Проститутки Екатеринбурга

Вальриса. Часть 4

     Просыпаться утром всегда трудно. Особенно для меня. И на это раз было все тоже самое.

     – Вставай.

     – Сейчас, мам.

     – Спасибо. Просыпайся.

     Ох ты! Это не мама – это наставница. Утро застало меня у Адари в облике Вальрисы. А как же родители? Что они думают? Наверное, волнуются? Сон пропал в одно мгновение. Вскакиваю на кровати готовая бежать, но Адари останавливает меня одним движением руки.

     – Не спеши.

     – Мне надо домой! Что скажут родители?

     – Успокойся. Все нормально. Я внушила родителям, что с тобой ничего не происходит. Они все будут воспринимать как должное.

     Такая постановка вопроса меня не радует. Зачем воздействовать на маму и папу?: Но с другой стороны, если бы они столкнулись со всеми моими проделками, то наверное заработали бы не один инфаркт, да и по больницам и прочим организациям побегали бы изрядно. Потом от всего этого не отделаешься: Отпустило:

     – Все будет хорошо, – утешает Адари. – Прими душ и идем завтракать.

     Поверю. Многое, что говорила Наставница, оправдывалось. Накинем халатик, ноги в тапки и в ванную. Моемся аккуратненько. Сейчас проблема с волосами нам не нужна, а те как назло лезут, куда попало. Надо было их связать. Сколько же мороки у этих девчонок.

     Кончики все-таки намочил. Ну и пусть. Зато от душа бодрее себя чувствую. Теперь вытираться, снова в халатик и тапочки, а затем на кухню. Пахнет вкусно. Адари умеет готовить.

     – Что у нас сегодня за планы? – интересуюсь, устраиваясь за столом.

     – Ты в школу пойдешь, – смеется Наставница.

     Как не интересно. Там сейчас будет большой кавардак по поводу моего бегства. Надо будет отдуваться за все это.

     – А может, пропустим школу? – с надеждой спрашиваю ее.

     – Ты можешь жить здесь сколько захочешь. Но мне почему-то кажется, что тебе не захочется полностью зависеть от меня или кого-то другого.

     Тут она права. Я хочу жить сама, а не постоянно слушать приказания, иди туда, принеси то, не трогай это – как собачка на поводке.

     – Судя по твоему поведению, – продолжала Адари, – ты в большей мере Валик, который стал прелестной Валей. Я верю, что ты будешь чудесной девушкой, но у тебя доминанта Валентина. А он живет в реальности этого мира, и развитие его пока соответствует старшекласснику. Чтобы идти дальше, надо развивать в себе способности, как Валика, так и Вали.

     И здесь не обошлось без нотаций. Однако Наставница права, от школы не отвертишься. Придется идти. В знак протеста я превратился в Валика, но, тем не менее, завтрак доел с не меньшим аппетитом. Адари наблюдала за мной.

     – У тебя остались видны атрибуты, – заметила она.

     Такого я и сам не ожидал. Оказывается мои вчерашние занятия по пропихиванию сквозь отказы атрибутов, не пропали даром. Они теперь воспринимали меня как свою хозяйку. А как насчет взаимодействия? Мысленно дотрагиваюсь до одного из атрибутов Тянусь в контакт и передо мной распахивается окошко. Не долго думая, я отдаю приказ скрыть атрибуты и убеждаюсь что их не видно. Снова вступаю в контакт: Ура!!! Сработало!!!

     – Осваиваешься? – улыбается моей ребячливости Адари.

     – Угу, – обиды на нее уже нет.

     – Ну тогда переодевайся, забирай портфель и беги домой. Как раз успеешь собраться в школу.

     – Сейчас. А откуда портфель?

     – Думаешь, оставим тебя в беде?

     – Спасибо.

     – Воспитанная девочка, – рассмеялась Адари.

     – И послушная, – шучу на это раз я.

     – Это мы посмотрим, – грозит пальцем Наставница. – У нас еще много впереди.

     Что удивительно, я совсем не против продолжить свое бытие Вальрисой, и обучение тоже: Это даже становится интересно.

     – Когда прикажите прибыть, для дальнейшей стажировки.

     – Можешь сегодня погулять, а завтра заходи. Могут появиться срочные дела.

     – Хорошо.

     Переодевание много времени не заняло. Захватил портфель и на выход.

     – Я пошел.

     – Счастливо, Валик.

     – Тебе тоже.

     Дом встретил меня своей родной обстановкой. Мама собиралась у себя в комнате.

     – Не опаздывай, – напомнила она, заслышав мои перемещения.

     – Да, мам.

     Она не чувствовала себя обеспокоенной, а я по-прежнему относился к ней как маме. От этого настроение у меня поднялось. Минутное дело переложить учебники и тетради в портфеле. И я уже на пути в школу.

     – Мам! Я побежал.

     – До свидания, Валик.

     В школе дела обстояли довольно странно. Никто из учителей не то что упрекнул меня за вчерашнюю выходку, но даже не спрашивали о ней. Одноклассники отнеслись ко мне обыденно. Был ли ты или нет вчера, убегал с урока или нет – это твои проблемы, а мы посмотрим, что произойдет.

     Более участливы были Серега с Мишкой. На первой же перемене они забросали меня вопросами о моем состоянии и предложили посильную помощь в дальнейших срывах уроков, так как вчера после моего столь экстравагантного выхода, учительница скрылась у директора минут на двадцать. Затем заявился мужик, объяснил что у меня кое что произошло, что потребовало срочного ухода, забрал портфель и скрылся в неизвестном направлении на машине. Последнее наводило на мысль о перспективах моего пребывания в стенах данного заведения. Поэтому ребятам очень хотелось узнать, как можно симулировать с толь высокими покровителями.

     Пришлось напрячь свои способности отшучиваться и юлить. Рассказывать правду было нельзя, лгать не хотелось, а внимание ребят было приятно. Хорошо иметь друзей.

     На следующей перемене к нам присоединились и девчата. Разговор от моей персоны перекочевывал на наши дружеские отношения и при подаче Сереги на более интимные темы. Это заставило меня призадуматься, что неплохо бы активизировать нашу дружбу, особенно в плане отношений между полами. Ребята уже давно были не против, и особого сопротивления у девчат не замечалось. Нужен был толчок. Способна ли Вальриса в образе Валика дать этот импульс? И нужен ли он? Не превратиться ли это в их Взятие? Такой поворот дела мне не нравился. Мне нужны были друзья, открытые честные друзья и подружки, с которыми можно было поговорить, довериться и оказать помощь. Если можно обойтись без подчинения тогда можно и попробовать.

     Разговор с Оксанкой произошел уже, когда мы возвращались домой.

     – Что произошло, Валик?

     – Ты же знаешь, когда я осознал что произошло, то был настолько шокирован, что сорвался с места:

     – Мне кажется, что здесь что-то не то, – не дала закончить официальную версию Оксанка.

     – Почему ты так думаешь, – насторожился я.

     – Я чувствую, что это связано с другим, – призналась она.

     – Да нет: – начал я.

     – Мне показалось, что в тот момент ты был тот и не тот одновременно, – продолжала Оксанка, не давая мне возразить. – Словно в тебе было два человека.

     – Ты начиталась фантастики.

     – Нет, Валик. Фантастика здесь ни при чем. Я думаю, что Галина Александровна была права. Это сказывается твое второе я.

     Такой оборот стал неожиданностью. Насколько Оксанку ввели в курс дела? И почему она обратила внимание на слова женщины именно в данном случае? Неужели Оксаночка является и так чувствует меня? Было бы грех ее обманывать. И говорить правду тоже опасно. Что тогда? Искать серединку, та которая является золотой? Полуправда и недомолвки?

     – Да, – соглашаюсь я.

     – Что? – не поняла сразу Оксанка.

     – Это действительно проявление моей второй ипостаси.

     Она вопросительно смотрела на меня, ожидая внезапной перемены.

     – И сильно она проявляется? – в ее голосе чувствовалась осторожность.

     – И да и нет, – уклонился я от ответа.

      – Ты ничего не помнишь?

     – В том то и дело что я полностью все прекрасно помню.

     – Не контролировал себя?

     – Как говориться был полностью дееспособен.

     – А как же это проявлялось?

     Ох уж это женское любопытство. Впрочем, недавно и я в таком же обличье интересовался многими вопросами. Надо быть терпеливее и терпимее.