Проститутки Екатеринбурга

Сон в Новогоднюю Ночь

     
Последний раз хрустальным звоном Куранты огласили тишину: полночь:. Миг истины – момент, когда желания, кажутся практически осуществимыми. Когда задуманное, вполне реально и только трезвый разум еще колеблется, пытаясь опровергнуть сердце, разбить розовые очки грез и надежд:. Но так хочется верить! Исполниться: обязательно сбудется: ну хотя бы немножко! Ну, только чуть-чуть! Этот миг дает такую надежду,: непередаваемое чувство уверенности, что все будет хорошо:. Обязательно:. Я верю!!!

     Где-то за окном, еще шумит праздник: не наш праздник:. Что нам мешает его отметить вместе? Обстоятельства? Чушь!!! Не верю этим обстоятельствам! Судьба? Плевал я на нее! “И после смерти мне не обрести покой: я душу дьяволу продам за ночь с тобой:.” Красиво сказано, да? Думаешь не про меня? Только если Всевышнему угодно будет, мы будем вместе:. Закрой глаза: тихо, все уже спят:. Мягкий лунный свет, слегка разбавленный ласковым теплом двух свечей и вспышками мерцающей елочной гирлянды, освещает темный, праздничный уют в комнате между нами. Ты стоишь у окна, озаряемая этим великолепием, и каждая искра новогоднего салюта просвечивает твою короткую, чуть прикрывающую попку комбинацию обнажая гибкое, великолепное тело:. Я мог бы смотреть на тебя часами: как на пламя костра: или струящийся ручеек:. Боже! Как же ты прекрасна! Безумная грациозность лани, переплетается с дикостью изящной пантеры:. Ты медленно оборачиваешься, и я успеваю заметить отражение лунного света и буйство уличных красок в твоих великолепных глазах – как в бездонных океанах любви:.

     Ступая неслышно, по кошачьи ты приближаешься по лунной дорожке. В оконных бликах, сидя на диване, я вижу движение каждой мышцы на великолепном теле, каждый изгиб и бугорок: грудь, бедра. Шелковистая ткань не может скрыть даже холмик лобка:. Ты стоишь передо мной и мои колени между твоих прелестных ножек. Твои руки на моих плечах: прижала мою голову к своей груди: взъерошила волосы:. Сквозь ткань комбинации одними только губами нащупываю бутончики сосков и слегка прикусываю их. Мои руки поглаживая изгибы колен, начинают подыматься по внешней стороне бедер. Атлас шелка задирается и потом мягко обтекает ладони, когда я добираюсь до прекраснейших холмов Афродиты:. Я уже знал, что на тебе нет плавочек, но: это как хорошая, прочитанная книга – знаешь что впереди, но все равно приятное ожидание чуда доставляет почти щенячью радость! Ласковыми движениями пальцев правой руки, проникаю в ложбинку между бедер: и сразу ладонь смачивается выступившей влагой желания:. Второй рукой, чуть резковато, но без нетерпения проникаю под твое хлипкое одеяние и страстно сминаю грудь с уже набухшими сосками. Ты откидываешь голову и тихо, почти на грани слышимости издаешь толи стон, толи вздох:. Я отпускаю грудь и с таким же остервенением провожу рукой по животу, вниз по курчавому холмику и стремительно одним плавным движением вгоняю палец руки в лоно сладострастия! Ты вздрагиваешь от неожиданности и наслаждения:. Придерживая всей ладонью промежность, а второй рукой за спину, я разворачиваюсь и опрокидываю тебя на диван, сам оказавшись на полу и мой горячий проворный язычок уже вытеснил пальчики из Царства наслаждений и забегал собирая влагу и придвигая ее к впитывающим, ненасытным губам:. Я пил бы этот сок до бесконечности! Райский напиток Богов! Горячая плоть ласковым теплом согревает мое лицо, а курчавые волосики приятно щекочут ресницы. Но мне все мало! Я, пытаясь увеличить поток влаги, просовываю сначала один: два: и наконец через некоторое время половина моей ладони была уже у тебя в нутрии:. Боль и дикое наслаждение заставили раздвинуть твои ноги на максимальную ширину и выдвинуть разгоряченную плоть, приподымая ее над диваном. Каждое проникновение моей руки в совокупности со скользящими прикосновениями языка по клитору и поглощающим движением губ, вызывало бурные нескоординированные судороги твоего тела и спазматические всхлипывания при вздохах. Мое возбуждение достигло верхней точки, и с давно уже разбухшего ствола любви капала липкая жидкость, служившая индикатором переполнения гормонами моего хранилища.

     – Возьми меня: возьми! – шептали твои губы, – я хочу тебя:.