Стерва. Часть 1

     Маму мою назвали Анжелой. У бабушки был весьма странный юмор. Потому, что вырастила она мою маму стервой. Под стать себе. Мой папа-хороший человек. И мне с ним по настоящему интересно и хорошо. Только живет он отдельно от нас. Развестись он не может, так как боится потерять со мной контакт. К мамочке моей он давно остыл. А ведь любил говорят безумно. Да оно и понятно. В маме росту метр и пятьдесят три сантиметра. Стройная фигура, хорошая грудь, шикарная задница и красивые ноги. Светло русые волосы. Милый подбородок, немного узкий, придает маминому лицу слегка треугольный вид, чувственный рот, симпатичный носик и ошеломляющие глаза. Глазища!

     Большие и голубые, немного наивные. Ангел во плоти. Это для тех, кто ее не знает. Большей стервы, я не видел. А если учесть, что она преподаватель, естественно в моей школе, то вы легко представите мою жизнь. Ни в школе, ни дома, я не знал покоя. Я убегал к отцу, что бы отдохнуть. Мне было жалко его и я однажды спросил его: “Пап. а почему. ты снова не женишься? Я жил бы с тобой. ” Он посмотрел на меня и сказал: “Ты, знаешь свою маму! Она сделает все, что бы мы больше не встречались. Такие же стервы сидят и в комиссии. Ты прости меня, сынок! Давай доживем до получения тобою паспорта, а там посмотрим!” Мне тогда было одиннадцать лет. Мне стало очень обидно за него и я снова спросил: “Если она такая плохая, зачем ты на ней женился? Или не видел, какая она? Куда смотрел?” Он улыбнулся и ответил: “Об этом, тебе еще рано знать!”

     Но вот мне и четырнадцать! И мои познания возросли. Теперь я знал, куда папа смотрел, так как сам смотрел на девчонок, не с желанием полюбоваться прической. Мои встречи с папой стали более продолжительными и частыми. Мамочка, вкупе со своей мамой, поливали его грязью. Если я уйду, они наверное загрызут друг друга. А затем папа наконец развелся с мамой. Сколько было слюней и соплей! Мамочка обвиняла папу в супружеских изменах, при том многочисленных. Кричала, что дом его вертеп развратников и умоляла меня сохранить чистоту под крышей ее дома. Вообще то квартира была папина. Он ушел оставив жить в ней нас с мамой, как мог заботился о нас.

     Имея смазливую внешность, моя мамочка не была обделена вниманием мужчин. Некоторые жили у нас. Правда не долго. Был один великовозрастный дебил, на восемь лет младше мамы, так тот на целый год задержался. Пока его родители не прогорели, а заодно и он сам. Он классно в игры на компе рубился. Для мамы престиж значил счастье. Лучше Квазимода в “мерине”, чем принц в “жигулях”. Ну, а с четырнадцати лет, я стал устраивать подлянки мамочке. Если она приводила кого то, я начинал требовать к себе внимания, приставал с глупыми вопросами, лез ночью в спальню к маме. Короче изображал из себя Рупрехта. И я добился своего. Мужички тихо, мирно стали сторонится мамы. Я ликовал!

     Мы возвращались от бабушки. Со дня рождения. Ох и нажрался же я. Я требовал к себе уважения и требовал, что бы мне тоже наливали спиртного. А народу было прилично! Я приметил, как один хмырь домогался мамани. И подстерег их на кухне, где он бессовестно лапал мамочку. Поэтому мама злая. Пока доехали, меня окончательно развезло. Маманя ругалась, обывала меня “такая же сволочь, что и твой отец!” А мне было по барабану. С трудом обмывшись, лег спать. Проснулся я от непонятной тяжести на мне и скрипа кровати. Моя мамочка сидела на моем паху. А мой член, как я понял, находился внутри ее. Она ритмично поднималась и опускалась на моем стволе. Глаза ее было закрыты. Она издала стон и замерла. Я прикрыл глаза, что бы казаться спящим. Она потрогала свои груди и снова начала свои упражнения. Я лежал и думал: “Меня еб… т родная мамуля! Вот же приспичило сучке! А все равно здорово!” Мама еще немного поупражнялась. По ее виду я понял, что ей хорошо. И что бы испортить ей кайф, стал шевелится. Мама осторожно слезла с меня. Я перевернулся на бок, потом на живот. Мама тихонько вздохнула и ушла. А мне все ночь снилось, как я трахаю мою мамочку. Хорошо хоть не обкончался!

