шлюхи Екатеринбурга

Скромная гостья (лишенная девственности)

Потеря девственности, Случайный секс, Традиционный секс, Остальное Вечером позвонили родители и сообщили, что будут поздно, а может и к утру, так как встретили знакомых наших гостей и веселье явно затянется. Настоятельно потребовав от меня быть гостеприимным с девушкой, откланялись.

— Аль, давай вина бахнем?

— Ага, родители вернутся, запах от меня услышат, выпишут нам обоим.

— Да ладно тебе, судя по голосам в телефоне, у них так крепкий фестиваль. Им не до нас будет, когда вернутся.

Горели свечи, играла легкая спокойная музыка, в тарелке лежали фрукты, а в бокалах играло вино. Мы вели неспешную беседу. Аля с каждым глотком, пьянела, становясь раскованней. Я приблизился к ней, снял очки и распустил волосы. Девушка оказалась симпатичной. Губы коснулись ее губ, она ответила не умело, но это еще больше возбуждало меня. Хозяйничая языком у нее во рту, я расстегнул ее халат и стянув его, отшвырнул в сторону. Отстранившись рассмотрел ее тело. Утонченная талия, бугорки маленькой груди, с такими же маленькими торчащими сосочками. Аля смущенно опустила глаза, но все же не прикрыла свою наготу.

— Только будь пожалуйста со мной нежным! Не так как с минетом. Обещаешь?

Я нежно поцеловал ее шейку, провел языком по мочке уха, поцеловал ушную раковину, слегка задержавшись, возбужденно дыша ей в ушко. Затем положил ее на спину и опустился к груди. Язык пробежал между бугорками, прошелся вокруг соска, направился к другому. Облизнув второй сосок, губы тут же всосали его, а зубы слегка прикусили. В это время, рука гладила промежность, через помокревшую ткань белоснежных трусиков.

Девушка сильно текла.

Когда я скинул одежду и стянув ее трусики, лег сверху, пошире разведя ее ноги, Аля задрожала. Страх и возбуждение, смешались в ее сознании. Направив член в киску, я легким толчком ввел головку. Аля вздрогнула и вскрикнула, ей было больно. Я постепенно вошел чуть глубже. Девушка вскрикнула громче и попыталась отстранится.

Поняв что так делов не будет, я уперся коленями в кровать, запустил руки под спину девушки, крепко взяв ее за плечи и всадив на всю, начал быстро двигать тазом, врываясь все глубже, разрывая девственную плеву.

Из глаз девушки хлынули слезы, она громко кричала и била меня ладошками по спине. Но я был не умолим. Все глубже, я врывался в ее узкую и горячую дырочку, еще больше заводясь от ее бессилия. Наконец, выхватив измазанный сукровицей член, я кончил на животик.

Рыдая, Аля поднялась с кровати и влепив мне пощечину пошла в душ, бросив на ходу:

— Ты же обещал.

Я убрал в шифоньер окровавленную простынь и постелив свежую, лег.

Аля вышла из ванной, и легла рядом, уткнув в мое плечо, свой холодный носик.

— Прости, я понимаю, ты хотел как лучше. Спасибо! Теперь я женщина!