шлюхи Екатеринбурга

Старшеклассники-2. Оля. Часть 5

     Дальше мы шли молча, я опустила глаза в пол, а Сергей был полон сил и чуть ли не прыгал рядом со мной. Прокладка, похоже, промокла от его спермы, и мне стало дискомфортно, конечно я подмоюсь в школьном туалете, иначе весь день я так не смогу провести. Это была меньшая из проблем, но вот что мне теперь делать с Сергеем, он мне нужен для того что бы меня не трахали дворники, но сам он отбивается от рук и требует большего, эдак он предложит заниматься сексом при бабушке постоянно.

     Дворники хотя бы раз в неделю приставали, да еще и деньги давали, и то если мне не везло от них скрыться. В общем, прикинув все за и против, я решила порвать отношения с Сергеем. О чем и сказала ему на перемене, сделав вид, что сильно обиделась за сегодняшнее утро. Он, как и все мальчишки начал кичится, что это ему и не надо было, но я точно знаю, что он уже подсел на секс с девушкой, а в нашем классе все еще целки, насколько я знаю, и никто кроме меня ему не даст.

     Иногда мне кажется, что где-то в районе установлено большое тало, на котором пишется все мои действия и перемещения, как только Сергей перестал меня провожать, я опять начала замечать ухмыляющиеся лица дворников, и поняла что скоро мне опять придется работать подстилкой.

     Вскоре так и получилось, утром выходя из дома, я услышала, что кто-то подметает на пожарной лестнице, двух вариантов у меня не было, и я молилась, что бы лифт побыстрее приехал. Войдя в кабину, я вздохнула с облегчением, но не тут то было. На первом этаже меня ждал дворник, и стоило мне выйти из лифта, я столкнулась с ним почти в плотную.

     – Давай, пойти, я платить. – Начал он как всегда.

     – Мне надо в школу, я уже опаздываю. – Попыталась выкрутится я.

     – Пойти, очень надо, я платить денги.

     И он показывал мне на двери лифта. Мы доехали с ним до моего этажа. Все это время я пыталась сообразить, мог ли он успеть обогнать лифт пешком. Когда мы вошли на пожарную лестницу, там никого не было, и я подумала что мог. Как только я поставила сумку на подоконник, и стала осматриваться, ища лучшее место для моего позора. Услышала шаги на площадке выше. Как хорошо что я не успела ему отдаться – промелькнуло у меня в голове. Но мое счастье закончилось, когда я увидела что сверху спускается еще один гасторбайтер. Они с первым начали что-то обсуждать на своем языке. Потом один из них повернулся ко мне.

     – Раздется, мы платить тебе. – Дворник протягивал уже две бумажки.

     – Вы что вдвоем меня будете? – Выпалила я первое что было у меня в голове.

     – Мы платить, ти давать нам.

     Видимо у меня в глазах был страх, потому что оба гасторбайтера, начали улыбаться.

     – Не боятся, мы не делать больно.

     В данный момент мне не могла прийти в голову никакая здравая мысль, и я привычно начала приспускать джинсы.

     – Нет, совсем раздетса, все снимай.

     – Все? – Переспросила я.

     И получив в ответ кивание головой, сразу от двух дворников, попыталась возмутиться.

     – Тут люди живут, я не могу так, меня могут увидеть!

     – Все на работа, мы знать, мы тут часто работать.

     Больше аргументов у меня не было, и я покорно начала снимать с себя одежду. Полностью раздевшись, я так и осталась стоять, переминаясь с ноги на ногу, пол был холодный, но дворников это не волновало. Один из них подошел ко мне, по-хозяйски потрогал сначала одну грудь, потом другую, и показал пальцем на пол, мол, ложись. Я легла, первый забрался на меня, вошел резко, и стал трахать.

     В это время второй, немного посмотрев на нас, стал подметать пол. Мне стало все равно, что я полностью голая лежу на холодном полу около мусоропровода, а меня дрючит гасторбайтер в то время как его друг спокойно подметает рядом пол. После того как первый кончил, они поменялись, на меня залез второй и все повторилось, правда теперь сперма, хорошо смазала мое лоно, и я не чувствовала боли. А тот, что был первым, взял веник и продолжил работу. Когда кончил и второй, я тут же попыталась подняться, но первый снова полез на меня сверху.

     Теперь я даже не пыталась протестовать, все равно они возьмут все что хотят, но могут сделать больно. Они менялись еще два раза, откуда у них столько темперамента для меня осталось загадкой, пол подо мной был весь в сперме, она текла из меня по ляжкам. Внизу живота все ныло, такого продолжительного полового акта у меня еще не было. Оба гасторбайтера ушли вниз, я с трудом поднявшись и поскользнувшись пару раз в луже спермы, взяла вещи и как была голой пошла к себе в квартиру, мне было уже на все плевать.

     Долго сидела в душе и плакала, естественно школу я сегодня прогуляла, ноги не гнулись, голова не соображала. К тому времени как я вышла из ванной, бабуля подумала, что я вернулась из школы, и попросила сходить в магазин и аптеку. У меня была апатия, и если бы мне сказали спрыгнуть с крыши, я бы сделал это на автомате, погруженная в свои мысли.

     Когда я вышла на площадку, то у окна курил пожилой мужчина, мурашки пробежали у меня по спине, он мог выйти и раньше, когда дворники трахали меня на лестнице, что бы тогда было!

     Несмотря на то, что я живу в этом доме с детства, я так и не запомнила всех соседей. Я редко с ними встречалась, и не было нужды с ними знакомится. Зато моя бабушка знала всех, и все знали ее.

     – Как поживает Лидия Николаевна? – Спросил мужчина обернувшись.

     Мне сложно судить о возрасте, но судя по седине в редких волосах у него на голове, морщинах на лице и сухих руках, ему было уже очень много лет. На нем была светлая майка, когда-то давно ее цвет был видимо белый, синие тренировочные штаны, еще советского образца, и порванные тапки. Выглядел он как дворовый алкаш, только что вышедший из запоя. Сухенький старикашка, омерзительной внешности.

     – Болеет, лежит почти, не вставая, спасибо что интересуетесь. – Вежливо ответила я.

     – А она знает, чем ты занимаешься и откуда у тебя деньги на шмотки? – Прищурился мужчина.

     Ну все, сердце замерло в груди, глаза расширились от ужаса, раньше мне казалось что меня уже ни что не сможет испугать, но я сильно ошибалась.

     – Что? – Переспросила я.

     – То что ты потаскуха, ебешся за деньги с чурками, она знает?

     На мои глаза навернулись слезы.

     – Я. . не. Это. . не так. – Стала оправдываться я.

     – Не ври мне, я уже пять лет на пенсии, от скуки камеру установил над дверью. Всю жизнь оттрубил в институте, а ты шалава чурок ублажаешь, и носишься тут с голым задом. Опять наверно на блядки пошла?

     – Нет: я, мне в магазин, для бабушки.

     -Вот после магазина ко мне зайдешь, а то как Лидия Николаевна узнает чем ты промышляешь, в раз тебя в приют сдаст.

     – К вам? Зачем? – Спросила я удивленно.

     Мне и в голову не приходило что такой старик еще на что-то способен. И я было подумала что придется стирать его белье, готовить ему обеды.

     – А не все тебе иностранцев ублажать, поработаешь на благо родины. Как я работал все эти годы, а мне вот шиш с маслом и пенсия с гулькин хуй. Так что не хочешь, что бы Лидка тебя в приют сдала, после магазина сразу ко мне.

     И лифт открылся. Я зашла в кабину все еще под впечатление от разговора. Вот я и попалась, что теперь делать и что будет? Я зашла в магазин, аптеку, потратила все деньги из тех, что дала бабуля, и добавила своих. Дома приготовила обед, включила бабушке телевизор, и вышла на лестничную клетку. Долго стояла перед дверью старикашки, пытаясь придумать, как отвертеться. Меня снова накрыла апатия, от безысходности, и я нажала кнопку звонка.

     Старик уже переоделся, сейчас он стоял в махровом халате, больше похожим на половую тряпку.

     – Вот и молодец, проходи, раздевайся. – Подмигнул мне старик, расплывшись в улыбке.

     Я прошла в коридор, и в нос ударил запах чужой квартиры. В углу навалена обувь, резиновые сапоги, женские туфли с налетом пыли, мужские стоптанные башмаки. В комнате я увидела много старой электроники, древние телевизоры, магнитофон с катушками, я о таких только слышала. Рабочее место было завалено какими-то схемами, среди которых я разглядела паяльник.

     – Чего смотришь. – Поинтересовался старик. – Я радиотехник по профессии, вот на досуге паяю что могу. Пока моя на грядках кверху жопой.

     И он положил ладонь мне на попу. Я вздрогнула он неожиданности, но протестовать не стала.

     – Ну что, шалава мелкая, отсосешь дедушке?

     Я молчала.

     – Тебя что не учили как со старшими разговаривать надо? Отвечай когда спрашивают, будь вежливой. Отсосешь?

     – Да. – Тихо промямлила я.