шлюхи Екатеринбурга

Сила воспитания

     Довольно скоро после замужества я поняла, что семейная жизнь далеко не всегда бывает приятной. Муж мой оказался очень вспыльчивым. Когда мы ссорились, Андрей орал на меня как сумасшедший. Бывало что муж и поколачивал меня. Так продолжалось до одного случая.

     

     ***

     

     Однажды когда мы вдвоем с мужем ехали на его машине к родственникам, нас остановили на трассе возле поста ГАИ. Это была какая-то рутинная проверка. Наверно где-то угнали машину, похожую на нашу. Или еще что-то в этом роде.

     – Проверка документов… – толстый прапорщик что-то долго искал в своих бумажках, потом сказал, что должен осмотреть нашу машину. Мы вышли.

     Подошла девка в милицейской форме, чуть старше меня, на вид где-то около 25.

     – Положите руки на капот, – приказала она. Наверно ей нравилось командовать. Я нехотя подчинилась, но тут оказалось, что мой муж вовсе не намерен сносить такое обращение от женщины. Андрей резко повернулся к ней лицом и надменно процедил:

     – Как вы смеете?!

     Девка сильно толкнула его, пытаясь развернуть его лицом к машине, но тут Андрей вообще вспылил и ударил ее кулаком в лицо. Та отшатнулась. Они с прапорщиком сцепились, но тут же набежали другие менты, мужа скрутили и надели наручники. Потом нас обоих затолкали в милицейский воронок. Медленно подошла девка, зажимая нос платком, свирепо взглянула на мужа и уселась спереди.

     

     ***

     

     Нас привезли в какое-то отделение милиции и заперли в пустой комнате без окон. Тут было полутемно, в центре стоял стол и несколько стульев с прикрученными к полу ножками.

     Нас оставили одних. Некоторое время мы сидели, подавлено молча, потом я не выдержала:

     – Ты что не мог потерпеть? Обязательно надо было перед девкой выделываться? – я была зла на мужа и мне было страшно. Муж сердито посмотрел на меня, но против обыкновения промолчал.

     Где-то через полчаса пришел толстый майор, уселся за стол читая какие-то бумаги.

     – Зря ты Анне нос разбил, – начал майор, обращаясь к мужу, – Совершенно зря. Вообще-то нападение на представителя власти серьезное правонарушение. Но Анна хочет решить все в так сказать приватном порядке. Правда, я не уверен, что тебе это понравиться. Сейчас она сама подойдет восстанавливать справедливость. Любит она это дело.

     Майор задумчиво замолчал. Скоро в камеру пришли еще несколько ментов вместе с Анной.

     Анна смерив мужа злобным взглядом, протянула:

     – Сейчас я с тобой посчитаюсь. По яйцам так получишь, что надолго запомнишь.

     – Как вы смеете? Что здесь происходит?! Я буду жаловаться! – муж попытался принять надменный вид, но я видела, что ему сильно не по себе.

     Анна ухмыляясь подошла к нему, резким движением просунула руку между его ног и сильно сжала гениталии. Андрей вскрикнул. Его руки, сцепленные сзади наручниками, дернулись, он вскочил со стула и согнулся от боли. Я попыталась встать, но меня удержали, и даже пристегнули наручниками к стулу.

     – Сиди, сиди, посмотришь, – хохотнул кто-то, – Девкам это обычно нравится.

     Вытаращенными глазами я смотрела, как Андрея схватили и стали стаскивать штаны. Через минуту он уже стоял перед Анной с обнаженными гениталиями. Не давая опомниться, мужа заставили стать на колени спиной к столу, его скованные сзади руки задрали на стол и привязали, потом стали привязывать его ноги к ножкам стола. Анна внимательно наблюдала за этим, стоя чуть в стороне, расставив свои стройные ножки, обнаженные форменной юбкой выше колен. Она ухмылялась и то и дело переводила взгляд с его лица на беззащитно болтающиеся гениталии и обратно. Услышав, как она требует пошире растянуть ноги в стороны, мне стало дурно.

     – Ну, Анна, все готово, а мы, знаешь, пойдем, – и все кроме Анны вышли, плотно закрыв дверь. Я ошеломленно смотрела на привязанного мужа, и не могла поверить, что все это происходит на самом деле.

     Анна медленно явно растягивая удовольствие подошла к мужу. Андрей задергался, но его привязали так, что он был совершенно беспомощен. Он даже не мог наклониться, чтобы прикрыть гениталии. Анна медленно подняла ножку и покачала его мошонку носком туфельки. Некоторое время она ухмыляясь смотрела на отчаянные, но безуспешные попытки мужа прикрыть гениталии. Потом не спеша размахнулась и сильно пнула Андрея ногой в пах! Потом еще раз и еще. Андрей выгнулся от боли и дико заорал, я видела, что эта стерва бьет ему точно по яичкам.

     Я закричала, но на меня не обратили абсолютно никакого внимания.

     Анна наклонилась над мужем, заглядывая ему в глаза, и довольно ухмыльнулась:

     – Теперь понял, что я могу с тобой сделать? Я буду бить тебя по яйцам, пока мне не надоест. А мне знаешь нравиться бить мужиков по яйцам. Я могу делать это долго, очень долго. В следующий раз ты хорошенько подумаешь прежде чем поднять руку на женщину.

     Не отрывая взгляда, она нащупала рукой мошонку мужа и безжалостно сжала ее, исторгнув болезненный крик. По ее лицу было заметно, что происходящее сильно возбуждает ее. Наверно она была настоящей садисткой.

     С явным наслаждением Анна стала опять бить мужа ногами в пах. Это было ужасно. Трудно было поверить, что молодая красивая девушка может быть так жестока, но тем не менее Анна делала это. Она била раз за разом сильно и стараясь попасть именно по яичкам. Обычно ей это удавалось, и тогда Андрей дергался, выгибался всем телом и визжал от боли. Так продолжалось довольно долго. Раз за разом я наблюдала как стройная женская ножка безжалостно вминается в мошонку Андрея. Я была в каком-то оцепенении, не могла оторваться от этого зрелища. Я больше не пыталась протестовать, утешая себя тем, что на меня все равно не обращают внимания.

     После очередного удара Андрей стал униженно просить прощения и умолять остановиться. Анна довольно засмеялась, но продолжала бить. Муж умолял все более униженно, с неподдельным ужасом глядя на ее туфельки. Я невольно почувствовала презрение. Глядя как муж униженно извивается перед Анной и умоляет ее, я больше не чувствовала жалости. Я стала с каким-то болезненным любопытством ждать нового удара и даже представляла себя на месте Анны.

     Наконец натешившись Анна стала развязывать мужа. Помню, я страшно удивилась, как она не боится, ведь мы все еще были одни. Но быстро выяснилось, что она лучше меня знает мужчин, по крайней мере мужчин с хорошо отбитыми яйцами.

     Как только освобожденный от веревок и наручников муж со стоном повалился на пол зажимая истерзанные гениталии руками, Анна не громко приказала:

     – Стань на колени.

     С презрением я наблюдала, как муж с трудом, продолжая держаться за гениталии, но покорно становится перед ней на колени.

     – Руки по швам, стоять ровно. Не смей прикрывать яйца! Понял?!

     Муж послушно вытянулся.

     – Колени шире, еще шире, я сказала.

     Было исполнено и это. Глупо, но я почувствовала зависть, глядя как безропотно муж подчиняется ей.

     – Ну еще пару раз, на память. И стой смирно! Понял?

     Она неспеша размахнулась и опять пнула его в пах. Андрей дернулся, но в последний момент удержался и позволил ударить себя по яйцам!

     – Хорошо теперь вообще не дергайся, а то на яйца наступлю. Понял?!

     Муж быстро-быстро закивал. Ухмыляясь Анна еще несколько раз пинала его по яйцам. После каждого удара муж сгибался и шипел от боли, но тут же покорно подставлял яйца опять! Опять представив себя на месте Анны, я с удивлением почувствовала как теплее между ногами.

     Потом она повернулась ко мне:

     – Слышь, подруга, а он с тобой хорошо обращается? Может добавить ему парочку от тебя?

     Я ошарашено покачала головой.

     – Или сама хочешь? – ухмыльнулась Анна и бросила Андрею, – Ну-ка подставь ей яйца!

     Муж на коленях быстро подполз ко мне, и стал так, что его покрасневшая от ударов мошонка оказались у моих ног. Как же его выдрессировала эта девка! Конечно я не стала его бить, хотя вспомнив из-за кого мы здесь оказались, поймала себя на мысли, что в другой ситуации и в правду не отказалась бы хорошенько пнуть его по яйцам.

     

     ***

     

     Отпустили нас неожиданно быстро, мне показалось, что все мужчины немного сочувствуют мужу.

     Мы долго ехали молча. И хотя все уже было позади, обстановка в машине была напряженной.

     – Очень больно было? – неосторожно поинтересовалась я.

     – Конечно больно! – тут же вспылил муж, – она еще спрашивает!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки