шлюхи Екатеринбурга

В узком кругу-2

     Мама

     

     Рита давно уже стала замечать, что Андрей заглядывается на других женщин. Отношения супругов не то чтобы остыли, но секс из них явно начинал улетучиваться. Он всё ешё был регулярным, но становился всё более механическим. Рита чувствовала, что Андрей не возбуждается как прежде, а его член не крепнет полностью даже находясь внутри самого сокровенного. Да и сама она, поймала себя на мысли, что играет в постельные игры скорее в силу сложившейся в их семье традиции.

     Сама по себе история не нова – чего ещё ожидать после двадцати лет брака. Рита, конечно, даже после того, как родила троих детей, сохранилась очень даже неплохо. Не располнела, не “обвисла”. Конечно, после того как выкормила младшего, Олежку, грудь выглядела не лучшим образом. Но доход семьи позволил сделать пластику груди, и теперь фигура Риты в профиль ничем не отличалась от фигуры 25-30-летних женщин.

     Проблемы в интимной сфере супружеских отношений беспокоили. Рита сознавала, что Андрей её любит. Но также понимала и то, что муж ещё очень даже в силе и если ничего не предпринимать, то походы “налево” не заставят себя ждать.

     Да, Рита относилась к той редкой породе мудрых женщин, которые понимают, что для мужчины случайный секс на стороне вовсе не повод для начала длительной интрижки. Но также было понятно и то, что это до тех пор, пока не встретится та, которой понадобится её муж насовсем. А в том, что её муж способен нравиться женщинам Рита не сомневалась.

     Секс-игрушки, в качестве катализатора сексуальной жизни, были испытаны ещё лет пять назад. Какое-то время они вносили разнообразие. Андрей с характерной для него страстью к исследованиям принялся изучать новые способы получения удовольствия для себя и супруги.

     Изредка, перед сном, к Рите приходили эти воспоминания. Она вспоминала, о том, каким возбуждением горел взгляд мужа, когда он дрочил её влагалище искусственным членом и наслаждался наблюдением за тем, как её настигает оргазм. Видя оргаистические спазмы супруги, Андрей и сам сильно возбуждался. И вскоре место фаллоимитатора занимал член. И секс становился таким же, как десять лет назад.

     От таких воспоминаний низ живота Риты наполнялся томлением. Вот тогда она могла прямо посреди ночи нырнуть под одеяло и, невзирая на сон мужа, присосаться к его детородному органу. Добиться более-менее приемлемого стояка. Надеться набухшей текущей дыркой на ствол и, усердно работая тазом, за пять минут получить оргазм.

     Затем она, придя в себя, отходила от неги экстаза, сползала с члена, делала три или четыре глубоких заглота, и Андрей начинал кончать, от чего просыпался окончательно. Он знал, что временами с ней такое случается. Особо против таких полночных побудок не возражал, а наутро шутил, что снова был изнасилован во сне.

     – Вот что на тебя находит, Ритка, – спрашивал он – что ты посреди ночи так накидываешься на меня? Признавайся! Что ты себе воображаешь?

     Но Рита включала режим “смущённая девочка” и, потупив глазки, уклончиво отвечала… “Да так, нашло что-то”. Вываливать на мужа все проблемы, которые она ощущала, не хотелось.

     

     * * *

     

     В ящике для постельного белья у Андрея хранились порнокассеты. Он иногда, для разнообразия, любовался на секс молодых и красивых актёров. Заражался их страстью и тащил жену в постель. А прятать кассеты приходилось потому, что в доме трое детей. Конечно, даже самому младшему теперь уже было пятнадцать и, без сомнений, он был в курсе интимной стороны отношений между полами. Но не доставать же, на самом деле, эти кассеты, чтобы поставить их на полочку рядом с боевиками. Лежат себе и лежат.

     Ещё примерно год назад Рита начала замечать, что кассеты лежат не так как обычно. Хотя Андрей, в силу каких-то собственных предпочтений, складывал их строго обложкой вниз. Теперь же, время от времени, кассеты оказывались сложенными как попало. Сомнений быть не могло – к порно приобщился кто-то из детей.

     Конечно, Рита подумала на младшего – мальчик, период гиперсексуальности, гормональный взрыв. Сначала её немного испугала мысль, что Олег мог увидеть содержимое кассет. Но затем, совершенно невесть откуда, пугающая и одновременно возбуждающая, пронеслась другая мысль – он ведь не просто смотрит, он при этом дрочит, мастурбирует, а потом кончает и изливается. Также как Андрей.

     Уже год прошёл с того первого раза, когда Рита заметила непорядок с кассетами. Та самая крамольная мысль-образ давно улетела. Но в голове уже что-то необратимо поменялось. Каждый раз, складывая кассеты, как положено, думалось о том, что вообще-то у всех её детей уже есть сексуальная жизнь.

     Чуть позже, разговоры со старшей дочерью стали более откровенными. Ей уже 19 и Рита знала, что к Ольге ходят ухажёры. Ходят чтобы заниматься сексом. Оля – девушка прагматичная и прямая. Вся в отца. Как-то вечером они засиделись на кухне, разговаривая об Ольгиных мальчиках. Обсуждали их. Рита неожиданно для себя, чуть наигранно спросила

     – А что, Оль, ты получаешь удовлетворение от занятий любовью?

     – Мам: Любовь я ещё не встретила. Ты спрашиваешь нравится ли мне трахаться? Да, очень. Я это обожаю. Иначе, зачем мне были бы три поклонника одновременно. Прости за прямоту, но можно сказать я ебу их. Они меня, а я их.

     Рита сама не использовала мат в сексе. Поэтому матерное слово из уст дочки хлестнуло её, но ещё больше хлестнуло значение слова. Её лапушка дочка, которую она носила на руках и кормила грудью – ебётся. Ебёт мужиков. Сосёт их члены, принимает члены в своё влагалище. Она знает вкус спермы! Она кончает!

     Невообразимая для материнского сознания картинка всё же мелькнула в Ритиной голове. Рита почувствовала, что намокла. Её постигло такое же чувство как, от воспоминаний о муже с фаллоимитатором в руке. Рита немного отстранённо глянула на дочку

     – Аккуратно только! Не залети!

     И посеменила в спальню, где уже похрапывал Андрей. Рита теперь точно знала, как называется то, что она делает с ним в такие минуты. И что она сделает с ним сейчас. Она выебет его. Выебет, кончит и выдоит. Так и случилось.

     

     * * *

     

     После того разговора с Олей сексуальные фантазии Риты получили совершенно определённое направление. Она даже, вытащила из шкафа когда-то спрятанный там и давно забытый фаллоимитатор. Теперь работа для него находилась регулярно.

     Воспоминания об их с Андреем былых забавах больше не приходили. Ощущая себя ужасно распутной и извращенной, Рита, сначала в общих чертах, а, со временем, и в деталях, стала представлять как предаются плотским утехам её дети.

     В основном фантазии касались Олега и Ольги. Олег представал мысленному взору обнаженным, смотрящим порнуху. Он дрочил свой член, слегка прогибался вперёд в судорогах экстаза и обильно кончал в руку.

     Ольга же, в фантазиях, представлялась в более разнообразном сюжете. То она скакала на члене Лёшки, то её ноги оказывались на плечах Дениса, а его член ритмично погружался в Ольгино тело. Самой же возбуждающей была фантазия в которой Оля доводила ртом до оргазма Кольку, самого рослого из всех своих приятелей. Она посасывала красную с лиловым отсветом залупленную головку.

     Когда мужчина начинал кончать, дочка помогала ему рукой и плотно обхватывала ствол члена губами. Но глотать не успевала, и белое густое семя текло по губам и подбородку. Потом, неожиданно, с блядским блеском в глазах и с вымазанным мужским семенем лицом, Оля поворачивалась в сторону Риты и блаженно улыбалась произносила… “Я ебу их, мама! Я их ебу!”.

     От последней сцены Рита пару раз кончала даже без всякого членозаменителя, лишь слегка потерев намокшую вульву.

     Риту угнетало осознание собственной извращённости, но оно же её и возбуждало ещё больше. В жизни, как будто бы появился новый тайный смысл – освоение новых глубин порока и удовольствия. Хотелось чего-то такого: Рита не решалась сформулировать даже сама себе, чего конкретно она хочет. Инстинкт самки стал время от времени почти полностью руководить её действиями. Женщина осознавала это, но не могла и не хотела противиться своему естеству.

     

     * * *

     

     Обычно, когда супруги хотели как следует потрахаться, они выбирали для этого ночь. Днём секс тоже случался, но лишь когда младших детей не было дома. Особо это не обговаривая, Рита и Андрей решили, что поскрипывание и постанывание, которое может проникать в квартиру из за закрытых дверей их спальни, старшую дочь шокировать уже не может. Всё-таки девке девятнадцать, должна понимать. А после памятного разговора с дочерью Рита вообще перестала комплексовать по поводу слышимости супружеского секса.

     Как-то, на майские, вся семья отправилась навестить родителей Андрея, которая жила в северной части города. Ольга же, не пошла со всеми, поскольку не очень любила традиционные семейные посиделки со стариками. Она честным образом сказала, что лучше поваляется на диване с книжкой. Мол, нечасто такая возможность представляется.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки