Проститутки Екатеринбурга

Соседи. Часть 1

     – О, сосед, привет! Тебя же Андрюха зовут? Слушай, друг, переезжаю. Помоги шкаф занести – поймал меня на лестнице между вторым и третьим этажом Степан.

     Я поднимался к себе в квартиру после долгого рабочего дня с тяжелым пакетом продуктов. Внизу дверь подъезда была открыта и подперта кирпичом. Перед самим подъездом стоял грузовик с откинутым бортом. Грузчиков возле него замечено не было. Очевидно, Степан решил сэкономить и перетаскать вещи сам. Что, впрочем, неудивительно при его габаритах бывшего черноморского моряка и нынешнего водителя многотонного грузовика.

     Степан с женой Оксаной стали моими соседями по лестничной клетке на прошлой неделе. Эта рязанская квартира досталась Оксане от её тетки, по наследству. Саму тетку я видел всего пару раз, пока её не вынесли, хотя жил в этом доме третий год. Дом наш невзрачный снаружи, обсыпающийся, поросший мхом на складках шифера. Ведомственная трехэтажная сталинка середины тридцатых – но мне почему-то пришелся по душе. Практически в центре, до работы два шага. И в то же время в тихом, если не сказать заброшенном, зелёном дворике, чего не встретишь в современных новостройках.

     Я вспомнил груды типичного домашнего скарба в кузове грузовика, который десятилетиями копиться у любой семьи. Одним шкафом тут не обойдешься. Видно Степан специально ждал кого-то из отзывчивых соседей, и тут ему подвернулся я.

     – Ладно, жди. Переоденусь и спущусь – вздохнул я.

     Планы посидеть одному с бутылочкой пива за фильмом рушились, но добрососедские отношения с первых дней знакомства портить не хотелось. Спустя пару часов напряженной работы, после которой я едва мог поднять руки, мы занесли последние ящики. Степан хлопнул борт и отогнал машину от подъезда.

     – Сосед, ты только не уходи! за мной причитается!

     Я хотел возразить, что это необязательно, но он и слушать не хотел. Спорить с этим громогласным верзилой было бесполезно. Мы снова поднялись в его квартиру. Степан вынул из холодильника мигом запотевшую бутылку сорокаградусной, сало, огурчики. Его жена Оксана хлопотала у плиты и наливала горячий борщ, который успела приготовить, пока мы носили вещи.

     – Андрюха! у тебя, кстати, душ работает? – хлопнул Степан по лбу, как вспомнил что-то важное.

     – Работает, конечно – ответил я

     – Слушай, братан, выручи еще раз. Нагреватель, зараза, сломан, а слесарь завтра только придет. Я под холодной моюсь, привык на флоте, а жена простынет. Не пустишь на пять минут? Я пока чесночка начищу.

     – Да не вопрос – великодушно ответил я и провел Оксану в свою квартиру напротив.

     – Так, вот тут горячая, тут холодная – показал я – вот шампунь, вот мыло, вот полотенце. Вперед!

     – Спасибо вам, Андрей! право, не стоило, я бы и под холодной помылась – приговаривала Оксана, но не сильно настойчиво.

     Что бы больше не смущать девушку, я вышел из ванны и пошел помогать Степану расправиться с ароматным борщом. Мы успели поесть и хлопнуть по одной за здоровье, которое, откровенно говоря, я основательно подорвал, таская их пыльную мебель.

     Степан налил вторую и успел поднять, как вошла Оксана. Я слегка опешил, да еще сработал алкоголь. До этого она казалась мне довольно потрепанной бабой, ближе к за-тридцать, с непонятным пучком темных волос на голове, излишне ярким макияжем, в старом спортивном костюме подделки известной немецкой фирмы. Но сейчас я понял, насколько ошибался. Оксана распустила волосы и они, еще со свежими каплями душа, покачивались густыми светло-каштановыми прядями, спускались с плеч, извиваясь в соблазнительных кудряшках в том месте, где на их пути лежали отчетливые холмы пышной груди. Без макияжа лицо Оксаны приобрело живые, приятные черты. Зеленые, чуть раскосые глаза, влажно блестели и искрились. Лицо у неё было слегка округлым, с приятными ямочками на розовых щеках. Розовые пухлые губки, сложенные в милой, обезоруживающей улыбке, лишь дополняли картину. Возраст я сразу скинул лет до двадцати трех-двадцати пяти. Оксана невысокого роста, мне чуть выше плеча, при этом я сам на голову ниже её мужа. Я подумал тогда, кого она мне напоминает и вспомнил актрису Мелиссу Мур, играющую в фильмах для взрослых. В компании с которой, кстати, (по разные стороны экрана) иногда проводил вечер, когда лень было идти знакомиться с девушками.

     Надеюсь, все это пронеслось в моей голове незаметно для соседей. Степан оглянулся в поисках третьего стула, не нашел такового и хлопнул по своему колену. Оксана в своем атласном красном коротком халатике вспорхнула на эту мускулистую загорелую ногу, как снегирь на ветку коряжистого дуба. Муж тут же налил ей стопку, и мы выпили за знакомство.

