шлюхи Екатеринбурга

Вишня. Часть 2

     Так, запросто и так естественно, как будто бы она раздевалась не рядом с практически посторонним мужиком, который на одиннадцать лет её старше, а, например, рядом с подружками, или если бы она была одна. До самого последнего момента, я был уверен, что купаться она будет в лифчике и трусиках. Не может же такого быть, чтобы то место, от которого я не мог отвести взгляд даже через майку, прямо сейчас, вот так, запросто… Не успела эта мысль до конца прокрутиться в моей голове, как её пальчики сомкнулись на застёжке лифчика.

     Что со мной творилось, ни в сказке сказать, ни в порно фильме не увидеть! Смерч, торнадо внутри меня перевернули все представления о природе происхождения этих явлений! Казалось, что торнадо вот-вот вырвется наружу и сметёт всё вокруг к

     “Едрене-Фене”!!! Всё дальнейшее прокручивалось как при замедленной съёмке. Застёжка разъединяется и отпущенные резинки-бретельки лифчика, настолько медленно разлетаются в разные стороны, что моё сердце успевает сделать несколько ударов. Ещё одно движение её рук, и лифчик плавно летит, да пофиг, куда он летит! Если из под него вырывается наружу изумительнейшая грудь, увидеть которую, даже через майку без лифчика, у меня не было никаких шансов. В чем я был абсолютно уверен до этой самой секунды. И, О Боже!!! Трусики, под лёгкими, уверенными движениями её пальцев, начали бесстыдно спускаться, оголяя… Я боялся не то что пошевелиться, а даже моргнуть, чтобы не вспугнуть, казавшееся миражом, происходящее. Двигались только глаза, пытаясь как можно лучше рассмотреть обнажённое, завораживающее до этого момента своей недоступностью, тело.

     Не обращая на меня ни малейшего внимания, всё та же “милашка-симпатяшка” , только уже абсолютно голая, начала медленно заходить в прохладную воду, скрывая под ней стройные ножки, а затем и бархатную привлекательную попку, которая так мило и приветливо сверкала в лунном свете. Только теперь я смог перевести дыхание и немного прийти в себя.

     Так быстро не раздеваются, наверное, даже в армии на проверке скорости после команды “отбой!” Потому, что у меня в мозгу прозвучала не команда “отбой” , а совсем даже наоборот! И не прозвучала, а прогремела!

     Не оборачиваясь на бурные всплески за своей спиной, девушка продолжала стоять по пояс в речке, играючи разводя руками воду из стороны в сторону. Подойдя совсем близко, забыв как про все приличия, так и про все причины и факторы, запрещающие мне любой интим с этой особой, ни секунды не медля, я прижался к её спине, трепетно обнял хрупкое девичье тело, положив ладони на груди и нежно стал ласкать пальцами её нежнейшие сосочки. Не заметить моё возбуждённое настроение, упёршееся ей в попку, было не возможно. Ни чуть не смутившись, девушка развернулась в моих объятиях ко мне лицом, молча глядя прямо мне в глаза. Возбуждение достигло наивысшей точки. Не осознавая своих действий, я стал медленно приседать, опускаясь все ниже и ниже. Ладони, гладя спину девушки, достигли её прелестной, бархатной попки, губы, целуя шею, плечи, постепенно приближались к её обнажённой груди, ещё несколько минут назад казавшейся мне недостижимой даже мимолётного взгляда в этой жизни.

     И я доподлинно прочувствовал на себе выражение “быть на седьмом небе” , когда губами прикасался к соскам её груди, лаская одной рукой грудь, а второй поддерживая за попку. Все происходило как в сказке. А любая сказка рано или поздно заканчивается.

     – Ну вот!

     Её слова заставили меня вздрогнуть, убрать губы от сладкой груди но продолжал держать левую руку на попке, а правой прикрывать вторую грудь. Приподняв голову, увидел недовольно сморщенный лобик, слегка сведённые брови и надутые губки.

     – Все вы так. Мы же только искупаться хотели.

     – Извини… – не на шутку сперва напугался, убрал руки, поднялся на ноги, оголяя тем самым из воды член в полной боевой готовности. Увидев моё замешательство, гнев был тут же сменен на милость, и на меня вновь смотрела милашка-симпатяшка с загадочной, игривой искоркой в глазах и шикарной обнажённой грудью.

     – Холодно, я замёрзла совсем. Пошли к костру греться.

     И через короткую паузу, добавила: – “Хорошего – понемножку!” – Давая надежду на дальнейшее продолжение сексуальных приключений.

     Да, как только что почувствовал, вода действительно была довольно холодной. Простым калачом, искупаться в такую воду меня не загнать. А за такими сиськами, не раздумывая прыгнул бы в прорубь.

      Подбросив несколько сухих веток в уже едва тлеющие угли костра и приняв для согрева по рюмашке, некоторое время грелись молча, зажёвывая водку бутербродом.

     – Согрелась?

     – Да, почти.

     – Скажи, а ты заметила, там, в саду, как я, якобы случайно, старался коснуться твоей груди?

     – Нет, а ты касался?

     – Ну, да, вскользь, несколько раз тыльной стороной ладони и предплечьем…

     – Ах, это, – засмеялась девчёнка, – смело, ничего не скажешь! Я то подумала, это ты действительно случайно. Так значит, я тебе ещё там понравилась?

     – Несомненно! Я же глаз от тебя отвести не мог! – ответил я, ни соврав ни слова, но не уточняя конкретного места, откуда не мог отвести взгляд.

     – Так чего же ты стеснялся? Мог бы прямо сказать или по откровеннее действовать. А то ведь если бы я сама не решила тебя соблазнить, так и не узнала бы о твоих чувствах!

     – Так ты все давно решила?

     – Ты ещё не понял? Ещё когда вы только приехали, я сразу для себя решила с тобой трахнуться!

     Вот это новость! Сказать, что я был шокирован такой откровенностью – ничего не сказать! Как обухом из колодца! В первый раз в жизни, ни до не после этого случая, меня так откровенно не “снимали”. И кто!? Не одинокая, пьяная леди бальзаковского возраста в кабаке, а чудесная, красивая, молодая девчёнка, не устану повторяться, на одиннадцать лет младше меня, с шикарной фигурой и такой незабываемой грудью… Да стоит ей только моргнуть, как слетятся… Да любой “слетится”! Некоторое время, переваривая услышанное, я не мог произнести ни слова. Нет, это не сон! Вода была мокрой и холодной. Сиськи, подобных которым мне обнимать и целовать не приходилось, присниться не могли.

     

     – Поцелуешь меня туда? – Была ли заметна моя отвисшая челюсть, не знаю. – пойдём, от лагеря надо подальше отойти.

     Пожалуй, это была самая яркая и самая незабываемая сексуальная история в моей жизни.

     До сих пор, как на яву, во всех подробностях вспоминаю ту ночь. Как целовал, гладил её чудесные, нежные ножки, постепенно приближаясь к самому заветному месту. Удивительно сексуальный, привлекательный запах запретного плода, нежную, воздушную мягкость той самой сокровенной складочки, когда прикасаешься к ней губами, языком. Незабываемые вкус и тепло влажного, нежного местечка, которое скрывается поглубже. Жадно, до изнеможения, я продолжал целовать этот чудный, теперь уже полностью доступный мне цветок.

     Только когда силы были уже на исходе, я смог оторваться от этого неимоверно приятного занятия и лёг рядом, победоносно положив ладонь на то самое место, которое уже не было недоступным миражом, загоняя в дальние уголки сознания мысль, чья это на самом деле была победа.

     

     – Теперь я – заговорчески произнесённое мне “на ушко” освободило меня от необходимости поиска слов для перехода к ожидаемому дальнейшему действию.

     Даже не буду пытаться описать свои ощущения от произошедшего после её слов “Теперь я”.

     Немыслимо гармоничное сочетание её губ, языка и пальцев, сделали, казавшийся невозможным, настолько бурный оргазм, что девушке пришлось закрывать мне рот рукой, чтобы не разбудить не только наш лагерь, но и близлежащую деревню.

     

     Следующая, последняя ночь в этом лагере, никак не хотела начинаться. Казалось, что должно пройти часа два или больше, как проверял время, но часы, как на зло никуда не спешили и говорили о прошествии каких-нибудь десяти – пятнадцати минутах.

     Да и куда им было спешить, им же не сказали ночью накануне волшебное заклинание:

     “завтра мне будет можно”. Именно к этому “можно” , с самого утра, я и готовился. Подготовка была нешуточной. Весь день, не находя себе места, ускоренными шагами, я слонялся по лагерю, и его окрестностям, усиленно подгоняя время, поглядывая то на часы, то на солнышко. Но они, как сговорившись, видимо на зло мне, никак не хотели ускоряться, а наоборот, незаметно похихикивая и подмаргивая друг другу, притормаживали свой ход!

     Для ускорения времени, под недоуменными взглядами друзей – туристов, брался делать какие-нибудь никому не нужные дела, типа перетаскивания с места на место чего-нибудь, чему абсолютно всё равно где лежать. Поправлял палатку, заглядывал под перевёрнутые байдарки и ещё много чего сделал необходимого.

     И Солнце, наверное оценив мои усилия по управлению временем, наконец решило спрятаться за горизонтом.