Проститутки Екатеринбурга

Телепорт. Часть 14

     – Блядская сущность в тебе есть, иначе не зашла бы, – произнес мудрый Каа, которым по величине члена являлся дед. – Сереж, покажи наживку, моя пока не готова.

     Серега скинул шорты, за пару секунд дошел до эрекции. Валя сглотнула, во рту резко стало сухо. Она выпила полстакана самогона.

     -У деда в полтора раза больше этого прибора. Давай, сучка, не ломайся. Разденься, тут все свои. Вон даже Толян голышом сидит.

     Алкоголь, завораживающее бесстыдство присутствующих, отключили последние блоки в мозгу Вали. Она стянула водолазку через голову, обнажая скрытые до этого мослы локтей, плеч. Начала расстегивать джинсы, наклонилась, что бы снять их с ног. Вата, наполнявшая лифчик выпала. Снимать остальное белье уже не просили. Главная роль в сказке о Кощее, однозначно досталась бы Вале. Но она все-таки скинула с себя остатки одежды. Гюйсы на флагманах всего присутствующего флота, постыдно опали. Мужчины отвернулись, стараясь стереть с сетчатки глаз образ скелета.

     – Во-о-он там кресло есть, подвинь, присядь к столу, сейчас еще выпьем. О, бля! Горилка кинчылась. – Дед блеснул знанием украинского, посылая от себя подальше узницу концлагеря.

     – Сейчас принесу. – Денис вспомнил, что заныхал поллитровку, перед тем как зайти в дом. Он вышел, достал из-под крыльца бутылку водки.

     – Я тоже принесу! – Догадались, кто еще не проставлялся? Толик. Он начал подготовку к своему дню рождения, поэтому спёр алкоголь у того же Дениса, который помнил, что приносил две бутылки водки месяц назад.

     Опять выпили. Разговор начала молчаливая Зина.

     – В проститутки значит пойдешь. А пацана я одна буду растить?

     – А чо? Он мне не сын! Сама и расти. Пусть работать идет, в подпаски. Нехер мяч гонять!

     – Не надо меня растить. Я уже взрослый! И вообще я тоже пойду в проститутки. Есть мужики проститутки?

     – Есть! Жиголо называются. Но тебе еще расти да расти. Состоятельным женщинам нужен такой самец как я. С твоим перчиком только гомосеком: , как раз соблазнительный возраст. – Серый блистал знанием сексуальных наук. – Готов пожертвовать?

     – Чем?

     – Дыркой в заднице. Тогда давай, сегодня у нас такой день – распечатываем жопы.

     – Пидорасом не буду, пацаны побьют.

     – Один раз не пидорас. Давай попробуй, не понравится, ни кто трепаться не будет.

     – Машка, это больно?

     – Вон Денис тебе проковыряет, у него не большой. Пошли в баню клизму поставим.

     

     ***

     

     Всей толпой, народ двинулся в баню. Набилась полная парная. Толик лег на полок, покряхтел от введения насадки, заныл от втекающей воды.

     – Я тоже хочу в проститутки пойти, – Догадливый читатель, как думаешь: кому захотелось? Вале? Не правильно. Зине! – Чего я дома сидеть буду, если даже пацан пойдет телом торговать.

     Вода наполнила кишку Толика. Он понемногу ныл, но терпел. Пошел опорожняться. Место на полке заняла Зина.

     Покорнейше прошу простить, читатель. Я не познакомила тебя с телом, сей сорокалетней доярки. Итак: ! Начав половую жизнь, как ни странно в первую брачную ночь, опыта по ублажению мужчин к периоду повествования не набрала. Хотя надо сказать и соискатели ее тела были не эстетами в сексе. Разложили на поверхности, поставили раком. И все премудрости. Две беременности, оставили след на подкожном жире в области живота и ягодиц, изрисовав прожилками разрывов. Зато дойки стали на три размера больше, что является очень хорошим стимулом для любителей крупных млечных бидонов. Цвет кожи соответствовал жительницам средней полосы России – зимой кремово-белый, как бы подсвеченный изнутри, летом подвергался легким ожогам солнца. Слегка кривоватые ноги она прятала под подолом длиной одежды. Это был единственный изъян. Ведь нельзя же считать изъяном лень. Если до замужества за ее нарядами приглядывала мама, заставляя стирать и гладить хотя бы свое белье, то выйдя замуж, Зина забросила эти “чистые” дела.

     Вторым мужчиной возжелавшим грязнулю был тракторист привезший корм на ферму. Он громко смеялся своим дебильным шуткам, прихватил пятерней курдючок тогда еще молодой Зины. Она так же начала смеяться похотливым намекам. После очередной проверки на слабость – прижал сзади за груди, она сказала: “Больно же! Щас как дам!” “Как дашь? Стоя?” Она обозвала его дураком и засмеялась. Тракторист просто нагнул её, прижал к жерди, за которой стоял скот. Даже трусы до колен не спустил. Член влетел как муха в форточку, полетал там чуть и так же нагадил. Возможно, от одного из таких трактористов и понесла она Машу, потому что с большей вероятностью её муж был бесплоден, ибо практически через десять лет звезды встали так, что совпал адюльтер и овуляция – родился Толик.

     И если учесть что Зина никогда не использовала средства контрацепции, то удивительно, что детей у нее всего двое. Кстати! Еще одна особенность – никто из ебарей не предложил ей извращенные формы совокупления – анал и орал. Она конечно слышала такие ругательства: “Ёбанный в рот”, “Пидорас дранный”, но считала их просто ругательством, без подтекста.

     Ах да! Так сказать постскриптум! Пиздюлей от мужа получала часто… Она мастерски отбрехивалась от сплетен сельчанок про её легкий характер с трактористами. Но отбрехаться насчет грязного белья не могла – вот оно натуральное обоссаное белье. За это и была пизженна не раз.

     Толи такое воспитание, толи влияние Юпитера с Сатурном, но трахаться она не стремилась. Да, была безотказной, но считала, что ебля нужна только мужикам. То величайшее блаженство, тот невероятный кайф, именуемый оргазмом, Зина почувствовала, только потрахавшись с заезжим настройщиком… Бросьте! Какой рояль, какое пианино! Настройщиком доильного оборудования. Зина недавно родила Толика, млечные бидоны так же требовали “настройки”, возьмем эти слова в кавычки “оборудования”, в виде развратных губ ловеласа. Вновь отстроенный коровник, еще блистал нержавейкой, пах краской. Упаковочный материал от вакуумных аппаратов лежал возле стены, призывая отдохнуть на нем.

     Спирт, предназначенный для окончательной дезинфекции, был разбавлен водой. Зина и трезвая согласилась бы узнать различия мужа и городского мужчины. Полстакана разведенки хватило для окончательного растормаживания нестойкого сознания Зины. Верхние пуговицы синего халата расстегнулись как бы сами собой, грудь сама выскочила из чаши бюстгальтера, сама влезла в пятерню специалиста. Крупный сосок торчал промеж пальцев, призывал соснуть его.

     Член мужчины сам напросился в шершавые ладони опьяневшей доярки, совершал развратные действия в кольце пальцев – двигался туда-сюда. От таких возбуждающих действий одежда любовников сама по себе покинула тела, разлетелась гонимая ветром похоти.

     Гофротара приняла на себя вес двух человек, пружинила от чрезвычайно частых фрикций ебаря. В манде громко хлюпала смесь женских и мужских смазок, если такие звуки, а то и пердежи и раньше сопровождали соития, то сейчас из горла женщины вырвались не понятные вскрики. Дойки соблазнительно колыхались под воздействием фрикций. Любовник оказался стойким, дольше, чем другие мужчины долбил и долбил превратившуюся в один нервный комок вагину. Она уже не однократно пыталась захватить пенис в тиски, но прохождение двух плодов через неё, разорвали множество мышц. Оставшиеся целыми могли захватить только орган диаметром с литровую бутылку. Упражнения для восстановления упругости влагалища, которые ей советовали врачи, Зина делать ленилась. Поэтому подсознание выбрало другой маршрут – для спасения организма от истощения, отключило все второстепенные узлы движения, оставив только сердцебиение и дыхание. Ебарю не оставалось ни чего лучшего как трахать копию резиновой куклы.

     Вот и все описание того единственного оргазма подаренного ей заезжим ловеласом. Другие мужики, с которыми потом Зина пыталась достичь Эвереста: , ладно, ладно: , пусть Эльбруса, были из разряда – сунул-вынул… Смерть мужа она посчитала Божьей карой, поклялась… До первого глотка спиртного. Чем старше она становилась, тем соискателей было меньше. Оргия детей пришлась ей по вкусу – воочию узнала что такое “ёбанная в рот”, скоро узнает и про пидармота.

     Осталось добавить, что рост не превышал ста шестидесяти сантиметров, что было общим в ее семействе. Видимо наследственность такая. Курение окрасило ее зубы в коричневый цвет и придало хрипоту голосу. Для молодых, озабоченных сексом с дамами бальзаковского возраста парней, очень хорошее предложение. Записать на прием к знатному стилисту-визажисту, намалевать мордашку, обучить мастерству фелляции, некоторым извращенным способам ублажения, и: упс – дешевое пособие для подросткового либидо готово.

     

     ***

     

     Толик уже высрался. Стоял, ждал дальнейших указаний. Сегодня он решил оторваться по полной.

     Месяц назад, он подсмотрел за Денисом и Машкой. Те, накатив бутылку водяры, с малым количеством закуски, сильно опьянели, не заметили, как Толя вошел в дом, продолжали совокупляться на Машкиной кровати. Пружины матраса нещадно скрипели, сеструха стонала. Толик выглянул из-за печи, как раз в тот момент, когда Денис застыл, изливаясь в Машку.