Проститутки Екатеринбурга

Цена неверности. Часть 6

     – Последнее время тебя почти нет рядом, тебя либо совсем нет, либо ты есть, но устал, либо мыслями ты далеко. Тебя нет, а жизнь проходит, жизнь проходит мимо, Паша… Девочки с работы в кафе идут, гуляют вечером, а я не могу. Со мной ты почти перестал ходить, а когда я одна, то дом на мне и дочка. Я могла бы ее к маме отправить, и с девчонками пойти, но что скажут обо мне? Не такая я Паша. Была не такая. Знаешь что самое страшное? Я сомневаться стала, любишь ли все еще ты меня, или тебе просто так удобней, чтобы бабу не искать. Так ведь все в наличии и без усилий.

     – Я не… – попытался я сказать, но поймав укоризненный взгляд заткнулся.

     – Паш, не бойся, я вижу, что была не права, сейчас я это вижу, но… она замолчала, вдохнула и продолжила – обычный клиент был вроде, стрижка, как стрижка, но что-то в нем было не так, вот чувствовала, что не так. Холеный весь, аккуратный, вежливый. Вроде постригла, а он возвращается и букетик мне при всех! Представляешь при всех! Я ему резко, замужем мол, я он при всех громко так: “а я вообще гей”.

     – Охренеть она с гомиком была, а если… – подумал и рефлекторно сглотнул.

     – Сдурила я Паш, подумала, ну гомик, ничего страшного, вроде как подружка. Проводил до дома, разговорились. Он сказал, что белье у него есть, парфюм, образцы возит. Договорились встретиться. В день твоего приезда он заехал за мной. Белье реально классное, ты кое-что уже видел. Выпили за знакомство, и я сдурела совсем, при нем все примеряла, он отворачивался вначале, а потом перестал. А мне вдруг как-то пофигу стало, и вообще, хоть взгляд странный у него стал, да и у меня похоже тоже. Он подошел ко мне близко совсем и говорит:

     – Ты мокрая там? – прикинь, так сразу и сказал, надо было пощечину дать, а я, я… Киваю как дура и глаза в пол, потому что и правда мокрая. Стою перед ним в одном белье и чувствую, что из меня почти течет и на белье пятно.

     – М. . муж в командировках все, а мне, а я… – слова уже путаются, щеки горят от стыда

     – Я помогу – и деловито так трусики мокрые в сторону сдвигает и начинает лизать мне там.

     Мне бы закричать, оттолкнуть это, но я все позволила и трусики с себя стянуть и на диван завалить. Лежу перед чужим мужиком, ноги как бл: раскорячила, а он языком там шурует, шурует. А мне хорошо так, в общем кончила от его ласк.

     – Забыл, когда последний раз это делал

     – У тебя женщины были?

     – Была очень давно, – и тут я заметила, что у него стоит.

     – Ты прости меня Паша – зарыдала Татьяна. – Я помочь ему хотела, думала мужик пропадает, и ведь кому-то с ним хорошо было бы. Расстегнула штаны ему и рот взяла. А потом… Потом запрыгнула сверху, сама запрыгнула, вот такая я бл: , Паша. Хорошо хоть не кончил он в меня, а если бы залетела? Подумать страшно. Плохо помню что дальше, собралась кое-как, он помог мне в порядок себя привезти и домой меня отвез. Я тебя когда тебя увидела, чуть обморок не упала, боялась, что все узнаешь.

     – Я знал – открылся я ей, Приехал раньше, с цветами на работу пришел. А ты как раз к нему вышла.

     – О нет, нет, но как же… Ты сможешь… когда-нибудь? – она была на грани. Я не дал договорить и поцеловал в губы.

     – Я простил, еще до того как рассказала все и сейчас все равно прощаю.

     – Ой, мамочки, ты Паша, я все для тебя… только попроси, я никогда больше, клянусь никогда, все что ты попросишь, – она тяжело дышала, сбросив ношу, что мне еще только предстояло сделать.

     – Мне тоже нужно тебе много рассказать, понимаешь я не сразу смог… Многое, что с тобой сегодня произошло и да раньше, было мной организовано. В общем я рассказал и про пену и про Влада с Оксаной. Выслушав до конца, она заверила:

     – Ничего, Паш я это заслужила, другой на твоем месте мне ноги переломал или того хуже. Так даже справедливо будет. А так бы я, ну вроде как сухая из воды вышла.

     – Ладно, я думал ты дуться на меня будешь

     – Ну, я дуюсь немного, но ты ведь меня простил, значит и я прощаю. Вот одно мне только интересно, чего ты раньше времени приехал?

     Боялся я этого вопроса, но раз обещал быть честным, рассказал все как есть. Закончил, а молчит, молчит и все. Хозяйство мое потеребила, посмотрела, но там зажило уже почти все. Вдруг как схватит за яйца и ногтями в мошонку!

     – Ты че! Вы бабы сдурели все что-ли!

     – Рассказываешь складно, а на деле, может вы на-пару с Коляном малолетку растянули, а она вырывалась, вот и разодрала тебе все, Ты свалил от ментов! А девчонкой что? Может вы ее уже убили и закопали? Аааа! Так все было?! – вонзила она в меня свои когти.

     – Я правду сказал! – умолял я, еле терпя ее пытку – Позвони ей, у меня ее номер есть. Все в порядке с ней, все она подтвердит! – и понял, что лишнего ляпнул, конкретно лишнего.

     – Аааа! У шлюх телефончики стреляешь?! Кобель! Гад! Оторву тебе сейчас все! -но спас я свои яйца и на этот раз, хоть и не без крови. Кое-как ее заломал и кровати прижал, злая она была жуть, даже плюнула в меня, но вырваться так не смогла.

     – Телефон она на подушке оставила, а честно выбросить хотел, но подумал, что вдруг ты следы заметишь, тогда на крайняк поговорите вы с ней. Таня я тебя люблю! До одури люблю! Чуть без яиц не остался. Я ведь мог просто лечь бы с ней, не узнал бы никто. Таня, милая мы через такое сейчас прошли, – она потихоньку стала затихать, прекратила вырываться, лишь взгляд ее по-прежнему был искажен яростью и болью – Я никогда от тебя ничего не утаю. Ты мне нужна, больше никто, никто больше. Не отпущу тебя, никому не отдам, никому:

     И вы знаете, вдруг что-то сломалось в ней. Злобный огонек в глазах погас, но боль осталось, много боли.

     – Паша, прости меня родненький, я как дрянь последняя, себя виду – вдруг запричитала она- Сама ведь на чужого мужика влезла, не заставлял никто, а ты, ты… – она не могла продолжать, слезы душили, стало безумно жаль ее, я ослабил хватку и ласково погладил по голове.

     – Танечка милая, успокойся, все, все прошло. Мы с этим справимся, Танюшенька. Справимся. Я понял многое сейчас, что тебе нужно, что нам нужно.

     – Будь со мной больше, хрен с деньгами, перебьемся как-нибудь, и не селись, пожалуйста с Коляном. – рыдая молила моя Танечка

     – Обещаю

     – Тогда иди ко мне -утирая слезы ласково позвала она

     Не сразу, но наладилось у нас с Таней все, а даже лучше чем было. Пережитое оживило поутихшие чувства, а я переосмыслил приоритеты и перевелся на другую должность, теперь я почти все время дома. Хоть увижу, как дочка растет. Танечка вновь расцвела и похорошела, и жизнью личной все хорошо, даже лучше, ну да вам ведь интересно: попку она мне теперь охотно подставляет (фигли после скалки-то) , впрочем мы этим не злоупотребляем.

     Еще две новости, первая: нашлась пропажа, Тамара Васильевна после работы к жене подходит, а в руках у нее та самая игрушка.

     – Не разбрасывай хорошие вещи, – Таня зарделась – Понимаю, мужа решила порадовать, нравится ему тебя в попку дрючить?

     – Ой, вы меня смущаете совсем- Таня потупила взгляд в пол

     – Милая я больше двадцати лет за армянином замужем, нечего тут стеснятся, большими калибрами только не увлекайся, и все хорошо будет- быстро поблагодарив, Таня смущенная и красная как рак пошла домой.

     Ну а вторая: прикиньте, Колян женится. Колян женится! Она к нему сюда переедет. Я даже порадовался за него, пока не узнал, кто невеста. Ну, вы уже догадались, что это Настя, я когда услышал – мне поплохело. На малолетке! Между ними тринадцать лет разницы! Хотя они пожалуй, два сапога пара. Прикиньте, собрались вдвоем секс-шоу на вебкамеру регулярно организовывать. Охренеть, вот отморозки…

     Хоть стремно было, но раз обещал, то… Рассказал я все жене и попросил, если она вдруг та вдруг стричься подумает или маникюр делать, чтобы сильно ее не увечила, так только слегка, для профилактики. На том и порешили. Да шучу я! Так, профилактическую беседу она с ней проведет, а то мало ли что.

     В общем, не забывайте супругам своим говорить, что вы их любите, и делом это доказывать, тогда многое вам простится и недостатки ваши и слабости и многое другое. Пока вас друг к другу тянет, пока “мы” важнее чем “я”, тогда любовь жива, а значит – все наладится.