шлюхи Екатеринбурга

Сладкие грёзы на уроке электротехники

***

Мы пришли к Екатерине Андреевне после третьей пары.

Дело в том, что по ее предмету – электротехнике – мы недавно сдавали зачет из двух частей, теоретической и практической. С теорией-то, хоть и на «четверку», я справился сразу (учусь я вообще хорошо), а вот лабораторная меня подвела. Хотя некоторые ребята из нашей группы даже тест умудрились не пройти. И вот теперь мы, небольшая горстка студентов, должны были до сессии подтянуть все свои «хвосты».

В кабинете Екатерины Андреевны оказалась какая-то другая группа, которая старательно корпела над тетрадками и приборами.

Преподавательница вышла к нам и сказала: «Ребята, извините, но сегодня с вами не получится, потому что кабинет неожиданно заняли. Приходите в следующую среду, хорошо?»

«Ну, вот, — разочарованно протянула Ира. – А мы специально с другого предмета отпросились…»

«Отпросились?» – уточнила Екатерина Андреевна и при этом все время почему-то поглядывала на меня, так что мне даже неудобно стало от этого взгляда, и я ответил: «Лично я ниоткуда не отпрашивался, а просто приехал сегодня пораньше».

Женщина подумала немного, а потом сказала: «Ну, ладно. Те, кому нужно пересдать теорию, — заходите. Вас немного, найдем для вас свободное место. А Вам, Денис, придется тогда в следующий раз прийти, чтобы поработать над практической частью».

Делать было нечего, и я уже собрался повернуться и уйти, но Ирка схватила меня под руку и горячо зашептала: «Денис, не уходи! Я же без тебя ни за что не разберусь со всеми этими напряжениями и силами тока… Пойдем с нами в кабинет, сядешь рядом со мной. А ей скажешь, что тебе надо где-то подождать начала занятий». Мне действительно нужно было скоротать три часа свободного времени, и я согласился.

Мы сняли куртки и зашли в кабинет. Нас было всего шестеро, и Екатерина Андреевна освободила для нас две парты в конце первого ряда, за которые мы и разместились по трое. Мне ничего не надо было писать, и я спокойно расположился сбоку от стола, чтобы не мешать одногруппникам.

Преподавательница раздала вопросы, а мне сказала: «Вы ведь эти тесты уже делали, Денис». Надо было как-то объясниться, и по совету Иры я ответил: «Я ведь уже пришел, так посижу с остальными. Надо же мне где-то пробыть до пяти часов» (с пяти у нас сегодня стояли две вечерние пары). «Ну, хорошо, — сказала Екатерина Андреевна. – Только Вы не очень-то им подсказывайте, пусть сами думают». Я пообещал особо не помогать.

Все стали делать тесты, другая группа так и занималась своей лабораторной, Екатерина Андреевна расположилась за учительским столом, стоявшим в начале нашего ряда, и углубилась в проверку тетрадей.

Я бегло набросал Ирке решения нескольких задачек, и она принялась их переписывать. Мне же стало скучно, и я начал осторожно наблюдать за нашей преподавательницей…

***

Год назад, окончив одиннадцать классов средней школы, я поступил учиться в этот техникум. Осенью мне исполнилось восемнадцать, но девушки у меня к этому времени еще не было.

Вскоре на меня положила глаз Ирка – моя одногруппница, которая сейчас сидела рядом.

Девчонка она была, как все говорили, довольно симпатичная: низкорослая пухленькая блондиночка с прозрачными голубыми глазами, розовыми губками «бантиком» и ямочкой на подбородке; прямые светлые волосики аккуратно подстрижены под каре…

Вот только не слишком она оказалась развитая, какая-то неинтересная – если не сказать примитивная. На уме у нее были одни парни, деньги, шмотки, косметика, дискотеки и тому подобные вещи – как и у большинства девчонок в ее возрасте.

И очень уж ей хотелось, чтобы мы с ней начали встречаться, прямо сильно она настаивала и просто не давала мне шагу без нее ступить. На занятиях садилась со мной всегда за одну парту и всем подружкам своим обо мне невесть чего наговорила: как будто это я от нее без ума и добиваюсь ее внимания.

Ну, а я что… мне, конечно, интересно было «попробовать», а то у всех парней моего возраста уже был такой опыт, а у меня еще ничего.

Короче, переспали мы с Иркой перед Новым годом. У нее родители ушли в гости с ночевкой, и она позвала меня к себе. Никакого особенного впечатления произошедшее на меня не произвело, и правильно сказали мои друзья: «ботаник» — он и есть «ботаник», даже влюбиться толком не умеет.

Я у Ирки тоже был первым, хотя до этого она уже гуляла и вовсю «миловалась» с мальчиками. Но я ее не ревновал, потому что она все равно была у меня от головы, а не от сердца. И «встречались» мы с ней как-то вяло, скучно, «для галочки».

А после Нового года меня неожиданно «накрыло»…

Со второго семестра у нас начались занятия по электротехнике, я увидел Екатерину Андреевну и в первый раз в жизни почувствовал, что такое влюбиться по-настоящему.

Я сначала в это даже поверить не мог. Ну, как это меня угораздило?

Вокруг столько девчонок моего возраста, и хорошенькие есть, и неглупые попадаются. И сам-то я не урод (сероглазый, русоволосый, довольно высокий и гантели немного тягаю, не слабачок какой-нибудь), так что одногодкам своим очень даже нравлюсь. А мне, видите ли, взрослую женщину подавай. Красавицу, умницу, еще и преподавательницу…

Я пытался в себе это чувство как-нибудь перебороть, но не очень у меня получалось, и на пары к Екатерине Андреевне я летел на каком-то подъеме, а готовился по ее предмету всегда основательно.

Не знаю, как это и вышло, что практическую часть с первого раза не сдал. Неприятно было, конечно, неудобно перед ней. Но с другой стороны, это была хорошая возможность увидеть ее еще. Так как после этого зачета ее курс у нашей группы заканчивался, а я уже не представлял, как буду жить без нее…

Смешно, конечно, но мне вдруг все остальные предметы разом стали не интересны. И от близости с Иркой отделывался как мог. Она, конечно, не совсем дурочка; быстро поняла, что что-то не так. Но у нее и без того на примете был другой подходящий парень, не из нашего техникума. Так что мы с ней разошлись по-хорошему, «остались друзьями».

Она и теперь на занятиях нередко садилась со мной, потому что привыкла, что я ей все задачки обычно решаю. Что же, мне не жалко и вообще не трудно хорошему человеку помочь.

***

Вот и теперь. Ира, высунув язычок, корпела над своими вопросами, а я сидел рядом и мельком поглядывал на Екатерину Андреевну, пользуясь тем, что она погружена в тетради и моего заинтересованного взгляда не замечает.

Наша преподавательница сегодня была хороша, как и всегда. Невысокая, стройненькая, как куколка. Глаза большие, карие, блестящие. Длинные каштановые волосы красиво вьются и небрежно спадают по плечам. В общем, Ирке полная противоположность. Вот, оказывается, какой у меня вкус. А я себя все ненормальным считал по тому поводу, что меня смазливая «блондинистая» Иркина внешность не особенно трогала.

Но до чего же привлекательна Екатерина Андреевна! Меня совершенно не смущает тот факт, что этой женщине уже под сорок и что по возрасту она годится мне в матери. Нравится она мне, и ничего не могу я с собой поделать.

Сегодня на ней белая обтягивающая водолазка-стрейч с абстрактным растительным рисунком на груди (небольшой и упругой… о чем я думаю!), коричневый кожаный пиджак и обтягивающие полосатые брюки. Туфли на высоком каблуке, на ноготочках переливается золотистый лак с блестками. Золотая цепочка, несколько изящных колечек, среди которых одно – обручальное – для меня особенно болезненно. Накрашена зеленоватыми мерцающими тенями и коричневой помадой. Какая стильная женщина!

Повезло же ее супругу… И характер у нее прекрасный. Добрая, объясняет доходчиво. Вот только эмоциональная она бывает иногда чрезмерно. Почему-то постоянно боишься сказать или сделать что-нибудь не то, как-то ее обидеть. Или это просто я ее, в силу своего чувства, так неадекватно воспринимаю?

Мне все кажется, что она не вполне «своей» жизнью живет. Не так, как ей хотелось бы или как в юности мечталось. Все, вроде бы, в порядке: муж, дети, работа нормальная. Но ей именно не «нормального» надо как будто, а роскошного, красивого, самого лучшего.

Вот вырасту, окончу техникум, устроюсь на хорошую работу, буду много зарабатывать и как-нибудь заявлюсь однажды к ней в гости с огромным букетом великолепных красных роз, коробкой конфет и бутылкой дорогого вина… и во всем ей признаюсь!

Мы будем сидеть вдвоем поздним вечером в ее лаборантской, и она скажет мне: «Знаешь, Денис. Ты такой хороший молодой человек, и ты один меня понимаешь и чувствуешь. Они все не замечают, что я особенная, не такая, как другие; а ты это видишь.

Скажу тебе откровенно, Денис… Мой муж совсем не плохой, но мы уже так друг другу «приелись», что у нас почти не бывает гармоничного секса. Если честно, я уже и забыла, когда в последний раз испытывала оргазм. И когда ты еще был моим студентом, я иногда смотрела на тебя и думала: вот было бы здорово, если бы за мной начал ухаживать этот молодой, сильный, темпераментный парень.

У него такие глубокие, умные и внимательные глаза. В его русые волосы так и хочется запустить свои тонкие пальцы. У него такие широкие плечи, такие накачанные руки. Наверняка он оказался бы настоящим мачо в постели. Я, Денис, конечно, уже не так молода и не столь сногсшибательна, как прежде. Но я и теперь мечтаю оказаться с тобой в одной постели и получить массу удовольствия от твоих умелых, упоительных ласк…»

Да уж. Вряд ли Екатерина Андреевна такое бы мне сказала.

Она, ни о чем не подозревая, так и сидит сейчас за учительским столом, проверяя чьи-то задачки, и мне становится ее жаль из-за того, что ей приходится столько работать. Но вот она поднимает от тетради свои прекрасные бархатные карие глаза и опять смотрит на меня глубоким, продолжительным взглядом…

Недавно одна девчонка из нашей группы, болтливая Иркина подружка, сказала мне, что Екатерина Андреевна попросила за поблажку на зачете отремонтировать какой-то прибор для ее кабинета. И после этого я пытался смотреть на нашу преподавательницу презрительно и на ее вопросы отвечал насмешливо – мне казалось, что я имею на это право. Ну, она же всего лишь человек.

А теперь мне подумалось, что когда я стану успешным и обеспеченным, я приду к ней и куплю для нее все, что она только пожелает.

***

…И вот в этой лаборантской, мы уже будем не вполне трезвы, она проникнется ко мне благодарностью и любовью и скажет тихо: «Денис, давай мы с тобой хотя бы один раз в жизни совершим большую глупость.

Давай займемся сексом, прямо сейчас и прямо здесь, в этом самом моем кабинете. Я провела за этим столом столько напряженных часов за проверкой ваших работ. Имею я право хотя бы немного расслабиться и, наконец, полноценно отдохнуть? Что ты на это скажешь, милый мой бывший студент?»

Я, конечно, слегка удивлюсь такому повороту событий, однако уговаривать себя, разумеется, не заставлю. Знала бы она, героиней скольких моих эротических снов и фантазий она стала! Сколько раз я кончал один, закрывшись в ванной и представляя перед глазами ее восхитительный образ.

Да только ради нее одной я и отказался от этой аппетитной белобрысой толстушки, своей нынешней соседки по парте, Ирки. И если бы можно было повернуть время вспять, если бы я в начале первого курса знал, что во втором семестре встречу такую королеву… я бы, конечно, подождал и не стал спать с этой «Барби» перед Новым годом в ее безвкусно обставленной комнатушке.

Но ничего уже не изменишь, и нам остается только смотреть вперед. Зато у меня есть кое-какой опыт, и мне не придется краснеть перед своим совершенством.

«Ничего не бойся, Денис, — деликатно скажет мне прекрасная Екатерина Андреевна. – Если ты чего-то не умеешь, я как взрослая опытная женщина тебе помогу. Подойди же, наконец, ко мне, и пусть наши томные губы уже сольются в продолжительном сладком поцелуе!»

Я тут же подойду к ней, она будет сидеть на стуле у окна…

Я небрежным движением задерну плотные шторы; коснусь ее великолепных распущенных волос, потом наклонюсь к ее красивому лицу и поцелую в яркий, сочный, привлекательный рот. Она ответит мне страстно и жадно, и это будет просто незабываемо… весь мир остановится, чтобы мы могли вполне насладиться этим долгожданным счастливым моментом.

Потом она сама возьмет мою руку и положит ее себе на грудь, потому что я так сразу не решился бы, пожалуй, это сделать.

Екатерина Андреевна будет в тонкой полупрозрачной блузке, короткой юбке и чулках. Не отрываясь от ее губ, я начну ласкать ее аккуратную упругую грудь, сначала через одежду. Но потом станет ясно, что пришло время обогатить ощущения, и я медленно расстегну пуговицы на блузке и осторожно ее сниму…

Когда мои пальцы коснутся обнаженных плеч преподавательницы, она так и подастся вся мне навстречу. Она сама расстегнет сзади застежку на своем соблазнительном ярко-красном лифчике и приспустит со своих узких красивых плеч его тонкие лямочки.

Тут уж я догадаюсь перехватить инициативу, и вскоре этот предмет одежды окажется лежащим на столе, а моему взору раскроется молочно-белая грудь с небольшими бледно-розовыми сосками.

Мне так и захочется наклониться и поцеловать их, и я не стану препятствовать этому желанию. Я буду долго лизать и посасывать их, руками при этом поглаживая симпатичный плоский животик Екатерины Андреевны.

По ее плечам будут разбросаны волнистые темные волосы, и это будет великолепная картина, которая уже теперь вызывает у меня ощутимую эрекцию…

***

Но не слишком ли откровенно я рассматриваю сейчас нашу соблазнительную преподавательницу электротехники?

Как-то подозрительно поглядывает она на меня время от времени.

…В лаборантской, несколько лет спустя, она окажется гораздо более податливой. Постанывая и изгибаясь под моими ласками, она, наконец, легонько подтолкнет мою голову, и я через короткую тонкую юбочку коснусь губами самого низа живота Екатерины Андреевны.

Она слегка раздвинет свои стройные ножки в затейливых ажурных чулочках, и мне захочется поцеловать внутренние стороны ее бедер. Оказавшись между ее ножек, я проникнусь сладким ощущением того, что ее налившийся бутончик уже начинает источать едва заметный аромат.

Я приподниму эту симпатичную черную юбочку, и под ней окажутся красные трусики.

Я поцелую Екатерину Андреевну теперь уже через них, а потом приспущу их до колен и увижу ее совершенную гладкую снизу вульвочку. Только на лобке окажется немного коротеньких тонких вьющихся волосков.

Ей совсем не обязательно знать, что я в жизни своей еще никогда не делал куннилингуса. Кому мне было его делать? Целовать «там» настырную требовательную Ирку? Нет уж, спасибо…

Но к тому времени я прочитаю какое-нибудь пособие по технике орального секса, так что, надеюсь, мне удастся не упасть лицом в грязь, а даже произвести благоприятное впечатление. Главное – с ней мне хочется предаваться подобным занятиям, чего не случалось со мной никогда прежде.

Я присяду перед ней на колени и, немного полюбовавшись на ее прелести, слегка раздвину бережными пальцами ее розовые налившиеся губки и начну целовать и лизать ее маленький нежный клитор так, что из ее пещерки вскоре тоненькой струйкой потечет драгоценный прозрачный сок. Я лизну его языком и попробую на вкус. Наверняка мне это понравится.

Я неторопливо пройдусь между ее губками и осторожно погружусь языком во влагалище, тогда как мои влажные пальцы станут заниматься ее клитором…

Иногда я буду поднимать взгляд на ее лицо, чтобы следить за реакцией. Я увижу ее блестящие взволнованные глаза, такие большие и удлиненные, прикрытые подрагивающими пушистыми темными ресницами. Над ее переносицей от сладкого напряжения обозначатся две милых вертикальных складочки, а ее белые зубки мучительно закусят тонкую нижнюю губу…

Интересно, как у нее там все выглядит на самом деле?

***

Между тем, мой член при этом удовольствии заметно увеличится в размерах и хорошо затвердеет от притока горячей и страстной крови.

Сдерживая нетерпение своего тела, я буду все же продолжать свои ласки, но опытная женщина хорошо поймет мое состояние и не станет мучить меня долго…

Ну, тут мне в голову приходит идея о минете, однако воспитание как-то не позволяет вот так, с первого раза, представить Екатерину Андреевну ублажающей меня своим привлекательным ртом, розовым язычком и нежными губами, так аккуратно накрашенными теперь подобранной со вкусом коричневой помадой.

Лучше мы займемся с ней этим при удобном случае как-нибудь позже, а сейчас перейдем ближе к самому непосредственному «делу».

Возбужденная преподавательница, истекая соками, встанет со стула и, торопливо сдернув с себя не нужную теперь юбку, останется в одних телесного цвета чулках и золотистых босоножках на шпильке.

Я тот еще эстет… Несмотря на мою внешнюю скромность, подсознательно я испытываю влечение к опыту, даже некоторому «пороку»… меня это очень волнует. Для завершения образа Екатерине Андреевне в моей фантазии не хватает только изящной плетеной татуировки на пояснице. Впрочем, я никогда не видел обнаженной поясницы этой женщины, а потому не могу и утверждать, что там нет черной витой татуировки. Может быть, она только выглядит такой простой и строгой, а на самом деле… Во всяком случае, сейчас мне никто не помешает мечтать.

Екатерина Андреевна немного помассирует через одежду своими длинными пальчиками с золотистыми острыми ноготками мой орган, и этого будет более чем достаточно для того, чтобы привести его в состояние полной готовности…

Тогда она повернется к своему полированному столу, на котором уже лежат ее красное белье и тонкая бежевая блузка, и я увижу ее изогнутую спину, аппетитные упругие ягодицы, подтянутые стройные ножки, нежный розовый анус, трогательную промежность и призывно поблескивающую влажную соблазнительную пещерку между набухшими губками…

Я тут же сброшу с себя джинсы и плавки, и мой большой, твердый, хорошо возбужденный потемневший горячий член едва коснется этого притягательного отверстия.

Екатерина Андреевна сама раздвинет свои великолепные ягодицы, и я опять увижу близко ее прекрасные тонкие пальцы в золотых колечках.

Увлажнив своего «мальчика», я разведу ее половые губки, и моя сочная тугая головка окажется в ее узком восприимчивом «преддверии». Задержавшись там на миг, я сделаю некоторое усилие и осторожно введу свой отяжелевший орган в ее пещерку уже целиком.

Екатерина Андреевна сожмет мышцы, и горячие влажные стенки ее хорошо подготовленного влагалища охватят меня так туго, что от предвкушения скорого наслаждения у меня на миг даже закружится голова.

***

Он упрется руками в стол, а я, придерживая ее за поясницу, на короткий миг нежно прижму ее к себе, а потом начну свои плавные неторопливые движения, но из-за сильного возбуждения довольно быстро потеряю над собой контроль, и мои движения в ней скоро станут быстрыми, интенсивными, хаотическими.

Я увижу, как эта милая тактичная женщина, не делая мне никаких замечаний, увлажнив длинные пальчики, начнет ласкать ими свой клитор.

Упрекнув себя в том, что сам не догадался сделать этого раньше, я приостановлюсь на миг и начну левой рукой поглаживать ее живот, грудь, спину, поясницу, ягодицы и бедра, а другую запущу спереди между ее ножек, отстранив ее руку… а потом снова начну наращивать темп.

Она же, одной рукой касаясь стола, другой начнет перебирать мои яички, и по ее становящимся все более откровенными встречным «подмахивающим» движениям я пойму, что все идет нормально.

И тогда я перестану думать о «технике», а уже окончательно расслаблюсь и начну получать непередаваемое наслаждение от каждого нашего совместного мгновения.

Мы с Екатериной Андреевной все быстрее и быстрее станем двигаться друг другу навстречу, и я буду стараться войти в нее как можно глубже, тогда как она и сама будет насаживаться на мой огромный ствол так, как будто стремясь совершенно заполнить им свои истекающие соками глубины.

Сладострастные ощущения, постепенно усиливаясь, скоро зальют нас с головой. «Да, Денис, да… — будет сладко стонать и биться подо мной превосходная Екатерина Андреевна. – Ты великолепен, мой мальчик… Какой темперамент, какой напор, какая удивительная энергетика!..»

Мощный разряд пронзит нас обоих одновременно… И, ощущая после колоссального спазма быстрые толчки собственного извержения внутри своей бывшей преподавательницы, я буду воспринимать при этом и мелкие пульсации ее трепетного лона, с удовлетворением наблюдать судорожные подрагивания ее обнаженного тела, неотрывно смотреть в ее безмятежное счастливое лицо, обращенное ко мне вполоборота…

Мне совсем не захочется так скоро разъединять наши сплетенные расслабленные тела. Я наклонюсь к ней и, нежно поглаживая зрелое тело своей взрослой возлюбленной, томно поцелую ее гибкую спину, тонкие плечи, разбросанные волосы.

Мы прижмемся друг к другу и на миг замрем так, прикрыв глаза и позабыв обо всем на свете…

«Екатерина Андреевна, Вы прекрасны, — искренне и горячо шепну я уже безо всякого стеснения прямо в ее миниатюрное симпатичное ушко. – Большое Вам спасибо за Ваши откровенность, решительность и смелость».

«Денис, хотя ты молод и неопытен, но ты был со мной так внимателен и заботлив, что, благодаря тебе, я испытала настоящее удовольствие… Даже не вспомню, когда мне в последний раз было настолько хорошо с мужчиной. Впервые за долгое время я почувствовала себя красивой, чувственной и действительно желанной. Ты ведь будешь иногда заходить ко мне в гости? Будь так добр: не забывай, пожалуйста, своего педагога…»

Потом я выйду из нее, а она поднимется от стола и повернется ко мне, полуобнаженная, немного смущенная и все-таки сияющая, свободная и прекрасная. Я еще раз обниму ее, и она прижмется к моему сильному плечу, а я поглажу ее по темным волосам и коснусь губами тонкой линии пробора.

Хотя мне еще рано думать об этом, но если бы я теперь был старше и самостоятельнее, то есть получил бы уже образование, зарабатывал хорошие деньги, имел бы свое жилье… и при этом если бы она оказалась свободна и случайно прониклась ко мне ответным чувством… я бы, пожалуй, женился на Екатерине Андреевне. Правда, мне сейчас так кажется.

***

Мои одногруппники, между тем, благополучно закончили выполнение тестов, тем более что четвертая пара уже подошла к концу.

Преподавательница собрала раздаточный материал и выполненные работы и сказала, что проверит их к следующей среде, тогда же мы сможем сдать ей и практическую часть.

«…Слышите, Денис? Что это с Вами сегодня… Приходите в среду, хорошо?»

«Конечно, Екатерина Андреевна, — ответил я. – Непременно приду».

«Только подготовьтесь как следует. Еще одной возможности пересдачи я Вам не предоставлю. Вы неглупый молодой человек, но у Вас ветер гуляет в голове… что, впрочем, вполне естественно в Вашем прекрасном возрасте. Ну все, ребята, до свидания; можете идти».

Потом мы вышли из кабинета. Все наши сказали ей напоследок: «До свидания». Кроме меня. Уже у двери я обернулся и увидел, что она опять внимательно смотрела на меня. Наверное, я нелепо выглядел или вел себя странно… Тогда я тоже попрощался и вышел из кабинета вслед за остальными. Мне просто хотелось, чтобы она хоть как-то меня выделяла…

Мы отправились вниз, до начала занятий было еще полтора часа. Ребята разбрелись по своим делам, а мы с Иркой остались вдвоем. Мы вышли на улицу и стояли у входа в техникум, не зная, куда себя деть.

«У тебя есть сигареты?» — вяло спросила Ирка. «Есть», — ответил я. Я почти не курю, но на всякий случай всегда ношу при себе пачку.

«Давай покурим, что ли, тогда», — сказала моя бывшая подружка и (страшно подумать) первая сексуальная партнерша. Я мельком посмотрел на нее при солнечном свете и подумал: ну, разве эта белокурая, смазливенькая, толком не оформившаяся девчонка может сравниться с великолепной, стройной и кареглазой Екатериной Андреевной?..

Мы встали за углом, где студентам было отведено место для курения, и затянулись. Только что началась пятая пара, и рядом с нами никого не было.

В своем теперешнем состоянии я даже не ощущал неприятной табачной горечи, и мне доставляло странное и, может быть, глупое удовольствие красиво выпускать дым прямо под окнами заветного кабинета электротехники…

Потом мы решили прогуляться по городу, и Ирка захотела выпить пива.

Я купил нам по банке, и мы расположились на скамейках городского парка, под синим небом, в лучах ласково пригревающего майского солнышка. Я сидел молча, а моя недалекая подружка в своих «лучших традициях» не умолкая трещала обо всякой никому не нужной ерунде.

Не торопясь, мы выпили свое пиво, и Ирка заявила, что она устала и хочет спать, поэтому не пойдет сегодня больше в техникум, а отправится лучше домой. Я не стал ее ни провожать, ни удерживать.

Нетвердой походкой, что-то негромко напевая и беззаботно размахивая пакетом, бывшая подружка спокойно пошла от меня по вымощенной парковой аллее на остановку. Я безучастно посмотрел ей вслед и почему-то в этот момент подумал о том, что так долго ждать следующей среды, когда я снова смогу увидеть Екатерину Андреевну…

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки