Случай на полигоне. Часть 3

     — Да-а… — протянул Хмыка почесывая затылок, — сдается мне, что это никакой не патруль был, а такие же самовольщики как и мы.

     — Точно! — подтвердил Дутый, пытаясь получше разглядеть доступные взгляду места на женских телах, — тут никаких патрулей отродясь не было, а если б полигон от посторонних закрыть хотели, то наверняка оцепление выставили бы. Говорят, что так раньше и делали во время учений.

     — Куда-то наши запропастились. — в очередной раз забеспоилась Лиза, стыдливо выглядывая из-за спины моей мамы.

     — Могу пойти глянуть что там стряслось, — предложил Хмыка, — заодно и плащ-палатки притащу, если что.

     — Это было бы замечательно, — согласилась с ним моя мама.

     После того как Хмыка ушел, Дутый сидел молча насупившись, видимо чувствуя себя не ловко в обществе почти обнаженных дам. Обстановку попыталась разрядить моя мама:

     — Тебя как зовут?

     — Григорий.

     — Редкое нынче имя, а ты откуда родом?

     — Из Сибири.

     — Да, далековато тебя занесло, родные наверное редко навещают.

     — Еще ни разу не приезжали.

     — А в увольнении часто бываешь?

     — Молодым не положено в увольнение ходить, только старослужащим. Это вашему Коле разрешили только, по случаю вашего приезда.

     

     — Так ты значит безвылазно все время в части сидишь?

     — Почти. В самоволки хожу иногда. До магазина и обратно.

     — Ну и жизнь там у вас! — вздохнула моя мама, поглаживая Дутого по щеке.

     — Я и женщин то в близи давно не видел. — продолжал жаловаться на жизнь Дутый, — Вы пожалуй первые за полгода.

     Наступила небольшая пауза в разговоре, каждый думал о чем то своем. Первым прервал молчание на этот раз Дутый:

     — Вы меня простите за дурацкую просьбу, но не могли бы Вы это… афганку скинуть на полминуты… я только посмотрю на Вас чуть-чуть и все…

     Моя мама опустила глаза и поджала губы как бы раздумывая.

     — Только чур Коле моему ни слова об этом, ты понял? — неожиданно согласилась она.

     — Могила! — радостно воскликнул Дутый.

     Моя мама встала и скинула с плеч афганку. Мой член в этот момент (да и член моего приятеля, я думаю, тоже) стал не то что деревянным, а скорее даже железобетонным.

     — Ну как я тебе? Хороша еще? — спросила с улыбкой мама.

     — Вы… велеколепны! — только и смог выговорить от счастья Дутый.

     — Ты преувеличиваешь. — сказала мама подходя к Лизе и сдергивая с нее афганку, — Вот кто по настоящему прекрасен!

     Лиза вздрогнула, но осталась сидеть на месте не пытаясь прикрыться руками и переводя свой взгляд то на Дутого, то на мою маму.

     — Встань! — взяла ее за руку мама, помогая ей подняться. Лиза раскраснелась как раскаленная сковородка, а соски ее небольших грудей напряглись.

     — Хочешь ее? — с придыханием задала вопрос Дутому моя мама, поглаживая Лизины плечи, — Давай, смелее, я постаю на шухере!

     — Нет! — лицо моей невесты исказила гримаса ужаса, когда Дутый похотливо дрожа подполз к ней на четвереньках и стал целовать ее стройные ноги, поднимаясь все выше.

     — Отдайся ему! — прошептала на ухо ошарашенной Лизе моя мама, — Николай ничего не узнает. Обещаю!

     Лиза посмотрела на маму растерянно приоткрыв рот, а ее руки вцепились в стриженный затылок Дутого, который уже подобрался своими губами к ее промежности…

     Я не видел как это произошло между ними, поскольку обзор мне закрывали камыши, однако мне все было слышно… и стоны моей Лизы, и хриплые вздохи удовольствия Дутого. От того, что мой товарищ сейчас трахает мою невесту с подачи моей мамы, мне было как то не по себе и одновременно досадно, что я этого не мог увидеть во всех подробностях.

     — Ух! — вздохнул Дутов, поднимаясь с Лизиного тела, — Спасибо, извини, что не успел вытащить… когда кончал. Теперь возможно будет Коляну подарочек к демобилизации.

     Сказав последнюю фразу, Дутый глумливо заржал.

     — А в меня не хочешь побрызгать? — кокетливо произнесла моя мама.

     — Да я бы с радостью, только вот не стоит у меня пока, — оправдовался Дутый.

     — Ничего, это дело поправимое, — сказала моя мама, опускаясь перед ним на колени.

     Я опять же ничего не видел из-за камышей, до меня лишь доносились чавкающие звуки, издаваемые моей мамой. А еще я смотрел как к Дутому сзади в этот момент подошла моя Лиза и обняла его, прижавшись всем телом и положив голову ему на плечо.

     — Ну, теперь ты можешь сделать это со мной? — спросила моя мама, поднимаясь с колен.

     — Да, только ты это… раком встань! — нагло приказал ей Дутый, — а то как то стеснительно мне пока еще… ты мамаша Колькина все ж таки.

     И моя мама бесприкословно подчинилась. Он драл ее медленно, с наслаждением, отвешивая шлепки и матерно ругаясь от удовольствия, а моя невеста тем временем опустилась на четвереньки и начала вылизывать ему зад. На этот раз камыши не препятствовали моему взору. Я больше не мог сдерживать себя и достав из штанов свой член, пустил густую струю спермы на листья орешника…

     — Зашибись! — довольно промычал Дутый, заправляя майку в штаны, — повезло так повезло! Сказал бы мне кто утром, что двоих баб сегодня оприходую — ни за что не поверил бы!

     — Возьми меня еще раз! — умоляюще попросила Дутого моя невеста.

     — Слушайте, если вы в двоем такие ненасытные шлюхи, то пойдемте со мной в часть! — предложил Дутый, — там таких пацанов, голодных до баб, много наберется. Отдерут вас по полной, во все щели. Можете не сомневаться!

     — А как же Коля? — испугалась Лиза, — Он же узнает все! И каково ему будет?

     — А чего Коля? — возмутился Дутый, — Вы же сами захотели, правильно? А будет ерепенится, права качать, так накостыляют ему и все, у нас с этим просто.

     — А можно его… заставить смотреть на то… как нас будут… — вкрадчиво спросила Лиза.

     — Странное желание, но организуем если хотите. — пожал плечами Дутый, —

     Я думаю никто против не будет, кроме самого Коляна, конечно.

     — А ты оказывается извращенка! — покачала головой моя мама, обращаясь к Лизе.

     — Наверное Вы правы, но я сейчас поняла что мне этого страшно хочется, — сказала Лиза, потупив взор, — чтобы нас с Вами… на его глазах… все его сослуживцы… прямо в казарме… на его койке…

     — Насчет казармы — это врядли получится. — скептически заметил Дутый, — скорей уж на вещевом складе, вы, кстати не против, если я со всех за вход по пачке сигарет брать буду? Ну, кроме Хмыки, разумеется.

     — Не против, пойдемте! — резюмировала беседу моя мама.

     Я поплелся следом по кустам, стараясь не потерять их из вида. Подойдя к забору части примерно в том месте, где я оставил Лизину маму, перед нами предстала следующая картина: тетю Валю жарил прислонив спиной к забору Хмыка. Было видно, что ему с трудом удавалось ее удерживать на весу, обхватив руками ее крупные бедра.

     — Ой, мамочки! -завопила Лизина мама увидив свою дочь и мою маму в сопровождении еще одного солдата. Хмыка тоже повернулся в их сторону и замер на месте, широко разинув от удивления свое хлебало.

     — Ну чего, остановился? — ехидно сказала моя мама, — Продолжай! Мы с Лизой следующие на очереди.

     После этого обе вновь пришедшие дамы звонко рассмеялись.