     Я наблюдал, как Степан обхватил Оксану за тонкую талию своей крепкой рукой, прижал поближе и начал рассказывать какой-то длинный морской похабный анекдот про боцмана и русалку. На середине истории я потерял нить, поэтому для вида улыбался и старался не смотреть на Оксану слишком часто. Она же чувствовала себя более свободно, смеялась над историей мужа, задорно вскидывая голову и болтая ножками, не доставая до пола. От этого её и без того короткий халатик задрался выше бедра, обнажая соблазнительные формы, увитые черным кружевом трусиков. Халатик явно не предназначался для приема гостей. Но ничего более подходящего она видимо в бардаке переезда не нашла. Впрочем, кроме меня это никого не смутило, так как алкоголь уже ударил нам в голову.

     Степан налил по третьей “за тех, кто в море”. Мы хватили, я хрустнул пряным огурчиком и почувствовал как меня понемногу уносит. Оксана хихикала уже без особой причины. Она обвила рукой мужа за могучую шею, отчего развернулась боком ко мне, предоставляя прекрасный обзор на ее упругую молочную грудь, и шоколадный ореол соска. От этого идеального образчика женского бюста невозможно было оторвать взгляд, и я почувствовал, как мой член начал увеличиваться в размерах. На мне были не самые свободные шорты и я, спохватившись, поспешил ретироваться в свою квартиру под предлогом, что завтра рано на работу.

     Соседи засуетились и начали провожать меня. Степан благодарил за помощь, говорил, что приятно посидели и чтоб я заходил почаще. Оксана тоже еще раз поблагодарила за помощь и за душ. Когда я влетел в свою дверь, мой член уже тяжело раскачивался под шортами. Я чувствовал, как он упирается пульсирующей головкой в грубую ткань, но надеялся, что ушел до того, как соседи заметили мой конфуз.

     Душ я принял прохладный, чтобы освежить голову и излишний пыл в паху. Наконец вода сделала свое дело, эрекция спала, а мысли отвлеклись от воспоминаний соблазнительной груди новой соседки. Я дошел до кровати, проверил будильник и повалился спать, размышляя, как же завтра будут гудеть руки. Впрочем, сразу уснуть не удалось. Сперва я слышал звонкий смех Оксаны и густой бас Степана. Затем голоса стихли, и их сменил ритмичный скрип кровати. Двух мнений тут быть не могло, соседи приступили к любовным утехам. Под размеренный скрип я еще мог спать. Но вскоре к этим звукам присоединились стоны Оксаны, которую очевидно Степан собирался впечатать в матрас. Я вспомнил их разницу в габаритах, и мне стало страшно за неё. Однако сама Оксана, судя по подмешавшимся к стонам крикам “еще! еще!” , не сильно переживала на этот счёт.

     Член опять пополз вверх. Я сжал ствол и начал мастурбировать, представляя, что между нами нет одеяла, кирпичной стены, а так же института брака. Мы кончили практически одновременно: Оксана с всхлипами под Степаном, а я тихо, в ладошку.

     

     Прошло три месяца с момента переезда. Новые соседи мне нравились. С ними нам чахлый дворик немного оживился. Степан работал дальнобойщиком и катал из Рязани в Москву, а дальше, уже груженный, в сторону Урала. Оксана же была домохозяйкой, а попросту безработной.

     Была только одна проблема, с которой я столкнулся – кровать пришлось переставить к другой стене, не примыкающую к их квартире. Соседи, когда Степан возвращался из рейса, устраивали секс-марафон. Когда Оксана кончала своим звонким голосочком, мне всякий раз казалось что они трахаются в моей комнате и более того, в моей кровати. Впрочем, в остальном это были золотые люди: звали меня на блины, ухаживали за палисадником, прибирали в подъезде.

     Наступила обычная суббота, часов десять утра. Давеча мы немного пересидели с друзьями в баре, отмечая конец рабочей недели. Поэтому я не сразу услышал звонок в дверь, а услышав, не сразу заставил себя подняться открыть. Проклиная незваных гостей, я накинул футболку и прямо в семейниках прошлепал к двери. Это был курьер службы доставки.

     – Это квартира четыре?

     – А? – ответил я, ещё не проснувшись окончательно.

     – Вам посылка, распишитесь вот тут – сказал он нетерпеливо.

     Я конечно ждал посылку, так как вчера заказал новый роутер. Но удивился, что его доставили так быстро. Поставил галочку на подсунутом листке, закрыл дверь и бросил посылку на стол.

     Сначала я сполоснул лицо и сварил кофе, чтоб окончательно проснуться. Потом вспомнил про посылку и нашел ножницы. Пакет был необычный для доставки, запечатан в плотный черный полиэтилен и без опознавательных знаков, кроме штампа службы. Пришлось повозиться с толстой упаковкой, но наконец, я извлек содержимое. Это явно был не роутер, понятно сразу. В глянцевой упаковке с блестками лежал здоровый черный силиконовый вибратор, весьма натуралистичной формы, с крупной головкой, вздутыми венами и с огромными шершавыми яйцами. Только его гигантские размеры и равномерный шелковый черный цвет выдавали продукцию завода, а не естественного происхождения. Сперва мне показалась, такую шутку могли сыграть мои друзья – это вполне в духе нашей компании. Однако потом я поразмыслил, что скорее всего поспешил с выводами. Вряд ли они стали бы заказывать такое дорогое изделие, а по нему было видно, что оно не из дешёвых. Приятели бы заказали простую пластиковую сосиску, да еще нацарапали на ней какой-нибудь прикол.