Проститутки Екатеринбурга

Укрощение строптивых. Часть 9

     Буду иметь тебя, Наташа, в попку. Готовься. Прими слабительное, клизму с утра.

     Раздевался я быстро, как рекорд скорости ставил. Залегли мы с Леной на постель. Умничка эта все заметила, что я на Наташе в прошлый раз делал. Бочком ко мне присела, взяла руками свои грудочки и подносит их по очереди к моим губам. Подает то соском, то самым низом груди, то боком прикладывает. Мне уже терпения нет. Завалился между ее ляжек и вставил своего джигита. Как она охнула и начала подо мной попкой играть! То ее под себя убирает, то мне навстречу подается. В таком случае говорят, что женщина “подмахивает” , но мне больше нравится слово “играет”.

     Ляжки у нее полные, не пускают меня всунуть достаточно глубоко. Пришлось подхватить ее под колени и положить ноги себе на плечи. Вот теперь достал “до упора”. А Леночка-девочка старается, чтобы удобно мне было. Взяла руками свои ноги за пятки и задрала их вверх. Теперь ее ножки торчат вертикально и раздвинуты широко, как рогатка. А я в середине этой рогатки стараюсь.

     Все хорошее рано или поздно заканчивается. Кончил и я наслаждаться Леночкой. Вылил свое содержимое и повалился ей на грудь. Она отпустила пятки и положила ножки на мою спину. Лежит подо мной, отдышаться не может. Свалился я на бок и Лену к себе поворачиваю. Она животом ко мне прилегла, головой на плече устроилась. А руку мою прихватила и к своему лобку прижала, всем телом на нее навалилась.

     – Лена – говорю – в прошлый раз ты меня сзади целовала, я никогда не слыхал, чтобы женщина так своего мужчину ласкала. Это ты сама придумала?

     – Я подумала, что вам понравится. Вам не противны были мои ласки?

     – Что ты, очень хорошо, хотя и необычно.

     Тут я заметил, что Наташа в углу голову повернула к нам, насколько это возможно, и через плечо смотрит, что мы с Леной делаем. Надо и ей заниматься. Две женщины одновременно – это уже сложно. Погнал Леночку принести мне мокрое полотенце для усталого джигита, самой подмыться и кофе приготовить. А Наташе говорю:

     – Хватит стоять в углу, иди ко мне.

     Она идет-семенит, штаны на щиколотках шагать мешают. Трусики у нее ниже попки, их рукой поддерживает, чтобы не свалились с того места, на которое Хозяин определил. Подошла и, даже, пытается мне улыбаться.

     – Ну, что, будешь послушной девочкой?

     – Я буду во всем послушной, только простите меня – смотрит на меня, а в глазах мольба. Хорошо на нее порка подействовала. Особенно потому, что была для нее полной неожиданностью.

     Встал с постели голый, медленно, со вкусом начинаю ее окончательно раздевать. Вначале ножки от брючек освободил, потом, медленно так, скатал трусы. Стоит спокойно, только ножку приподнимает, чтобы мне удобнее было их снять. Теперь занялся верхней частью ее туалета. Расстегиваю кофточку. Она даже руки растопырила, чтобы удобнее было ее стянуть. Лифчик на Наташе большой, черный – видимо из того же спортивного комплекта, что и трусы-для-спортзала. Пока его расстегивал, она руки вперед-вниз вытянула, плечи свела. Обеспечивает удобство раздевания своим мужчиной. И опять виновато в глаза смотрит и просительно улыбается. Вот и все, стоит голенькая и ждет, что с ней дальше делать буду.

     – В следующий раз этот же брючный костюм надевай. Очень тебе он идет, особенно когда по оттопыренному заду пороть придется. А белье, пусть и черное, но полегче, поуже. Если нет подходящего, то купи или сама сошьешь. Денег я дал достаточно для покупки любых нарядов.

     – Все, все сделаю, только, пожалуйста, не надо меня больше пороть, очень сильно попка болит!

     – Это посмотрим на твое поведение. И имей ввиду, когда мне этого захочется, сразу тебе большой животик сделаю. И попробуй только конрацептивами защищаться! Женщина должна родить, продолжение роду человеческому давать. Ишь, придумали: “мне карьеру надо делать, я самодостаточна”. Так что будь готова и к такой возможности. Она встрепенулась:

     – Можно сказать?

     – Говори.

     – А как я объясню маме и коллегам учителям, каким ветром мне живот надуло, как я без мужа забеременела? Это же позор для учительницы!

     – Это просто. Обеспечу тебе все доказательства, что был у тебя жених военный, да погиб до свадьбы на Кавказе. Нескромных вопросов не возникнет, тебя даже жалеть будут. Что касается финансов, то своего ребенка без помощи не оставлю. Будешь не просто обеспеченной, а ОЧЕНЬ обеспеченной мамашей.

