шлюхи Екатеринбурга

Службовый Роман

Меня все обычно зовут “Лужа” – от фамилии. Но Она – только по имени. “Ромочка”. Ей и в голову не приходило назвать меня оскорбительно. Ведь она так любила меня…

Наша история началась, как ни странно – на работе. Я пахал в цеху по сборке телевизоров уже два года, когда появилась она… Красивая и порочная. С мускулистыми ножками под короткой юбкой, и зазывным взглядом карих глаз. Комола. Гостья солнечного Южностана.

Мой рабочий день был прост и незатейлив: Сидя у конвеера, я паял проезжающие мимо платы кинескопов. Ничто не предвещало того чуда, которое случится со мной очень скоро…

Итак, одним прекрасным и остропахнущим весной утром, я прошёл сквозь проходную завода, и зашёл в свой цех. Снял верхнюю одежду, достал из портфеля термос и спрятал его за ножку железного стола. Там был горячий чай – которым я обычно подкреплялся в ожидании обеда.

Я сел на стул и взглянул налево – с той стороны шли телевизионные платы, которые я собирал. И обомлел: ко мне приближалось видение. Оно было в кожаной юбке в складку, и в облегающей майке с коротким рукавом. Из майки выпирали две симпатичные, круглые дыньки третьего размера. Разрез майки был очень большой, и можно было заглянуть в самую бездну. “Глаза – выше!” – пропел голос, и я поднял взгляд на её лицо. Не сказать чтобы очень красивое, хотя наверное в той стране, откуда она родом – это было достаточно привлекательно. Лицо не плоское, но тюркское. Наливные губы, а над ними слегка заметный пушок. “Много тестостерона” – подумал я. Значит сильный темперамент, и будет кобылкой в постели.

– Так это здесь моё рабочее место? – спросила она. – Меня послали на помощь какому-то Роме. Сказали, что он один не справляется.

“Благодарение небу!” – успел подумать я. – Да, да – это я, счастливо произнёс я вслух. – Присаживайтесь рядом, очень приятно!

– Но здесь нет второго табурета… – надув губки произнесло прелестное создание.

– Не беда, сейчас организуем! – и я встав, обошёл её со спины. Сзади она была ещё красивее – короткая юбка облегала выпуклый зад, который бросал мне вызов.

Бегая по цеху в поисках второй табуретки, я не удержавшись, оглянулся в ту сторону где оставил её. Незнакомка облокотилась о конвеер и рассматривала лежащую на нём плату телевизора. При этом она так выпятила свой зад – что стал виден край кружевных трусиков. Красненькие! – промелькнуло у меня в мозгу. Во мне что-то щёлкнуло, так что я схватив бесхозную тубаретку, припустил обратно. Тем более что вокруг неё уже стал виться один из местных донжуанов. Сказав ему пару ласковых, я глядел как он испаряется в другой конец цеха. После чего обернулся к женщине.

– Комола! – представилась она, и сделала полу-шутливый книксен. “Ого, какие манеры!” – подумал я.

– Очень приятно. Как меня зовут, вы уже знаете. А теперь я знаю, какое моё любимое женское имя – состроумничал я.

Мадама улыбнулась, и села на предложенную ей табуретку. “Вот бы уронить что-нибудь, дабы можно было залезть под стол… Ведь у неё такая короткая юбка!” – промелькнула у меня крамольная мысль. Ладно, успеется.

Рабочий день начался. Солнце встало за окном, и просунуло утренние лучи в высокие окна. Ими оно ощупывало мою фемину, особенно стараясь осветить её высокие и пухлые груди. Треть которых, явно не помещалась в бюстодержатель. Краешек лифчика показывался из выреза майки, а выше были только сиськи. “Не сметь!” – крикнул я солнцу. “Она моя! Только я буду её щупать!”

Комола оказалась на редкость сообразительной. Схватывая с полуслова, она точно повторяла мои движения, и паяла с ловкостью заправского пайщика. Оказалось, что у неё в децтве был небольшой опыт работы с жалом паяльника. Тем лучше – не придётся долго учить, и останется больше времени на…

Подошло время обеда. Я достал из портфеля незамысловатый хавчик, а её отправил за водой для чайника. Глядел на удаляющиеся ноги, и бёдра – которые качались из стороны в сторону – влево, вправо. Влево-вправо… Я почувствовал, что мой орган наливается весенней силой. Он приказывал мне смотреть на эту уходящую вдаль чёрную юбочку, и я не мог отвести взгляд. Опомнился только, когда она вернулась с полным чайником. Поспешив ладонью прикрыть бугорок на штанах, я похвалил её за расторопность. Молодец! Из тебя выйдет хороший работник.. ца.

На следующий день, придя на работу, мы услышали радостную весть о том, что конвеер сломался. Сегодня будет много свободного времени.

– Покажете мне завод? – пропела она. (Ну как я мог отказать?)

Все рабочие разбрелись по углам, а мы с ней вышли на территорию. “Можно начать осмотр – с во-он той дальней, заброшенной котельной”. – предложил свежеиспечённый гид. Комола молчаливо и одобрительно улыбнулась. Мы прошли с ней по асфальтированной дорожке мимо политого газона. Чем ближе мы подходили к заброшке, тем неухоженнее становилась территория. Стали попадаться обрывки кабеля, битые кирпичи, куски шифера. Один из них раскололся у меня под сапогом.

Железные створки входа в тёмную котельную, были подозрительно приоткрыты. Оттуда пахнуло сыростью и страхом. – После вас? – шутливо предложил я. Но пришлось взять её за маленькую ладошку, и втянуть за собой под ржавую створку ворот.

– Ой! Здесь паутина! – недовольно сморщила носик Комола. Не буду пока говорить ей, что она к тому же испачкала спину чем-то белым. Наверное извёсткой.

– А здесь нет скорпионов? – испуганно спросила девушка. – Нет! – успокоил я её – Они бы здесь не выжили. Здесь им было бы нечем питаться, кроме мазута.

Мы пробирались меж завалов разного хлама. Распахнутые створки электрощитков протягивали нам свои ручки. Под ногами струилась вода и лежали деревянные обломки ящиков. Балка чего-то огромного преграждала нам путь, но мы перешагнули через неё. Я подал даме руку, и она благодарно использовала её. Сквозь дырки в крыше пробивались редкие солнечные лучи. Было тихо и сумрачно. В углу котельной, виднелся какой-то грязный стол. Завернув за торчащую посреди обломков трубу, мы подошли к этому железному верстаку.

– Я кажется наступила на что-то острое – с сожалением произнесла принцесса котельной. Я снял куртку, которую предусмотрительно захватил с собой, и постелил её на стол. Присаживайся!

Подсадив её, я усадил девушку на верстак. Сейчас посмотрю. Я присел на корточки таким образом, что моя голова находилась теперь напротив её пухлых, белых коленок. Взяв в руки её красную туфлю-лодочку, я снял её. Приподнял её босую ножку, и присмотрелся. Вроде заноз нет. Якобы решив осмотреть возможные повреждения, я провёл указательным пальцем по её миниатюрным пальчикам. Затем покрутил её ступню: “Не больно?”. “Нет” – выдохнула она. Затем я легонько провёл тыльной стороной руки по её голени. Было очень приятно ощущать под пальцами женскую тонкую кожу.

Затем я поднял руку выше, и дотронулся до её колена. Комола слегка вздрогнула. “Не бойся!” – успокоил я её. “Я професси онал.” Взяв в каждую ладонь по её колену, я поднял свою голову горизонтально. Напротив моего взгляда – оказались две внутренних поверхности её бедра, которые суживаясь – заканчивались бугорком трусиков. Красные, кружевные… У меня помутилось в глазах, я резко встал, опрокинул её на спину, схватился руками под её коленки, и притянул к себе. В её очах мелькнул страх, но она не сопротивлялась. Я сам наклонился к её грудям, и вытащил одну из них, потянув вниз майку с бюстгальтером.

Некоторое время я созерцал увиденное. Большая, налитая молоком грудь призывно смотрела на меня своим соском. Средней формы, ровный, он притягивал мой рот как магнит. Я послушался зову природы, и наклонившись, присосался к нему.

Издали сбоку, мы наверное казались двумя буквами Г сложенными друг на друга. Верхняя буква старательно облизывала грудь нижней…

Внезапно Комола оттолкнула меня, и я отошёл на полшага от верстака. Сидя на нём, она потянулась к моему поясу, и когда я вновь придвинулся ближе – сдёрнула штаны вниз, вместе с ним. Несколькими сильными движениями, похожими на стягивание кожи со змеи, девушка опустила мои штаны до колен. После этого, обхватив меня за ягодицы, придвинула к себе ещё ближе.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа