Проститутки Екатеринбурга

Собачья радость

     Отрывок из рассказа “Собачья радость”, в книге Михаила Армалинского “Гонимое чудо”.

     
Мадлен разочаровалась в мужчинах, а мужчины разочаровались в Мадлен. Всех можно было легко понять – Мадлен постарела, а она, если и была когда-то привлекательна, то лишь своей молодостью. Мадлен не отличалась талантами, вела, можно сказать, замкнутую жизнь, ибо любила деревья и животных больше, чем людей. Поэтому жила Мадлен в лесном доме, занимаясь выращиванием цветов на деньги, которые ей оставил муж, умерший достаточно давно. В мужчинах же Мадлен разочаровалась при активном участии ее мужа, как впрочем и при участии всех немногочисленных мужчин, которые когда-либо излили в нее свое семя. Все сближавшиеся с ней представители мужского пола любили выпить, неумело делали вид, будто в женщинах их интересует нечто большее, чем тело, а также хвастали своими, как правило, вымышленными достоинствами, в тщетных попытках вызвать у Мадлен уважение и привязанность.

     Муж Мадлен был ярым любителем порнографических зрительных образов и уделял им значительно больше внимания, чем сексуальному образу жены. Муж предпочитал онанировать наедине с экраном, отгоняя жену, которая бывало пыталась ему помочь:

     – Не мешай мне мечтать! – кричал он на нее.

     Мадлен не могла понять, как мужчина может предпочитать мертвое изображение живому телу, пусть даже не первой свежести и приевшемуся. А муж знал, что она никогда не поймет, что лучше прекрасная мечта, чем тело, которое перестало нести какой-либо сексуальный смысл. В нем поднималась злоба к жене оттого, что недостижимая женщина на экране вызывает в нем такую похоть, которой жена способна его только лишить. Мадлен часто смотрела видео вместе с мужем, возбуждалась и завидовала женщинам, которые завывали и стонали от наслаждения. С мужчинами Мадлен ничего, кроме умеренной приятности, никогда не испытывала, и ни стонать, ни тем более выть ей с ними не хотелось. Выть хотелось от них.

     В молодости, будучи студенткой колледжа, который она так и не закончила из-за вынужденного материнства, Мадлен испробовала радость некоторого разнообразия любовников. Но суть их оставалась одна: совокупления происходили скоропостижно, и удовольствие, которое только начинало было расти и крепнуть, обрывалось и сникало. Мадлен не знала ничего иного и потому воспринимала это как необходимую часть процедуры размножения. От полного разочарования в сексе ее спасала мастурбация, которой она занималась только тогда, когда уж становилось невмоготу. Стыд мешал ей заниматься мастурбацией чаще. Стыд не за мастурбацию, а за мужа, который не мог приблизиться к ней на расстояние ее наслаждения, а оставался для нее дальним родственником.

     Муж сделал ей двоих детей, которые быстро выросли и разъехались по своим жизням, плодя собственных детей и редко вспоминая о матери. Когда муж умер, Мадлен стало страшно жить одной. Она встала перед дилеммой: либо продать дом и переехать жить в город, либо обезопасить жизнь в своем лесном доме. И она выбрала последнее – уж слишком ей не хотелось заниматься продажей дома, покупкой жилья в городе, переездом. Но самым отвратительным ей представлялось то, что количество окружающих ее теперь деревьев превратится в еще большее количество людей, которые будут окружать ее в городе. Поэтому Мадлен предприняла следующее: она купила пистолет и двух догов, которых решила выдрессировать как своих охранников. Имена им были Рекс и Дик. Ко всему прочему, жизнь среди леса была значительно дешевле, чем жизнь среди людей. Да и опасность всегда исходила от людей, а не от деревьев, и потому, чем меньше людей вокруг нее, тем меньше опасности, а те редкие, что могут прельститься ее одиночеством и якобы беззащитностью, быстро разубедятся в этом, когда увидят перед собой дуло пистолета и почувствуют клыки догов на своем горле.

     Смерть мужа заставила ее ценить даже ту малость, которую он ей давал: близость мужского тела ночью, пусть редкое, но радостное ощущение заполненности. Мадлен становилось невмоготу от скапливающегося желания, пальца оказывалось недостаточно, хотелось, чего-то живого и горячего внутри. К тому же требовалось и поговорить с кем-нибудь, кроме собак, которые ее внимательно слушали, повиновались каждому ее слову, но умели только лаять или скулить в ответ.

     Мадлен шла по тропке среди лесной плоти, псы, Рекс и Дик, сновали в погоне за живностью, но не оставляя надолго своей хозяйки без присмотра. Нередко они приносили в зубах то зайца, то бурундука, то еще какую живность, и Мадлен позволяла им съесть добычу.

     В один из дождливых дней на потолке в гостиной появилось мокрое пятно -пришлось вызывать мастера из соседнего городка. Им оказался ее ровесник, мужчина лет пятидесяти по имени Ли. Сначала он приехал на своем грузовичке выяснить причину протечки. Требовался небольшой ремонт крыши, и он обещал приехать на следующий день и починить. Мадлен предложила Ли выпить с ней чашку кофе перед отъездом. Ли согласился, после чего выяснилось, что он уже год, как вдовец. Мадлен радостно приняла это к сведению.

     – Что ж Вас совсем в городе не видать? Неужели Вам в лесу не одиноко? -спросил Ли.

     – В город я приезжаю, когда мне надо закупить продукты, а одиноко бывает только среди людей, а не среди деревьев.

     – Но неужели Вам не хочется с кем-нибудь поговорить?

     – Я разговариваю с моими собаками.

     – Страшные псы – сказал Ли, – я боялся выйти из грузовика, пока Вы их не отозвали.