В шаге от Рая. Часть 21

     Он так решил и взял свой страх и растерянность в свои руки. Как когда-то учили в армии. Александр посмотрел в небо на кружащих над городом голубей. Он с трудом верил во все, что творилось вокруг него, но это было. Он окинул взором вокруг людей и подумал о них, о том мире, в котором они живут и, что, наверное, счастливы в этом общем огромном муравейнике под названием Земля. Совершенно не ведают, что у них твориться за спиной. Может оно и к лучшему. Он смотрел на них, стоящих на автобусных остановках и бредущих по улицам своего города. На городских деревьях стояло дикое оглушающее просто слух щебетание воробьев. Александр заметил кошку, сидящую в высокой траве под одним из деревьев, и видимо охотящуюся на этих сереньких маленьких крикунов сидящих и прыгающих по веткам деревьев.

     — «Богу Богово» — он подумал, и пошел с Алиной к ее дому.

     Алина сказала, что нужно было вернуться к ней домой. Что там она в своей комнате во сне попадала в тот мир своих страшных любовных сновидений. И они поехали к Алине, домой бросив окровавленную студию наскоро, чем придется, заперев ее. Александр прямо при Алине наспех, починил выбитую им дверь и закрыл на замок их мастерскую. Он посчитал, что теперь уже не скоро туда вернется, а может уже и нет совсем. Если милиция сядет конкретно ему теперь одному на хвост, то отмазаться уже не удастся совсем никак. Теперь уже две смерти. И возможно, что его Александра совсем затаскают по следствиям. Он просто автоматически попадает под подозрение в этих двух необъяснимых убийствах. Теперь еще и за пропажу его друга Якова.

     — «А его теперь ищи не ищи его уже нет» — думал Александр — «Если эта Алина все верно говорит и не врет, а она похоже не врет, он теперь в

     мире мертвых, и не вернешь все вспять. Единственное остается идти до конца, а там что получится».

     

     Нежданная встреча

     

     Они ехали, молча до самого дома, и каждый думал о своем. Алина сейчас думала о папе и о маме, кто сейчас был дома, а Александр о друге Якове Могильном.

     На часах Александра было уже три часа дня, и они уже были на месте у Алининого дома. Они вошли в большой подъезд многоквартирного и многоэтажного жилого дома. И вошли тут же в лифт. Затем поднялись на нужный этаж, где была Алинина квартира.

     Как-то у нее было нехорошо на душе. Еще хуже сейчас было Александру. Он стоял у чужой квартиры и не знал, что получится дальше. Что говорить в свое оправдание, если что родителям этой девчонки. Чужой совершенно, сорокалетний дядя у их порога и вместе с их дочерью. Как отреагирует мать и тем более отец, если они были сейчас дома. Дело шло к вечеру и вполне возможно, что так оно и могло случиться.

     Но дверь отворилась как-то странно сама на звонок, который нажала Алина. Сработали сами дверные замки, и отворилась дверь внутрь без помощи рук. Она открылась, настежь впуская посетителей.

     Алине стало страшно, и страшно было Александру. Он опустил руку в сумку, где был его кухонный здоровенный, разделочный под мясо, очень острый со свежей заточкой нож. Алина отступила назад и прижалась инстинктивно к груди Александра задом.

     Они оба молчали и потом медленно, почти и одновременно, переступили порог Алининой квартиры.

     У Алины судорожно от нахлынувшего нового страха заколотилось девичье в груди сердце. — «Что-то случилось?!» — подумала она — «Где папа и мама?!». Она была в состоянии паники и еще бы немного и наверное кинулась бы искать по квартире своих родителей, забыв про любую опасность. Но, только они вошли и повернули в сторону

     Алининой комнаты, как в коридорчике между спальней отца и матери и ее спальней стоял ее Вадик.

     Алина оторопела от такой вот встречи, в пустой, как ей показалось ее квартире.

     — Вадик! — она растерянно, но громко сказала своему новому знакомому — Ты, что тут делаешь?! Как ты тут оказался у меня дома?!

     Вадик стоял, поначалу молча, но потом спросил сам — А это кто Алина? Мне он не знаком!

     — Вадик! — Алина настоятельно спросила повторно его — Ты как тут очутился?! И где папа и мама?!

     Она видела, как Вадик не спускает неподвижных своих юношеских глаз с человека за спиной Алины.

     — Пусть сначала уберет назад в сумку свое оружие — сказал Вадик — Потом отвечу!

     — Уберите, пожалуйста! — попросила громко и вежливо Алина обращаясь к Александру.

     — Ага! — ответил агрессивно Александр — Уберу! Как же! Ему только это и надо! — он взял другой рукой Алину и отодвинул себе за спину — Отвечай, где ее родители! Ты сопляк! Что ты тут делаешь у нее дома и один!

     — Я не один! — громко ответил Вадик — Здесь еще есть и мой брат! — он спокойно и не дергаясь, ответил Александру и посмотрел на Алину — А ты заметила его здесь присутствие Алина?! — и он пошел на них, не колеблясь, не спеша, шагая по полу коридора — Кому как не тебе знать о нем!

     Алина прижалась к спине Александра, а тот вынул вообще разделочный нож из своей сумки и направил его в сторону идущего на них Вадика.

     — Стой ублюдок! — крикнул уже Александр — Или я развалю тебя от головы до ног этим оружием! Поверь, я это сделаю и довольно успешно!

     — Ты представишься сам или мне угадать?! — громко и не колеблясь, спросил, приближаясь к ним Миленхирим Вадик. Он остановился, не доходя Александра на расстоянии удара его разделочного ножа. Его глаза сначала посмотрели на Александра и руки Александра, словно, окаменели и опустились вниз. И он их не мог поднять уже ни какими физическими усилиями. Его ноги тоже пригвоздились к полу коридора квартиры и он не мог ими даже пошевелить. Он дергался во все стороны, но безрезультатно. Он был парализован неведомой какой-то силой. И не мог ничем кому-либо помочь, даже самому себе. Он напугался за молодую девчонку за своей спиной. Но, Миленхирим Вадик опередил его мысли — Не стоит, бояться меня Александр! — он громко ему сказал, зная откуда-то его уже имя — И не стоит, бояться Алине!

     Он подошел близко к ним обоим и взял за руку Алину.

     — Вадик! — она, было, пыталась вырвать свою девичью руку из его руки, но не вышло — Вадик! Что ты делаешь?! Где папа и мама?!

     — Слушай парень! — крикнул Александр Миленхириму Вадику — если ты с этим ребенком что-нибудь сделаешь, я потом тебя найду и убью, как собаку! Запомни мои слова!

     Но Миленхирим в облике Вадика, словно, не слушал совершенно его — Все в порядке Алина! — сказал он, Алине уже держа ее за обе ее девичьи руки — Они просто спят в своей спальне, и не стоит их будить!

     Пока не стоит! — и он повел ее с собой до родительской спальни. Это было недалеко, и он, открыв в спальню дверь, завел Алину туда и показал, как мирно спали ее папа и мама. Как словно дети, безмятежно и тихо, крепким спали гипнотическим сном.

     — Вот видишь Алина! — сказал снова он громко — Они спят как младенцы и не надо их будить! Им сняться красивые сны! Я так пожелал! — он повернул лицом к себе Алину — Когда они проснуться, то будут, счастливы, живы и здоровы! А мне нужна ты! — и он снова вывел Алину из спальни ее родителей и повел назад к Александру — И мне возможно даже понадобиться и этот громила! С тем его большим острым ножом!