     Так я лишился невинности. Мною воспользовались, воспользовались моим беспомощным положением! Да меня просто ИЗНАСИЛОВАЛИ!!! А я даже не мог рассмотреть тело моей мамы, ее вагину, которая похабно поглотила мое целомудрие. Так я себя накручивал, стараясь не думать о той ночи. Иногда похоть перебарывала и я снова чувствовал тяжесть маминого тела на своем паху. Движения влагалища по моему члену. И неожиданно я понял. Я хочу оттрахать эту стерву, хочу видеть ее тело, трогать его. Хочу сжать ее груди, рассмотреть лобок и войти в мамочку. Войти и кончить в нее. Хочу слышать ее сладострастный стон, хочу… Короче у меня снесло крышу. Оставалось надеяться, что однажды это повторится. А получилось все, как в анекдоте.

     Мы собирались на спектакль какой то заезжей труппы из столицы. Для нашего города это событие. Поэтому к выходу в общество готовились основательно. Мама вертелась перед зеркалом, а я рассматривал ее. Она действительно симпатичная. Вот чего ей не жилось с папой? С другой стороны, был бы папа, не было бы той ночи. Слышу голос мамы: ” Иди сюда! Я перстень обронила. Он под столик закатился, иди достань!” Мне не хочется вставать и я говорю ей: “Сама обронила, сама и доставай!” Она презрительно смотрит на меня и выдает мне: “Ты такая же сволочь, что и твой отец! Такой же поддонок!” Это хуже пощечины. Во мне все начинает клокотать. А мамочка встав на колени лезет под столик. Он низкий и длинный. Ее попка торчит снаружи. Мамочка выгибается словно кошка. У меня зачесалась нога. Подойти и влепить пендель по этой попке.

     А потом к папане убежать! Я подхожу ближе. На маме обтягивающее платье, темные колготки и туфельки на шпильке. Как в порно. Я чувствую, как поднимается мой член. А самое главное, ее ноги разведены в стороны. Я вижу черный шелк ее трусиков и не раздумывая больше, опускаюсь на колени между ее ног. Мои руки задирают ей платье и спускают колготки. Мамочка пытается выбраться из западни. Я хватаюсь за края столика. Фигушки, мамуля! Ее попа вжимается мне в пах. Почувствовав мою восставшую плоть своим естеством она замирает и вдруг начинает отчаянно пытаться вылезти из под стола. Я сдергиваю с ее зада трусики. Моему взору предстает клок волос обрамляющий мамину вагину. “Не смей, поддонок меня трогать!”-слышу мамин голос. Одна ее рука протискивается к ее заду, пытаясь одеть трусики. Я хватаю руку и тихонько выкручиваю ее.

     Мама замирает и начинает кричать что то. Что я не слышу, так как пытаюсь нащупать членом вход в мамино влагалище. Наконец мне это удается. Мой член давно весь скользкий от моих выделений. Я начинаю толкать его в маму. И вот он весь там. Замерев я наслаждаюсь ощущением пребывания внутри стервы. Мой член распирает от нахлынувшей похоти.

     Вот тебе, мамочка! Что есть силы задвигаю член в мамино влагалище. Ее попа начинает выполнять странные движения, цель которых изгнать меня из влагалища. О, это такой кайф! Вот, тебе, стерва! За все! За жизнь мою без папы! За чужих мужчин в доме! За придирки! За… за… за…! О, мамочка! Как же здорово! М-А-М-А! Мой член выплескивает в мамино лоно сперму. Возбуждение уходит. Потыкав а маму еще не много, вынимаю член и отползаю в сторону. Как же я устал! Мама вылезает из под стола. Колготки порваны на коленях и весь ее макияж испорчен. “Ублюдок! Это тебя папа твой подучил такое сделать?! !”-кричит она-“Ты пойдешь на зону, мерзавец! Ты сдохнешь под забором, сволочь!!!” Она подходит ко мне и что есть силы бьет меня по лицу. А ударчик к нее тяжелый! Она берет телефон и начинает набирать номер. Ее всю трясет от гнева. Я начинаю орать сам. “Ты чего орешь, поддонок?”-вмиг успокаивается мамочка. Я тоже успокаиваюсь и говорю ей: “А я скажу, что ты меня соблазнила и принудила к близости.

     А потом еще избила, что бы я ни кому не рассказал!” Мамочка замолкает и шипит: “Ах, ты поддонок! Ты изнасиловал свою мать, да еще меня в этом и винишь?” “А когда ты меня изнасиловала! Думаешь я спал?! Я все видел! Как ты на мне скакала!”-выдаю я ей. ‘Мама пораженная моими словами замолкает. Потом уходит в ванную. Я привожу себя в порядок. Гигиеническими салфетками обтираю член, очищаю от мелкой пыли штаны. Сажусь в кресло, пытаясь разобраться в своих чувствах. Мне снова представился голый мамин зад, кучерявые волосы лобка, потеки спермы на них. И мой член снова зашевелился.