шлюхи Екатеринбурга

Танюша и фон Шарфенберг. Часть 1

     Перелёт из Москвы в Европу. Лимузин с шофёром. За окном мелькают идеально стриженые газоны и бульвары, мытые шампунем. Прибываю в конечную цель моего путешествия, это маленький частный пансионат для дам с особыми запросами к отдыху. Старинный особняк. Высокие дубовые двери раскрыты. На пороге встречает сам хозяин заведения – фон Шарфенберг. “Госпожа Димедкова, очень рад вас приветствовать, проходите, насчёт багажа я распоряжусь” – густым басом произносит он по-русски с сильным акцентом. Мои удивлённые глаза, вспыхнувшие из-под шляпки с вуалью, выдают меня. “Из бывших, второе поколение. Если позволите, буду говорить на родном для Вас языке” – поясняет он. Киваю в знак согласия. Прохожу в шикарное лобби, отделанное мрамором и деревом ценных пород. Длинный коридор, ярко освещённый хрустальными бра. Мы движемся к кабинету хозяина заведения на мой первый приём у доктора.

     Позади грузными шагами идёт фон Шарфенберг. “Вы изумительно выглядите госпожа” – басит его голос мне в ушко. “Старалась произвести приятно впечатление” – немного усталым голосом мурлыкнула я. Продолжаю идти, покачивая бёдрами туго обтянутыми длинной узкой юбкой белого цвета. У меня тонкая талия и достаточно широкие бедра. Такая походка сводит с ума мужчин. Кружевные трусики стринги молочного цвета и широкая резинка белых чулок просвечивают через ткань. Цокая белыми туфельками с тонкими двенадцати сантиметровыми шпильками, застёжки которых обвивают щиколотку, поправляю жилетку, под которой только кружевной бюстгальтер в тон трусикам, специально одетый на размер меньше, чтобы грудки были сильнее сжаты и выпирали в разрез жилетки. Мой гардероб дополняет нитка крупного жемчуга на шеи, несколько платиновых колец с брильянтами на пальцах, крупные круглые и тяжелые серьги в ушках.

     Улыбаюсь, понимая, что в голове у Шарфенберга. Мы входим в кабинет. Серьёзная мебель, производящая впечатление вековой надёжности. Окна задрапированы тяжёлыми бархатными гардинами, слегка пропускающими струящийся волнами дневной свет. Хозяин усаживается в кресло за стол и предлагает мне располагаться. Его персона весьма и весьма колоритна. В возрасте, на вид около 55, но очень хорошо выглядит. Громадного роста под два метра. Абсолютно лыс. Носит очки с большой роговой оправой. Солидный животик. Особое впечатление производят его руки. Громадные лапища, нереально волосатые с очень короткими, и непропорционально толстыми пальцами. Шуршит бумага, он перелистывает мое дело. “Милочка Ваша история весьма пикантна, давайте осветим основные детали ещё раз” – предлагает он. “Ок доктор. Итак, мой вопрос в том, что я ищу не совсем удовлетворена качеством моего секса.

     Я уже писала Вам доктор о том, что будучи студенткой последнего курса попробовала зоосекс. Говоря прямым текстом вязку с кобелём. Вы конечно знаете, про такую особенность вязки девушки и кобеля как замок. Это разбухание узла кобеля в моём влагалище сводит меня с ума. Когда внутри меня, в киске что-нибудь набухает, накачивает меня изнутри и заполняет всю без остатка я получаю искомое удовольствие. Мои любовники мужчины не могут мне этого дать при сексе и я нашла это при сексе с кобелём. Доктор я мечтаю о монстре с таким инструментом, ну Вы понимаете, чтобы накачивал меня изнутри. К Вам я за консультацией как мне получить это от секса” – говорила я в полной тишине. “Вот же московская шлюха” – пробурчал доктор. Кровь бросилась от такого комментария мне в голову, лицо покраснело. “Да как Вы смеете…” – начала я. Фон Шарфенберг резко развернулся ко мне.

     Одним рывком он притянул к себе кресло, на котором сидела я. Его колено оказалось между моих ножек и упёрлось мне в лобок. От рывка я безвольно откинулась на спинку кресла. Юбка, с макси разрезами с обоих боков до бедра, начала задираться. Резким движением он сдвинул юбку к поясу, открыв доступ к моей киске, туго обтянутой тонкой тканью трусиков. Максимально приблизив своё лицо к моему, он буквально выдохнул мне в лицо – “А как по-другому называть тебя милочка? Как назвать девушку, ебущуюся с псиной, давалку собаки, девку, отсасывающую у кобеля? Посмотри мне в глаза русская блядина. Ты ведь блядь верно?”. Моё тело обмякло от такого напора. Руки расслабленно повисли. Колени разошлись в стороны. Мне было ужасно стыдно от того, что я понимала этот старый, опытный развратник прав. Не зря в одном из его званий значилось – “профессор психологии”.

     В ту же секунду я поняла, что бессовестно теку, и скоро мои соки, просочившись через трусики, намочат его колено. Киска пульсировал и сжималась. Мне оставалось только опустить глаза и молчать как школьнице, которую застали ласкающей свою девочку. “Молодец. Открой рот” – громко произнёс Фон. Послушно, на автомате, я открыла ротик. Ярко накрашенные помадой малинового оттенка губы сделали букву “о”. В его руке я увидела закруглённую резиновую палочку. Осмотр полости моего рта и горла видимо удовлетворил его. Он медленно вдавил палочку. “Ыгы, что такое глубокая глотка эта миньетчитца тоже знает. Любишь ведь глубоко проглатывать член, верно?” – комментировал он свой осмотр. Отвечать я не могла. Только моргнула накрашенными ресницами, и глядя в его лицо подведёнными тушью глазами постаралась посильнее раскрыть ротик. Осмотр продолжался.

     Палочка не вынималась из моего рта. Его правая рука уверенно расстегнула две пуговички на моём жилете. Пальцы оттянули и опустили вниз кружево чашечки бюстгальтера. Грудка выпрыгнула из стягивающего её белья. Его рука сжала грудь. Пальцы покручивали дерзко стоящий сосок и ласкали ореолу. “Ого, грудки стоечкой. Обожаю второй размер. Прелесть. У тебя сучка всегда темнеют соски когда ты хочешь? Интересно, а вульва тоже при набухании такого же цвета?” – он явно смаковал процесс знакомства с моим телом. Рука отодвинула ткань трусиков. “Мило, мило. Пиздёнка то течёт. Да, и с цветом вульвы я угадал. Большие и особенно малые половые губки конечно же растянуты. Однозначно трахалась с породами крупных собак. Очень крупный клитор. Ну что же, милочка, тут потребуется моё личное участие в процессе лечения. Займёмся твоей разбалансированной натурой” – сказав это, он вынул палочку из моего рта и отодвинулся, заняв прежнее положение за своим столом.

     Опять зашелестели бумаги. Я осталась в кресле с раздвинутыми ногами, сдвинутыми набок трусиками и обнажённой грудью. Мне даже в голову не пришло привести себя в порядок. За минуты осмотра Шарфенберг полностью сломал меня, подчинил себе, опять я стала послушной сучкой сильного мужчины. “Отдыхайте. Вечером ко мне в лаборантскую. Вас проводят” – буркнул он. Нажав пальцем на звонок, он вызвал прислугу. Меня проводили в номер. Ничего особенного в номере не было. Типичная обстановка для шикарного люкса пяти звёздочного европейского отеля. Сбросила одежду. Приняла душ. Растребушила корзину с фруктами. За окном темнело. Пощёлкав кнопки на пульте панели телевизора во всю стену, я поняла, что пора собираться. Решила надеть чёрный комплект белья. Трусики по последней моде с лямками – веревочками, идущими по округлой дуге на ягодицах и сходящимися в маленький треугольник, спереди прозрачное кружево мини треугольничка, даже не закрывающего до конца полосочку лобковых волос.

     Бюстгальтер без изысков, модель пуш-ап сжимающий и поднимающий грудки, но без чашечек. Короткие сильно облегающие мини шортики голубого цвета, выгодно облепившие и подтянувшие попку. Маленький топик такого же цвета как и шортики. Пилоточка как у стюардессы и туфельки в тон одежде и я готова. Совсем немного вечернего макияжа и я выпорхнула из номера. Меня проводили до двери лаборатории. Вошла и оторопела. За спиной громко цокнул закрывшейся автоматически замок. Шарфенберг стоял передо мной во весь свой двухметровый рост. Утренний шикарный итальянский костюм отсутствовал. Одет он был в грубые башмаки, штаны из чёрной ткани. На голой волосатой груди чёрный прорезиненный фартук на лямках. “Не пугайся заинька, это моя рабочая форма” – бухнул он и широко улыбнулся. Я смущённо зашла и остановилась в ярко освещённом помещении. Кафель, отделка металлом – смесь медицинского кабинета и пафосной студии. В центре некий агрегат. Волнообразная форма, масса металлических зажимов.

     “Обожаю сладких девочек, умеющий правильно подавать свою блядскую натуру” – говорит доктор, внимательно осмотрев мой внешний вид. Его пошлый комплимент заставляет меня улыбнуться ему и покраснеть. По телу пробегает похотливая дрожь и тепло. “Раздевайтесь” – командует он. Поворачиваюсь к нему спиной. Снимаю верхнюю одежду. Грациозно согнувшись, одним движением стягиваю вниз по ножкам шортики и выхожу из них. Правой ножкой отбрасываю их в сторону. “Неплохие трусики. Умничка, что следишь за модой. Но наши модницы уже носят иное. Последний писк это лепесток ткани, закрывающий лобок с анатомическим изгибом и отростком вставляющимся для крепления в киску. Жаль что ты только на уикенд в нашем пансионате. Впрочем, к твоему отъезду комплект белья в подарок для тебя доставят” – комментирует он моё раздевание. Он строго смотрит на меня, и я понимаю что трусики и бюстгальтер в этой комнате не уместны. Проходим в ванную комнату. Опять цветной мрамор различных оттенков.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки