шлюхи Екатеринбурга

Уроки послушания 1. Начало

     Их первую встречу она вспоминала, казалось, уже сотню раз. И потеряла счет оргазмам, настигавшим ее, терзающую свою киску и вспоминающую, как терзал ее он. Да, жажда секса преследовала ее после развода с мужем постоянно, и порой она находила удовлетворение в случайных любовниках, но это ни шло ни в какое сравнение с тем вечером.

     

     Этот мужчина сразу привлек ее внимание. Остроумный, уверенный, чувственный, он очаровал ее еще на своем докладе, сразу став предметом фривольных фантазий. На ее выступлении он буквально раздевал ее глазами, но это не помешало ему задать пару интересных и выигрышных для нее вопросов. Она даже набралась смелости сказать ему «спасибо» и обменяться визитками, с некоторым сожалением заметив обручальное кольцо на его руке. Но когда на танцах после вечернего фуршета он сам подошел к ней, у нее сладко заныло внутри. Его комплименты не казались ей натянутыми, он обладал нечасто встречающейся способностью хвалить умного человека так, чтобы ему было приятно. Но его руки тоже не скучали. Она с нарастающим смущением чувствовала, как эротично они путешествуют по ее спине и как эти прикосновения отзываются у нее между ног. Она никак не могла разобраться в своих эмоциях и подобрать подходящие слова. Но когда его ладонь опустилась ей на попку, она все же попыталась изобразить хотя бы некоторую неприступность. «Я вообще-то не флиртую с женатыми мужчинами» — сказала она как бы полушутя. «И правильно. Незачем с ними флиртовать. Лучше флиртуйте со мной» — уверенно сказал он с легкой улыбкой. Его трудно было смутить и ему трудно было не поддаться.

     

     Переместившись в коридор огромного полупустого здания, они удалились от массы веселящихся коллег. Он придерживал ее за талию и едва скрывшись за поворотом увлек в объятья и закрыл ее рот чувственным поцелуем. Его руки мяли женское тело уже повсюду, она почувствовала, что слабеет. Она потекла, и сквозь сладкую пелену возбуждения с трудом пробивалась мысль: «еще немного — и я не в силах буду сопротивляться». Мужская рука опустилась с ее груди вниз и уверенно направилась под юбку, пальцы проникли между ног и через колготки начали ласкать уже совершенно мокрую промежность. От неожиданности у нее сбилось дыхание. Ей никогда не приходилось переходить к столь откровенным ласкам так быстро и ситуация вдруг показалась ей слишком вульгарной. «Нет, нет, не надо, я так не могу» — она отчаянно вывернулась из его рук и метнулась к двери туалета. ()

     

     Задыхаясь, она ворвалась в туалет и прижалась лбом к холодному стеклу зеркала. «Боже, что я делаю. Боже, как же хорошо» — ее мысли окончательно спутались. Рука проскользнула в колготки за резинку трусиков и палец коснулся набухшего клитора. Как же она хотела этого мужчину! Она не сдержала долгого недвусмысленного стона. В этот момент незапертая дверь распахнулась — и она вновь увидела его. Она даже не успела вытащить руку, только испуганно вжалась в кафель стены. Он недолго смотрел на мастурбирующую самку, источавшую похоть каждой клеткой своего тела. В два шага преодолев разделяющую их дистанцию, он решительно развернул ее спиной к себе и согнул, заставив опереться на раковину. «Да, да!» — хотелось кричать ей, но она лишь покорно следовала за его действиями. Он и не думал останавливаться, и спустив вниз ее колготки и трусы решительно вошел в нее. Это было слишком хорошо, чтобы она могла сохранять рассудок. Ее стоны перешли в восторженное повизгивание, ноги дрожали и подворачивались на каблуках. И когда он грубо схватил ее за волосы и рывком поднял голову, заставив увидеть в зеркале всю сцену, ее накрыл мощнейший оргазм. Она кричала, рыдала и билась в конвульсиях, а он силой удерживал ее на ногах, держа за пояс и за волосы.

     

     Она еще ничего не понимала, когда он решительно развернул ее и все так же за волосы опустил перед собой на колени. Сжав ей щеки он заставил ее открыть рот и тут же проник в него своим членом. Это не было оральной лаской, это было недвусмысленным насилованием в рот. Крепко держа ее голову в удобной для себя позиции, он несколько раз проник настолько глубоко, что она чудом сдержала рвотный рефлекс. Ее никогда не брали столь бесцеремонно, тем более в рот, и гамма ее эмоций была слишком сложна, чтобы она могла понять что она чувствует. Тут было и возмущение, и изумление, и восторг перед силой, и счастье быть желанной, и все более нарастающее возбуждение от происходящего. Он с рычанием кончил ей в рот, но не сразу отпустил голову покоренной женщины, членом размазывая по ее лицу выплеснувшуюся наружу сперму. Наигравшись, он заправился и потрепал по щеке безвольно валяющуюся в его ногах самку. Она вспыхнула от унизительной ласки, но так и не высказанное возмущение было прервано его словами. «Ты слишком хороша. Ты не заслуживаешь жалкой участи мастурбировать в одиночестве». И больше ничего, он просто вышел. Еще несколько секунд до нее доходил смысл его слов, после чего она словно потеряла все свои силы, рухнув на пол и разрыдавшись.

     

     ***

     

     Она сильно нервничала и долго не решалась нажать кнопку звонка, словно понимая, что перейдя эту границу уже не сможет повернуть назад. Но разве напросившись на свидание с мужчиной, который овладел ей столь бесцеремонно, она уже не сделала свой выбор? Наконец, в десятый раз поправив одежду и прическу она решилась. Дверь открылась. «Привет!» — деланно весело произнесла она, стараясь не смотреть ему в глаза, но ответа не дождалась. Он лишь отошел в сторону, давая ей войти. Острое ощущение неуместности своего поведения выплеснулось на ее щеки и вновь отозвалось волной истомы между ног. Внезапно она поняла, что уже совершенно мокрая. Возбужденная самка, которая послушно пришла отдаваться покорившему ее самцу.

     

     Не произнеся ни слова, он закрыл дверь, затем встал напротив нее и стал рассматривать, словно товар в магазине. Она была совершенно сбита с толку и не знала что делать. Опустив глаза, она чувствовала себя нашкодившей школьницей, вызванной на прием к директору. «Подними юбку» — негромко, но четко скомандовал он. Ее обожгла унизительность происходящего, мысли заметались. Но ладони, опережая понимание, уже комкали подол, бесстыже оголяя ноги. «Выше». Теперь она стояла перед ним с задранной юбкой, демонстрируя нижнее белье. И в этот момент она почувствовала затаенную радость — радость женщины, старания которой одеться сексуально будут оценены мужчиной. Она вспоминала себя в зеркале, вспоминала полосу обнаженных ног между черной резинкой чулка и черными трусиками. Краем глаза она пыталась увидеть на его лице удовлетворение.

     

     Он сделал шаг к ней на встречу и без всяких предисловий взялся за резинку трусиков. У нее перехватило дыхание. Он резко сдернул трусики вниз, до колен, и вновь отошел в сторону. «Ты должна приходить ко мне без трусов» — спокойно сказал он. Ее передернуло, это было слишком остро. Поднимающаяся гордыня брала верх над похотью, ее как будто подташнивало. Она опустила юбку. «Я так не могу, я же не шлюха» — сказала она, пытаясь произнести это уверенно, но без вызова. Повисла напряженная пауза и ее настроение вновь метнулось в сторону. Ей стало страшно. Страшно что сейчас все закончится не начавшись. Она почувствовала отчаяние неразрешимой ситуации. Она не может позволить считать себя доступной всем шлюхой, но она слишком хотела быть с ним и боялась его потерять.

     

     «Подними юбку и держи как я сказал». Его голос совершенно не изменился. Ни злости, ни разочарования, только спокойная уверенность. Пытаясь сохранить на лице выражение собственного достоинства, она тем не менее выполнила приказ, словно покоряясь насилию. И вновь унизительное разглядывание. Ее наигранная уверенность испарялась на глазах. Он подошел к ней и властно охватил ладонью промежность. Палец уверенно погрузился в бесстыже хлюпающую щель. Она потеряла всякое желание сопротивляться. Стоять перед мужчиной с задранной юбкой, истекая соками, и изображать из себя недотрогу могла бы только молоденькая дурочка. Бросив из-под ресниц испуганный взгляд на своего мучителя, она не увидела в нем пугавшей ее насмешки. Она начала стонать от сладости мужского прикосновения и подаваться навстречу проникавшей в нее руке. Он наклонился к ее уху и пощекотал его языком. От неожиданной ласки ее словно пробило током, она вскрикнула и едва не кончила.

     

     «Ты сильная и умная женщина» — шепнул он, — «но со мной ты будешь лишь покорной сучкой. И тебе это понравится». Его вкрадчивый шепот отзывался похотливыми стонами женщины. Он медленно запустил руку в ее прическу, сгреб волосы в кулак и так же медленно повернул ее голову лицом вверх, заставив смотреть на себя. «Тебе не хватает только смелости покориться. Но я сделаю тебя послушной» — сказал он глядя ей прямо в глаза. Она вновь ярко вспомнила, как он брал ее в первый раз и забилась дрожью. Проснувшаяся на секунду гордость воскликнула «нет, ты не можешь сейчас кончить!» Но ее поза была слишком унизительной, вожделение слишком сильным, а его рука слишком умелой. Оргазм вновь накрыл ее целиком, сознание отлетело куда-то далеко, ноги подкосились. Повизгивая как собачонка, она билась в судорогах, повиснув на его сильных руках.

     

     Он сочно поцеловал ее в губы и отстранился. «Юбку не опускай, иди за мной» — сказал он и направился в комнату. Она выглядела жалко. С трудом воспринимая происходящее за пеленой возбуждения, она никак не могла понять, как идти со спущенными трусиками. Вся красная от стыда, семеня стреноженными ногами она вошла в комнату. Он сидел на диване и оценивающе смотрел на униженную женщину. В его взгляде не было торжества победителя, он словно и не сомневался в своей силе и воспринимал ее капитуляцию как нечто само собой разумеющееся. И это почему-то успокаивало, она перестала бояться и вновь почувствовала возбуждение. «Раздевайся догола. Чулки и туфли оставь». С трудом удерживаясь на дрожащих от похоти ногах, она стянула трусики и переступила через расстегнутую юбку. Затем сняла блузку и лифчик. «Руки за голову». Он вновь выдержал долгую паузу, рассматривая послушную его воле женщину.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки