Проститутки Екатеринбурга

Тимуровцы. Часть 3

     – Мил человек!

     Ветхий дед, вероятно, слезший с печи только из-за чрезвычайных обстоятельств, теребил за рукав участкового.

     – Ты скажи, что этому варнаку будет?

     – Пока могу сказать только одно. Попытка изнасилования была! Если судебно-медицинская экспертиза подтвердит проникновение, то вплоть до расстрела. Мать девочки, скорее всего, будет направлена на принудительное лечение, а девочка – на освидетельствование в районную больницу. Все. Расходитесь!

     Вскоре машины уехали, толпа разошлась, а Вовка с Сашкой побрели домой.

     – Ну, дела! – пробормотал Сашка. – Ленка, выходит, одна остается!

     – Мы ее, наверное, заберем. Но не это главное. Вот скажи, Саш, тебя насиловали?

     – Нет, ни разу, Что я – женщина? В кино видел. Бежит женщина, за ней – мужик.

     – А потом?

     – Догоняет, валит на землю, ну и:

     – Вот именно! Валит и засовывает ей свою штуку, лезет, не лезет, все равно засунет. Представляешь, что там у Ленки внутри?

     – Не-а.

     – Вот и я не представляю. Надо думать, у нее там внутри все порвано в клочья!

     – Ужас!

     – Надо бы ее навестить. Ты пойдешь?

     – Не-а. Контрольная завтра. Сочинение. Я и так не бум-бум:

     – Ладно, я один схожу.

     По пути Вовка купил цветов и коробку конфет. В Вовкином небольшом городке поликлиника была совмещена с больницей, поэтому он дорогу туда знал.

     В регистратуре Вовку встретила мрачная тетка в белом халате.

     – Мальчик, что тебе?

     – Лена Година где лежит? Сегодня привезли.

     – А ты ей кто?

     – Одноклассник.

     – А зачем?

     – Навестить.

     Тетка посмотрела в толстый журнал.

     – В гинекологии твоя Година, одноклассник. Ну и молодежь пошла!

     Вовка больше ничего не спросил. Он по схеме поэтажной эвакуации нашел нужное отделение и устремился туда. В гинекологическом Вовка наткнулся на пожилого врача, как две капли воды похожего на доктора Айболита из книжки про то, как плохо детям гулять в Африке, в белом халате, в белой шапочке и золотом пенсне на черном шнурке, заправленном за ухо.

     – Здравствуйте, молодой человек. Вы ко мне?

     – Здравствуйте. Ги: некологическое отделение здесь?

     – Здесь. И я – зав. отделением, Смелянский Яков Ильич. Что у Вас?

     – У нас – Лена Година. Ее недавно привезли.

     – А, есть такая.

     – Как она?

     – Пойдемте в кабинет.

     В кабинете заведующего всей гинекологией города Железнодорожный было бело, чисто, и тихо. В уголке сидел еще один врач и что-то писал.

     – Так доктор, как она себя чувствует?

     – Для ее положения неплохо. Видите ли, юноша, влагалище не порвано, но девственная плева, или гимен, или, по-простому, целка, исчезла навсегда.

     – Что, все три?

     – Ах, юноша, вы ничего не знаете о женщинах?

     Старый доктор был столь любезен, что достал из-за стола большой плакат с изображением женских половых органов в разрезе и повесил его на стену.

     – Смотрите. Это живот, это большие половые губы, это малые, это клитор, или похотник, а это девственная плева, прикрывающая вход во влагалище. При первой попытке полового акта гимен разрывается.

     – Всегда?

     – Нет, не всегда. Но чаще всего. Теперь ясно?

     – И как это у Лены?

     – Гимен уничтожен полностью, но влагалище цело, хотя и сильно растянуто.

     – И когда оно это: восстановится?

     – На это нужно от нескольких часов до нескольких дней. Мы внимательно за этим наблюдаем, поверьте.

     Вовка несколько секунд переваривал увиденное, а потом спросил:

     – У вас другого плаката нету? Ну, про мужчин?

     – Это несколько не по профилю, в урологическом Вам лучше бы объяснили. Но такой плакат у меня есть.

     Он достал плакат и повесил его рядом.

     – Что Вас конкретно интересует? Эрекция, эякуляция?

     – Э: , откуда молофья берется?

     – Ах, вот это:

     Доктор широко улыбнулся.

     – В вашем возрасте я тоже этим живо интересовался. Оттого и в медицину пошел.

     В течение нескольких минут доктор популярно объяснил, что откуда берется, потом неожиданно спросил:

     – Вы, юноша, уже поллюционируете?

     – Пол: чего?

     – У Вас происходит непроизвольное извержение семени по ночам?

     – С: семени?

     – Ну, да. Молофьи?

     – Нет.

     – А хотите посмотреть? При нашей работе иногда приходится расслабляться. Василий Степаныч, покажите юноше, как это происходит. Ради науки.

     Молодой врач отложил ручку и смущенно встал.

     – Я, Яков Ильич, совсем недавно разрядился, боюсь, что не получится.

     – Ничего, мы с юношей Вам поможем. Начинайте.

     Василий Степанович расстегнул белый халат, спустил вниз брюки и синие трусы и обнажил половые органы, а Яков Ильич взял указку и принялся объяснять и показывать.

     – В зрелом возрасте мужчина продуцирует большое количество спермы, и, если он не вступает с женщиной в половые отношения, то сперма накапливается и требует выхода. Ночные поллюции (от слова “пачкать”) потому и происходят. Начинайте, Василий Степанович. Молодой врач взял свой мягкий член в кулак и легко обнажил бледно-синюю головку.

     – О, залупа! – воскликнул Вовка.

     Онанирующий врач совершил несколько неуверенных движений рукой и остановился. Член по-прежнему оставался вялым.

     – Я же говорил, что не получится!

     – А я Вам сейчас помогу!

     Зав. отделением достал из ящика стола кольцо из желтого металла и протянул его Василию Степановичу. Тот надел его на член и с усилием надвинул на основание члена.

     – Как, Василий Степанович, впору?

     – Как раз!

     – Тогда продолжайте!

     Через полминуты член доктора несколько раз дернулся и напрягся, а головка потемнела от прилившей крови.

     – Вот! – воскликнул Яков Ильич. – Я же говорил, что золото творит чудеса! Стимулируйте, активнее! Еще, раз, раз!

     Доктор, громко сопя, водил рукой все быстрее, белая шапочка съехала на нос, а на конце головки повисла прозрачная капля. Василий Степанович замер, отвел руки, и крикнул:

     – А теперь без рук!

     И плотно сжал бедра. Его член задергался и изверг пахучую струю спермы, а потом еще и еще! Бжик-бжик-бжик!

     – Вот! Можете же! – возликовал Яков Ильич. – Молодец! А теперь, Вы, юноша!

     И Вовка послушался старика. Он быстро скинул брюки и уселся поудобнее, плотно сжав бедрами крайнюю плоть своего детского членика. От напряжения он закряхтел.

     – А если рукой? – предложил зав. отделением.

     – Так не стоИт же! – еле выдохнул Вовка, продолжая сжимать ноги. – Я уж так!

     И он удвоил усилия, которые вскоре увенчались успехом. Членик затрепетал, а Вовка изогнулся от удовольствия.

     – Вот, – сказал он, когда оргазм схлынул. – Еще?

     – А Вы можете еще?

     – Могу, – не без гордости заметил Макаров. – Могу!

     Старый врач улыбнулся и посмотрел на часы.

     – Ну, тогда одевайтесь и идите к своей Ленке. Время посещений!

     : Когда Макаров вышел из больницы на воздух, перед его глазами стояло Ленкино измученное личико, синие круги под глазами и бледные губы. Сашка Капко топтался возле входной двери.

     – Ты чего не зашел? Еще можно.

     – Я: я боюсь!

     – Ты думаешь, она окровавленную пизду всем показывает? Лежит себе, смотрит в стену. Врач сказал, скоро выпишут. И еще врач сказал, что у нее очень прочное влагалище. Растяжимое и прочное. Вот так.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]