Проститутки Екатеринбурга

Строгий брат

     Все события, описавыемые ниже – лишь выдумка.

     …Сегодня Алка вернулась около двух ночи. Брат буквально втащил её в квартиру. Витя, так звали брата, обожал сестру. Было видно, как он волновался. Под глазами были мешки, искусаные губы покрывала корка засохшей крови, и все ногти обргрызаны и искусаны…

     -Где ты была, Аллочка? Ты в порядке? -ласково поинтересовался брат.

     -А твоё какое дело! Отстань, кабель!

     -Алла! Отвечай! Ты опять была с Пашкой?

     -Ха! И не только! Да ты ещё сопляк-девственник, а я сегоня потеряла её!

     Брат побледнел.

     -Алла…Но тебе только…

     -Что- только? Мне уже 19!- по-хамски ответила Алла.

     -А ну быстро в ванну мыться! Вон на ногах-то сперма, а тушь размазана под глазами!-улыбнулся Витя.-А маме я ничего не скажу, обещаю! Только исправляйся- у тебя ещё пять дней!

     Их мама и папа приезжали из Испании через пять дней.

     -Чё ты мелешь, сопляк? Ща ты у меня поговори! Поговори! Живо тресну!

     -Алла…-побледнел брат и взял её за руку. -Руки прочь, кретин!

     Послышался звук пощечины, другой, третей…Алла остановилась на четвёртой.- Ещё пораспускай руки! И ушла в ванну на целый час.

     Витя так и остался стоять в коридоре с опущенными руками, с пылающими щеками и кровавой губой. Вероятно, Алла во время пощечинн ногтем задела его корочку и пошла кровь. Лена вышал из ванной в нормальном виде…Но вот только…голая…Витя порядочно отвернулся. Она подошла, повернула его голову к себе, и с силой прижала к груди. Витя вырвался. Алка, матершинница и хулиганка, замахнулась опять:”Ах ты тварь!!!” Но Витя перехватил её руку.”Хватит!”- тихо сказал он. “если ты не замечаешь, я сильнее тебя. Так что по-дружески советую пойти в свою конмату и успокоеться, а завтра мы помиримся. Я прощу тебя… лена ударила его по животу. Витя зажмурился от боли, но не пискнул.

     “Довольно!”- разозлился брат.

     “Я младше тебя на три года, но сильнее. Я накажу тебя!”

     И он повёл её, голую, в комнату, положил на живот и привязал к кровати. “Я выпорю тебя.”

     “Витенька…Ну не надо, прости сестру!”

     “Обязательно, к маминому приезду! А всю неделю ты будешь моей рабыней. Ясно? И будешь называть меня “господин”. Через неделю- опять братом, или Витей, но чтоб не разу не нахамила маме с папой и слушалась их. И МЕНЯ! Так, приготовь свою попку.”

     Алла дёрнулась. Всхлипнула.

     Ты должна сказать мне, что ты согласна.

     “Я согласна!”

     – Не так. Говори:”Я согласна, господин, делай со мной что хочешь и причиняй любую боль.”

     Витя улыбнулся. “И повторяю, ЛЮБУЮ БОЛЬ. Ты сказала неверно, и будешь наказана. Он повернул её на спину, так как верёвки были завязаны не туго. Он схватил её за сосок. И пресильно потянул. Алла завизжала, но выбраться из верёвок не пыталась.

     “Молчать!”- приказал Витя. Алла послушно замолчала.Он скрутил сосок одной рукой, а другой – правой рукой. Ленка впилась ногтями в диван, зажмурилась и из глаз потекли слёзы. Но она не проронила не слова. “Вот, умничка.” Витя впился ногтями в сосочки и потянул к себе. Алла, потому что верёвки дальше не пускали а Витя всё ещё тянул их на себя, начала извиваться. Витя отпустил.

     Алла безвучно плакала. “Господин…Можно сказать?” “Говори, рабыня.”

     “Господин, я никогда не причиняла тебе ТАКОЙ боли…”

     “Ты заслуживаешь недели жуткой боли, за все те мамины слёзы, мои пощёчины, и колкие слова в адрес папы. И ты ПОЛУЧИШЬ неделю сильной боли. Ты станешь как шелковая, а если нет- мы продолжим это, но не здес, потому что здесь будут родители, а в квартире Алика, моего друга, он мне поможет. Поняла?” “Да господин.” Витя повернул её на живот опять, достал кожанный ремень, предварительно огласив прговор и продемонстрировав, как он работает, на диване. Послышался жуткий “хлысь! хлысь!” Диван всё терпел. “А теперь мы начнём урок. Не забудь считать после каждого урара и поблагодарить в конце. И не звука, помнишь?! ПОНЯЛА?!” Алла кивнула… И….жуткий свист просвистел в комнате. Алла сжалась, вскрикнув. Она пыталась схватиться за попу, но верёвнки не позваляли. Она корчилась от боли…Конечно, жуткая боль толстым, офицерским ремнём по никогда не битой попке. Она попке показался розово-краный след.

     Послышалось не внятное “раз…”

     Ещё двадцать ударов пришлось вытерпеть попке. Она была вся в слезах. Попа была красной, наверняка она пылала. потому что как только Витя отвязал сестру, она схватилась за попку и начала ощупывать. Но Алка не забыла поблагодарить. “Спасибо тебе, господин! Я буду послушной рабой и прошу ещё миллион раз повторить урок, я заслуживаю наказаний!” Витя улыбнулся, и жестко потрепал её по щеке.

     “Хочешь есть?” “Очень.”

     “До завтра подождёшь. Ты наказана. Всю ночь ты будешь около двери, я привяжу тебя на поводок. Когда я приду утром за тобой, ты уже ДОЛЖНА быть на коленях, с руками за спиной. “Можно ли задать вопрос, господин?” “Да, моя радость.”

     “Но я не знаю, когда вы проснётесь!”

     “Значит стой всю ночь, рабыня. Если я увижу тебя спящей- тебя ждёт наказание. Очень и очень болезненное.

     “Я хочу писять…”

     “Терпи всю ночь. Напоришь- сильная физическая боль ожидает тебя. Запомни-за каждую провинность- порка, а если мне покажется, что ты сильно виновата- то …Впрочем, я промолчу. Узнаешь ещё. Тебе предстаит отведать ЭТО несколько раз. А порка офицерским ремнём каждый день- 20 раз- профилактика. Есть ты будешь два раза в день, утром и вечером, когда я позволю. Воду, и только её, ты будешь пить эту неделю. Её я буду давать тебе, как только захочешь, но! Писать тебе можно будет, если я захочу, чтоб ты писала, и какать, впрочем, тоже. Так что-не пей много воды. Если захочу- сутки будешь терпеть, но я не такой жестокий…Что ещё? Вспомню- утром скажу, а пока пойду посплю остаток ночи и подумаю хорошенько, как именно тебя наказывать. И …” он замолчал.

     “Аллочка, это только на неделю. Я тебя люблю, и не хочу, чтоб ты выросла шлюхой и тебя лапали все. Я ещё и учиться тебя заставлю, а то тройки каждый день приносишь. Кстати, за кадую ЧЕТВЁРКу на этой неделе я буду тебя пороть и ещё делать много всего. То есть, наказывать. Запомнои…Спокойной ночи.”

     “Спокойной ночи, господин…”

     Витя удалился в свою комнату.

     Алла начала мастурбировать…А на полу…О, БОже! Она не утерпела и написала!

Страницы: [ 1 ]