Проститутки Екатеринбурга

Уже опоздал

     Уже кричал петух, уже не выйти, теперь ждать первого луча.

     Смешно сказал, да? Первого луча, первый – он же последний.

     А в комнате темно ещё, спокойно так, и ты дышишь тихонько… слушал бы и смотрел бы без конца.

     Милая моя девочка…

     Ходики на стене стучат, стучат – скорее бы уже, скорее бы!

     Знаешь…, странно, холодная ведь у меня кровь, почему же так стучит в висках, почему дрожат руки, дышать боюсь – кажется, весь дом услышит – почему?

     Уйти надо, выйти уже скорей, сгорю во дворе и поминай, как звали.

     Впрочем, нет, не поминай, не надо, сам уже почти не помню, ничего почти, а вот тебя увидел и вспомнил…

     Глаза твои вспомнил, улыбку, ушки точёные. Чуть не бросился наперерез, чуть не остановил.

     Хорош бы я был, представляю – здравствуйте, приветик вам с того света!

     А что не умер, так и так не лучше – сам белый как стенка, глаза дырками, а лапы вообще как из морозилки.

     Вообщем не остановил, но до дома проводил, не удержался – двоечник проклятый.

     Ведь говорили же мне старшие – “увидишь кого, вспомнишь, беги, – не твое теперь”.

     Третья ночь сегодня, как в сказках, третью ночь с тобой рядом сижу, на стуле этом скрипучем, держу знаками, чтобы не проснулась и смотрю.

     Смотрю, девочка моя, смотрю, в груди как футбольный мяч горький, не могу плакать и не плакать не могу.

     Всё…, убрал знаки, проверил – ничего, пошёл.

     И от двери … “кто здесь?” … замер…

     “Кто здесь, … кто … не …ТЫ?!!”

     Ну не могу я, не могу, не будил ведь – сама проснулась, ну хоть словечко, в глаза заглянуть, движения твои вспомнить, как …

     И снова – “Ты…? Ты же…, ты … ты ведь … Господи… не просыпаться… не уходи… пожалуйста не уходи…не смогу опять…”.

     Как током пробило. Что же я наделал, и что же делать теперь?

     Здравствуй, малыш. Возвращаюсь – чинно пытаюсь присесть, где там, за руку схватила – глазищи в пол лица огромные, блестят лихорадочно, что-то сказать пытается, зубы стучат, дышит, как будто бежала всю ночь…

     А ходики, проклятые, замолчали совсем, ну как нету их!

     Ну не плачь, не надо, ну хочешь я тебе воды принесу, ну …

     Куда там. Держишь меня за руку, не выпустишь.

     Жилка на шее бьётся, прижаться бы губами, как тогда, удержусь? Нет.

     “Какой холодный…, замёрз…, иди я согрею…, где же ты был…?”

     “Ну где…, я же одна …, я же совсем…, я же …”

     Девочка моя, солнышко моё, как же мне плохо было без тебя!… я даже не знал как плохо…

     Как же быть то теперь? Ведь чуть-чуть уже осталось совсем, свет скоро, солнце, ведь…

     – Я уходить должен … я…

     – Не пущу…, никуда…, с тобой…, никуда…

     Ну что же делать, что делать, и так нельзя, и … чтоб ты сдох ещё раз, дурак проклятый, что же ты наделал, как же быть то теперь?

     Как в прорубь – “малыш, нельзя мне быть здесь, нельзя, сгорю, как светло станет…”

     В глазах смятение, не понимаешь ничего,

     – “сгоришь…? Как сгоришь…? Почему …?”

     – … Ну пойми, я другой теперь, должен был помереть – вытащили, да только…

     – Другой…, какая чушь…, вот же он ты…мой… никому не отдам…, я…, тебя же обманули, любимый мой, тебя же…

     – Нет! Посмотри на меня, разве я похож на себя…? Посмотри…

     – Не верю! Нет…, не…, но…

     – Поверь мне малыш, я должен…, я уже…

     – Но ты придешь? Ведь ты придёшь…? Ведь…, обещай!

     – Я…

     – Что???

     – Я опоздал…

     – Тебя,… что … тебя не пустят ко мне?

     – Я… уже светло… Я…

     – Ты … ты же сказал…

     – Да…

     – Не пущу!!! Не пущу, что хочешь делай, не пущу … без тебя … нет …

     – Я увидел тебя, говорил с тобой… теперь…

     – Подожди, но ведь свет, … но ведь где-то же ты был …раньше… днём … до того… ведь…

     – Я был… но там … там просто … там темно, там нет…

     Срываешся с кровати, бегом, все окна, щель под дверью, ищешь, чем заткнуть… ночнушкой… всё.

     – Ты …, тебе любой свет вреден…, или …, можно лампу…? …посмотреть…я…

     Знаешь, я сначала даже не понял, попытался обьяснить – “я – ты понимаешь, я – нечисть, я – другой…я”

     – Ты…, ты больше не любишь меня?

     – Глупенькая, … но ведь это почти и всё, что от меня осталось, того…

     – Ооох…. Какая мне разница? Кто ты, что ты – ты мой, ты вернулся … ты…

     – Я…

     – Всё, молчи…

     Прижимаешся губами к моим – “Бедный мой, как же тебе наверно холодно…”

     “Иди… иди ко мне…сюда… иди.”

     Прижимаешься ко мне крепко-крепко, милая моя, счастье мое, сам себе не верю…

     Девочка моя, самая…. Как же ты красива – снова чуть не плачу, как же ты…

     Как раньше, уткнулась носом в плечо, рядом, ничего больше не боюсь, только бы ты…

     – А ты…, ты скучал без меня?

     – Скучал???

     Ты не представляешь себе, что со мной творится сейчас, какая у меня внутри нежность, бесконечная, до боли, до сведённых пальцев, дотрагиваюсь – легко-легко, почти невесомо, провожу по губам, глажу волосы…

     Так сжимается горло, перехватило, сглатываю, ещё…

     Ты уже улыбаешься, ещё робко, ещё слёзы в глазах, но ты улыбаешься уже, улыбаешься…

     Лисёнок…, малышенька…, рыжий мой, как же я был всё это время без тебя…

     Целую тихонечко – глаза, веки, левый, правый, губы горькие, нежные – вспухают…

     Ласточкин мой…

     Провожу по шее – замираешь, не дыша, не шевелясь…

     Стоном дыхание вырывается наружу, берешь мою руку, тянешь к себе – подожди, дай вспомнить, дай вернуть тебя, с закрытыми глазами дай пройти тебя всю, языком, губами, дай напиться, надышаться тобой.

     Никогда не думал, что запах может сниться, теперь знаю – то, что было тогда в полубреду, полусмерти – днём тогда…родная моя…

     Закрываешь глаза, а веки дрожат, смотрю на тебя, не могу насмотреться, руки – мои руки уже вспомнили тебя и ласкают – сначала робко, потом всё смелее …

     Почему же ты плачешь теперь? Всё уже хорошо, всё… мы … вместе

     Раскинулась, разметалась на кровати, голова назад, я же теперь вижу в темноте, знаешь?

     Не слышишь маленькая, не до того тебе.

     И уже теряю себя, бьюсь в твоей груди сердцем, в горле твоём дыханием клокочу…

     Не могу без тебя больше, не могу отдельно, не могу…

     Я…здесь…я…ВЕРНУЛСЯ…как же мне хорошо…

     Где я сейчас – с тобой, в тебе, во мне? Или просто сплю, или просто умер – не знаю, не хочу знать, ничего больше не хочу, только быть здесь, сейчас, быть…

     Зверёнок мой, волосы растрёпались, губа закушена, струйка крови по подбородку…

     И запах, нет, не так – з-а-а-п-а-а-х-х крови перебивает твой, хмельной, безумный и ты, об меня, лицом, всем телом, всем…

     Ну не знаю же я уже кто я, что я, где я, как я жив и жив ли я, лия…жежив…

     Всё, затрясло, ну подержи меня, подержи ещё чуть-чуть, я весь выплеснусь, я…без остатка…подержи!

     О-о-о-й мамочки мои это где же я есть то, на каком свете, кровать влажная, вся в поту, с ума сойти – давно ли я опять потеть начал?

     Прядками мокрыми меня щекочешь, как раньше всё, и ноготками мне по животу – лови мол…

     Живы…

     Только запах, запах, и тяжёлый и лёгкий, и сладкий и горький – от тебя ко мне – струйкой по подбородку, внутренности узлом, как же такое терпят то, ненаглядная моя, любовь моя горькая, сладкая… как же такое терпят-т-т т-о-о…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]