     Стращаю ее, а самому так хочется своих детей иметь, заботится о них, на руках носить, мать их голубить и от всевозможных бед защищать. В душе у меня даже шерсть дыбом встала от готовности за свою женщину длинноногую и за детей на бой идти. Но для Наташи это пока пустой звук. Она покорна мне. Однако долго еще будет противиться принять джигита не для моего наслаждения, а чтобы родить ребенка.

     А Лена уже в комнате с подносом, на котором весь кофейный прибор. Стоит скромненько, а нас слушает.

     – Проходи, Лена, поднос поставь, а сама встань “столиком”. Как? Становись на четвереньки попкой ко мне, руки в локтях согни, чтобы спина ровной была, без наклона. Я на твою спину кофейный поднос поставлю. А ты, Наташенька поработай немного язычком, приведи мой мужской инструмент в рабочее состояние. Он еще должен в тебе потрудиться.

     Лена встала на четвереньки, повозилась устраиваясь, ко мне голову повернула и спрашивает взглядом: “я все правильно сделала”? Широкий зад к моей ноге прижимается. На ее крестец я и поставил поднос – стоит устойчиво, как на настоящем кофейном столике. Наташа без споров на колени между моих бедер опустилась и джигита в руки взяла. Оттянула крайнюю плоть и головку целовать начала. Потом губы колечком сделала и охватила ими мой ствол. Скользит по нему губами, то почти выпустит, то ртом на него глубоко надвинется. Чувствую я, как Наташин язычок головку джигита гладит. Лена украдкой за Наташей наблюдает, изучает мои привычки.

     Я не понимаю смысла, когда женщине в рот спускают и заставляют сперму глотать. Только садист может получать удовольствие, когда так унижает женщину. Женщина может обработать язычком и губами мужской инструмент только для восстановления его рабочего состояния у сильно уставшего или нездорового мужчины. Только для этого.

     Пока я кофе пил, мой джигит налился силой и отвердел. Наташа на меня поглядывает: “еще нужно или уже достаточно”? В какую позу ее определить? Если на спину положить, как это традиционно делают, то больная попа не позволит ей играть подо мной. Надо ее стоймя использовать. Через стул перегнуть? Но в такой позиции ее порол в первый раз, нежелательные воспоминания ей помешают.

     Осторожно отодвинул голову Наташи.

     – Хватит, хорошо помогла. Большое спасибо тебе за это. – подхватил ее под мышки и поставил на ноги.

     – Теперь иди к столу и ложись на него животом. Руки над головой положи.

     Улеглась голенькая Натуля на стол, руки вперед вытянула. Спинка ровненькая, узкая талия в исполосованный зад переходит. Подошел к ней сзади, осторожненько погладил попочку, взял снизу за ягодицы и развел. Наташа голову подняла, смотрит на меня тревожно и напоминает:

     – Вы говорили, что ТУДА еще неделю нельзя: – подумала, что я сейчас ее в зад иметь буду.

     – А я и не собираюсь ТУДА вставлять.

     Роста она высокого, ноги длинные и мне не приходится ни самому приседать, ни попу ее вверх тащить. Поводил джигитом по ее мокрой щелочке, запустил руку под живот и стал клитор тереть. Наташа сразу задышала, завозилась на столе. Как будто укладывается поудобнее. Вот теперь я вставил свой инструмент ей во влагалище, а руками за титечки ухватился. Очень удобно в этой позе девушку за гудки к себе подтягивать и насаживать поглубже. И пошла работа. Когда я углубляюсь в дырочку, то тяну ее тити на себя, а когда выхожу, то за груди вперед от себя оттягиваю. А в остальном, все как обычно – толчки, толчки, толчки. Ерзает вперед-назад Наташа животом по столу. Я сжимаю ее тити-яблочки, соски тру пальцами.

     Десяток раз толкнул и Наташа завелась. Подаваться назад попой ей больно, так она задом крутить стала – движет им из стороны в сторону. Короче говоря, получилось все гораздо приятнее, чем с ней в первый раз было. Но голоса не подает, такой у нее оргазм – без звуков. Тут и на меня накатило. Толчками выбрасываю в нее сперму. Потом остановился, титечки отпустил и битый зад ее глажу. Наташа неподвижно отдыхает, а усталый джигит все еще у нее внутри находится.

     Отдышались маленько. Наташенька, голову ко мне повернула и взглядом спрашивает: можно ли вставать. Поднял ее, обнял со спины, а она легонько оттопыренной попкой ко мне прижалась. Поясницу вперед выгнула, так что касается меня только лопатками и задом. Поиграл еще Наташиными титечками. Подоил ее со вкусом и послал Наташу подмываться. Идет она, а по внутренней стороне ляжек моя сперма течет в смеси с ее соками. Лену от обязанностей столика освободил и послал на кухню.

     – Приготовь, пожалуйста, чай. Сейчас отдышимся и придем чай пить.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]