазами, она чувствовала на себе похотливые взгляды собравшихся вокруг мужчин. Чувствовала, как они жадно разглядывают её связанное тело, её аппетитно выпяченную грудь с торчащими сосками, её гладкие ноги в чулочках, безжалостно стянутые верёвкой. Кто-то приказал ей опустить голову – ведь рабыне запрещается поднимать глаза от пола. Она попыталась выполнить приказ, но высокий ошейник не дал ей этого сделать. В отчаяньи она ворочала шеей так и эдак, но опустить подбородок было невозможно, и, глядя вниз, она видела лишь кончики собственных сосков. За такое непослушание её ждало наказание – и тут же кто-то из мужчин, грубо хохоча, толкнул её ногой в спину.