шлюхи Екатеринбурга

Танюшка-игрушка. Рассказ третий

     Тем, кто не читал первые два рассказа, коротко расскажу о себе. Меня зовут Таня, с детства я испытывала острую потребность в сексуальных приключениях. В школьные годы меня очень заводило унижение перед мальчиками-ровесниками. Стыд и возбуждение были для меня неразрывно связаны. Эти безумные желания привели к тому, что в 12 лет я первый раз во дворе за гаражом брала в рот, а в 13 не только сосала, но и отдавалась в жопу четверым мальчишкам в летнем лагере. В 14 лет я лишилась девственности с двумя мальчиками, Димой и Сашей под пристальным взглядом Оксаны, нашей старшей подруги.

     После того, как меня во все дырки оттрахали дома у Оксаны, мне хотелось ещё и ещё. Засыпая, я мечтала ползать на коленях и просить, чтобы меня трахнули. Прошла неделя. На следующую встречу я пришла, когда уже все были в сборе. Саша, Дима и Оксана сидели и рассматривали мои фотографии, снятые в прошлый раз. Там я была во всей красе: и совершенно голая в бесстыдных позах, и с двумя резиновыми членами в обеих дырочках, и как я отсасываю, и как трахаюсь…

     Эти фотки всех возбудили, и мы начали раздеваться. Когда все четверо были голыми, Дима вдруг сказал:

     – А что если эти снимки ребятам из Танькиного класса показать?

     Я испуганно посмотрела на него, и даже невольно прикрылась руками, представив, что будет со мной после этого.

     – Мальчики за ней табунами будут ходить – хихикнула Оксана и притянула меня к себе.

     Она положила меня на спину, легла сверху, прижалась, и страстно зашептала:

     – Представляешь, все узнают, какая ты шлюшка! Узнают, что ты всем даёшь, у всех сосёшь, и любишь в жопу! Тебя будут раздевать и лапать, тебя выебут все одноклассники, а сосать тебе придётся каждый день прямо в школе. Мальчишки будут тебе подмигивать и предлагать: “Пососи мне!”. А после школы тебя будут куда-нибудь затаскивать, раздевать догола и ебать, пока не надоест. Тебе ведь самой это нравится, ты мечтаешь об этом. А сколько спермы ты выпьешь! Танька, девочка моя, я тебе завидую!

     Надо сказать, эта перспектива меня очень манила, но только в мечтах. В реальности это было бы ужасно, поэтому я выдавила из себя:

     – Нет, делайте со мной что хотите, только не это!

     – Что например?

     – Всё, что хотите! Сделайте со мной что-нибудь необычное. Отшлёпайте меня за неприличное поведение, за то, что я такая испорченная.

     Меня охотно перевернули на живот, Дима держал меня за ноги, Саша за руки, а Оксана начала шлёпать по ягодицам ладонью, приговаривая:

     – Дрянная девчонка, маленькая шлюха!

     Это было не больно, пока она не принесла ремень. От ремня меня уже пробрало и я завертелась в руках мальчиков, горячо обещая исправиться и перестать развратничать.

     – А вот этого не надо, ты нам такая нужна. Мальчики, переверните её.

     Оксана принесла свечку и зажгла её. Потом уселась верхом прямо мне на лицо. Я была вынуждена лизать её губки, потом она застонала и придвинула ко рту свою заднюю дырочку. Я послушно облизала вокруг ануса и стала проникать внутрь язычком. Оксанка охала от удовольствия, а потом крикнула:

     – Димка, полижи ей!

     Тот отпустил мои ноги, я их проворно развела пошире, и вот уже я сгораю от наслаждения под его языком. Но тут случилось неожиданное: мне что-то обожгло живот и я дёрнулась от боли. Это Оксанка капнула на меня горячим воском со свечки. Вообще-то было не очень больно, а просто неожиданно. Я глухо замычала из-под её жопы, а на меня упали новые горячие капли. Ниже пупка, теперь выше… Ой, теперь даже на грудь, на сосочек!

     Я заорала и попыталась вырваться, но не тут-то было! Дима снова крепко держал меня за ноги, Саша схватил за руки, а Оксана заткнула мне рот своим анусом, буквально сев на моё лицо. Через минуту меня неожиданно отпустили, Оксанка слезла с моего рта. Меня стащили на пол, заставили задрать ножки, обхватить руками ступни, после чего плотно примотали правую руку к правой ноге, левую – к левой. Теперь я не могла сама встать, можно было лишь лежать на спине с выставленными на всеобщее обозрение возбуждёнными дырочками. Ноги задрали ещё дальше, и Оксанка принялась водить нижним концом горящей свечки по моим мокрым половым губкам. Я замерла от страха. Когда свечка стала достаточно мокрой, она вставила её мне прямо в попку, приказав держать вертикально. Легко сказать: держать, когда перед этим меня выпороли, полизали, и ещё чуть не задушили жопой! Кое-как я протерпела около минуты. Конечно, я дрожала и подёргивалась, свеча наклонилась и потекла…

     – А-а-а!!!

     Горячий воск заливал моё несчастное колечко ануса. Я орала и металась, верёвки впивались в тело, попка изо всех сил сжалась, от этого свеча резко выскользнула из меня, подпрыгнула, шлёпнулась на пол и погасла.

     Боль, возбуждение, беспомощно-развратная поза – всё это заставило меня обезуметь от желания. Я мотала головой и умоляла трахнуть меня, полизать или хотя бы удовлетворить пальцами. Не тут то было! Мальчишки и Оксана нарочно стали целоваться и лапать друг друга, встав прямо надо мной, чтобы я как следует возбудилась от этого зрелища. Я поняла, что они хотят не дать мне кончить как можно дольше, играя со мной и с моей похотью. Они то и дело приседали, и тогда над самым моим лицом мелькала головка члена и Оксанины губки, обхватившие её, или те же губки, но слившиеся в поцелуе с кем-нибудь из мальчиков. Наконец Саша вошёл в Оксану, вставшую на четвереньки надо мной. Минут пять я смотрела на его член, быстро снующий туда-сюда, который становился всё более скользким от её обильно выделяющейся белой смазки, потом мне стало совсем уж невтерпёж.

     – О-ой! Димка, Димочка! . . Меня! Хочу! Я так же хочу! Давай меня, вот, смотри, я вся открытая, связанная…

     – Нет, этого мало! – послышался прерывающийся Сашиными движениями Оксанкин голос – Как следует попроси!

     – Как?

     – Ну… чтобы мы поверили, ой… что ты правда очень хочешь, а-а-а… у-у-у… хочешь, чтобы тебя выебали, а-а-й… вот как меня сейчас… Сама думай! Димулик, хочу сосать, иди ко мне!

     Они втроём шумно совокуплялись надо мной, а я, сгорающая от желания, голая связанная девчонка, мучительно придумывала слова для возможности собственного удовлетворения.

     – Я очень хочу, я уже вся мокрая – неуверенно начала я.

     – Ещё. Расскажи, как мы будем тебя… – сказал Дима.

     – Ой, да как хотите! Раком, и в жопу, и в пизду… Накончайте мне в рот, кусайте мои соски, ебите меня! Да, ебите меня, мне так нравится это произносить, е-би-те ме-ня!

     Однако, ебать меня пока никто не собирался. Всё, что мне досталось – это лишь облизать член, Который Саша на несколько секунд вынул и поднёс к моим губам. Я изо всех сил вытягивала шею, но он вновь погрузился в счастливую Оксанку.

     – Дай, ещё хочу! Хочу сосать! Сосать… И полижите меня хоть кто-нибудь! Я ваша, я ваша игрушка, делайте со мной что хотите, только потрогайте меня. Если хотите, потом обоссыте меня с ног до головы, как тогда, мне это так нравится…

     Дима вдруг хитро посмотрел на меня:

     – Мы другое для тебя придумали, ты согласна?

     – Да, да!

     – Мы сейчас позвоним кое-кому из твоего класса, чтобы он послушал, как тебя трахают и как тебе это нравится.

     – Ты знаешь кого-то из моего класса? – с ужасом спросила я.

     – Ага, и похвастался, что знаю девчонку, которая тащится, когда её насильно ебут. И мы с Саньком как раз сегодня с ней встречаемся.

     – Кто это? Ты всё рассказал про меня?

     – Кто это – неважно, впрочем, может быть, ты его узнаешь по голосу. Как и он тебя. Ну как, согласна? – и он провёл пальцем по моей текущей щёлочке.

     Не дожидаясь моего ответа, он схватил телефон и принялся набирать номер. Саша с Оксаной прекратили двигаться и слезли с меня. Кому же он звонит? А если этот кто-то меня узнает? Вот позор-то… Хорошо, буду только стонать, тогда не узнает. Вот он дозвонился, страшно-то как, а вдруг потом ещё и фотки мои покажут?

     – Алё, привет! Ну да, как обещал. С ней, с ней… Да вот она, уже вся голая. Представляешь, лежит на полу, задрала ноги и просит, чтоб её ебали. А мы пока с ней только поиграли: свечку в жопу вставили и ремнём отшлёпали, чтоб не была такой шлюхой.

     Мне стало ужасно стыдно и страшно, всё тело затекло, я начала дёргаться, пытаясь освободиться. И, как всегда, одновременно со стыдом ещё сильнее нахлынуло возбуждение. Обо мне говорят как о шлюхе! Димка хвастается, что я сама прошу с ним ебаться! Да, я ведь такая, я хочу, хочу прямо сейчас! Дима наклоняется надо мной, его член коснулся меня, он прижал к моему уху трубку. Я даже не знаю, кто меня сейчас слышит, он там молчит, а я, глядя Диме в глаза, стараюсь говорить шёпотом:

     – Хочу тебя. Я сейчас всех хочу, еби меня скорее!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]