Проститутки Екатеринбурга

Укрощение строптивых. Часть 10

     – Задница болит… Как я уроки вести буду? Получится целый день в классе на ногах стоять. А напугалась я до смерти, когда Хозяин на меня уселся. Потом со страха старалась попку повыше поднять, ему угодить. Если узнают в школе, как я зад под плеткой оттопыривала, то хоть из города беги от позора! А когда в углу стояла нашкодившей девочкой и на ваше траханье смотрела, мне так завидно стало. С тобой он был нежен, а я в углу с битым задом стою. Когда на стол меня положил, я еще больше испугалась. Думаю, пропала моя бедная попочка!

     Лена:

     – Но потом тебе хорошо на столе было. Видела я, как ты задом вертела.

     Наташа:

     – Не смейся. Хорошо то хорошо. Думаю, он меня простил. Но вот приказал через неделю попку приготовить, будет в зад меня иметь. Не пойму: это новое наказание, или он извращенец? И еще погрозил обрюхатить меня. Ну, что я одна с ребенком буду делать!

     Лена:

     – А я и не смеюсь. Ты ему покорилась, старалась ласковой и послушной быть. Потому и он под конец с тобой ласково обошелся.

     Ладно, хватит подслушивать. Надо делом заниматься. Деньги лишними не бывают, тем более, что девочки мне все больше нравятся и хочу им подарок сделать. Ох, Коробков Владимир Андреевич, не влюбился ли ты в училок – своих сексуальных рабынь?

     Воскресенье

     В воскресенье ничего нового. Раздел девочек и поставил обоих “столиком”. Стоят на четвереньках в позе 69. Лена голову щекой мне на колено примостила и преданно в глаза смотрит. Такой ее взгляд для меня уже привычным стал. Наташа задом ко мне стоит. Одной рукой я Ленину щечку глажу, волосами не ее голове играю. Вторую руку на Наташину попу положил, ягодички погладил и скользнул в ложбинку между полушариями. Попка у нее очень красивая, но еще небольшая – как у 18-летней девушки. Опустил руку вниз и там потрогал, перебираю пальцами малые губы, шевелю их лепестки. Рука моя легко скользит по ее интимным прелестям, Наташа расслабилась и уже стала мокренькая.

     И тут пошла моя рука вверх и легли мокрые пальцы на дырочку ануса. Глажу вокруг него, смазываю Наташиной же смазкой. Она сжала отвердевшие вдруг ягодицы. Напомнила Наташе моя рука, что ждет ее в среду. Конечно, во вторник и утром в среду, когда она будет свой зад готовить, только об этом и будет думать. Но пускай эти мысли и сейчас ее не оставляют. Я не извращенец, не маньяк и не гей, потому собираюсь ее в зад иметь не для удовольствия, а как наказание. Как-то не верится мне, что нормальная женщина может получать удовольствие, подставляя мужчине задницу. Нормальной женщине это должно быть оскорбительным.

     Поиграл еще какое то время своими девочками. В финале поочередно оттрахал их, поставив в постели на четвереньки. Ну, с Леночкой все понятно, старается, сама на мой кол насаживается. Приятно удивила в этот раз Наташенька. Так изящно оперлась локтями на постель, прогнулась, весь ее соблазн сзади высоко поднят. Никогда не мог понять, почему эта поза называется “раком”. Голову Наташа ко мне повернула и улыбнулась:

     – Я все правильно делаю, вам удобно будет?

     Взял ее руками в том месте, ниже которого талия попкой называется, и натянул на своего джигита – радуйся, хулиган! Качаю ее тело вперед-назад, а она временами на меня оглядывается.

     – Тут я. – говорю – Тут и никуда не делся, можешь не проверять.

     Когда девчонки подмылись и ожидали традиционного чаепития, я дал команду одеваться для коллективного похода в магазины. Здесь же при мне стали они одеваться. Знаете, наблюдать, как девушка заголяется – удовольствие. Еще большее удовольствие самому ее раздевать, когда она перед тобой поворачивается и подставляет то, что снять с нее надо. Но созерцать, как девушка одевается после бурной игры в постели, тоже кайф!

     Отравились в ювелирный магазин. Купил по их выбору колечки, кулончики из хорошего золота. Полакомились в кафешке мороженным и разошлись довольные.

     Страдания Наташиной попки.

     В понедельник вечером Елена Павловна позвонила мне и попросила отпустить ее в среду. Ей надо побывать в деревне у родственников и вернуться удастся только поздно вечером. В школе она договорилась, а на ее квартире меня будет ждать Наташа. Возможно, она просто не хотела присутствовать при последнем унижении своей товарки, а может, и в самом деле нужно срочно побывать у родни. Я не стал доискиваться правды и отпустил на этот день Леночку. Все равно, она полностью покорна, а мне будет не до ее интимных прелестей – надо доламывать Наташу.

     Думаю, что отсутствие подруги не было неожиданностью для Наташи. Встретила меня училочка в прихожей. Вышла, когда услышала звук поворачивающегося в замке ключа и, даже, попыталась опуститься на колени. Но я махнул рукой.

     – Не надо.

     – А я думала, что это Лена пришла – пытается изобразить неведение, но догадывается – подруга нарочно оставила ее один на один со мной.

     На ней все тот же строгий костюм с брючками, в которых я порол ее в прошлый раз. Вместо кофточки надета белая водолазка, сквозь которую четко выступают яблочки ее грудок. Смотрит на меня тревожно и вопросительно: как там решилась судьба ее попочки. Чтобы устранить всякую двусмысленность, погладил ее по заду, крепко взял за упругую ягодичку и повел в комнату.

     – Тебе как лучше, на стол животом положить или на коленях на диване?

     Она подумала и кивнула на диван. Вероятно, решила, что на коленях руки будут в диван упираться, а на столе еще заставлю саму руками ягодицы раздвигать.

     – Тогда раскладывай диван, постели простыни и положи подушки.

     Она уже знает, где у Лены хранится постельное белье, достала его и приготовила постель и стоит около нее спиной ко мне. Я быстренько скинул с себя все и стою за Наташиной спиной голый с торчащим джигитом.

     – Крем и смазку в секс-шопе купила, инструкцию прочитала? – молча кивает головой – принеси сюда.

     Принесла и на стол положила, а сама голову отворачивает в сторону, стыдится. Взял опять ее сзади рукой. Четыре пальца в ложбинке между полушариями, пятый с внешней стороны прижимает. Развернул Наташу за ягодичку и, таким образом, вырулил на середину комнаты. Лицом к себе повернул. Она головку покорно опустила, знает, что дальше будет. А мне и нужна ее полная покорность. Стал я ее водолазку медленно-медленно вверх поднимать. Показался узенький черный лифчик – даже ее небольшие титечки только до сосков закрывает. Поднял водолазку выше, Наташа сама задрала вверх руки. Теперь водолазка ее голову закрывает, на поднятых руках держится. Открылись подмышки с темными волосиками – ну, как их не погладить, не потеребить. Снял совсем водолазку, полюбовался на ее ровный животик. Пупок над самым поясом брюк виден. Его тоже надо погладить.

     Пододвинул стул и сел, теперь ее живот как раз против моего лица приходится. Медленно расстегнул молнию брючек и развел ее пошире. Теперь брюки только на ее заду держатся, да еще для надежности Наташа ножки немного раскорячила. А в расстежке видны трусики черные, узенькие, как две ленточки. Потихоньку стаскиваю штаны с ее попки, но совсем на щиколотки еще не опускаю. Стоит Наташенька передо мной, ждет, что я дальше снимать с нее буду: Куда торопиться, полюбоваться надо на низ ее живота, погладить его. Потом и трусики спустил на бедра. Там она их руками держит. Лобок в черной щетине у меня перед носом.

     Положил девочку-училочку животом на колени, глажу ее ягодички. Кожа на них гладкая, шелковая. Лежит Наташа – голова вниз опущена, принимает мою игру покорно. Заволновалась, когда я оттянул в сторону ее ягодичку и вставил в анус наконечник тюбика смазки.

     – Пожалуйста, не надо сегодня меня ТУДА:

     Выдавил в нее половину тюбика. Еще растер смазку по плотно сжатому колечку ануса. Она свои полушария не сжимает, но ягодицы твердые от напряжения. А когда я попытался ее поднять и на ноги поставить, Наташа сползла на пол, взялась руками за мой член и тянет к нему губы колечком. Но я не позволил минет делать. Посадил Наташу себе на колени – она сразу же подхватила ладошками свои грудочки и подносит их к моим губам. Помнит как такое Леночка делала и как мне это понравилось.

     Все готова сделать – только бы попу не подставлять! Катаю языком ее сосочки, тяну время, жду, когда анестетики смазки подействуют и уменьшат болевую чувствительность.

     Как только Наташа поняла, что ее с колен ссаживают, продолжила ту же песню:

     – Пожалуйста, меня еще ни один мужчина ТУДА:

     – Значит твоя попка еще девственница – целка. Из трех девичьих невинностей у тебя осталась только эта, в остальных местах мужские члены уже побывали. А любую целку, как известно, рано или поздно ломают. Когда почувствуешь, что я тебе вставил, скажи: “прощай целка моей попки!”. Но хватит разговаривать! Снимай окончательно штанишки-трусишки. Сами снимай! Иди на постель и становись на четвереньки – спинку прогни и попу поднимай повыше.

     Вздохнула и встала на постели раком. Лицо в подушку спрятала, локтями в постель упирается, задница оттопырена. Ждет, когда я в нее воткнусь. Смазал джигита кремом и пристроился у ее попки. Зад у Наташи напряженный, ягодицы твердости каменной. Шлепнул пару раз по ним.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]