шлюхи Екатеринбурга

Щенка. Это реальная история. Юность. Свечка. Часть 4

     Щенка, продолжая пребывать в диком стрессе, не переставая плакать, начал совершать какие-то движения. Он прогнулся и запрокинул руки назад. Как только они коснулись пола он начал выпрямляться и вскоре встал гимнастическим мостиком. Обнаженный, он ловил равновесие, выпрямляя руки и ноги, при этом широко разводя колени и с каждым мгновением его поза обретала все более законченный и фантастический вид. В кругу света в середине комнаты, мостиком стоял абсолютно голый юноша. Он дрожал от напряжения удерживая шаткое равновесие.

     Широко разведенные ноги полностью открывали вид на его неприкрытую выбритую промежность, обращенную к хозяйке. Завершая замысел всей композиции, торжественной свечкой на этом торте стыда и подчинения торчал выставленный всем на показ, огромный эрегированный член, звенящей стрелой взметнувшийся к потолку. Со стороны это было потрясающее зрелище, все мышцы щенки играли своей упругостью, напряженные сухожилия проступали в паху, каждая клеточка его тела была напряжена. Мужественной красоте его тела завидовал каждый сидящий в этой комнате. Это было истинное эстетическое удовольствие, триумф воли, грации и мужского естества.

     Хозяйка, довольная произведенным на гостей эффектом, обошла щенку по кругу и остановилась напротив его головы. Он весь звенел напряжением, его немного шатало, но он продолжал подчиняться воле своей хозяйки и держал член торчащим, насколько это было возможным. Член стоял, как тычинка на вершине цветка, мужественный и беззащитный, чуть покачивающийся в такт биения его сердца. Хозяйка была в восторге. Щенка старался как никогда. Еще раз поймав на себе восторженные взгляды, она решила поставить финальную точку в представлении, чтобы окончательно показать свою власть над этим юношей.

     – Ты меня слышишь? -, спросила хозяйка, наклонившись и медленно проводя ладонью по его напряженному животу в направлении к паху.

     – Ты понимаешь, что ты меня расстроил сегодня своим поведением? –

     – Да, простите пожалуйста -, неудобная поза коверкала его голос и слова звучали отрывисто и сбивчиво.

     – Ты заставил ждать меня и моих гостей. За это ты будешь наказан. Я приказываю тебе до конца вечера находиться рядом со мной, демонстрируя гостям мой член! Тебе понятно? -, он кивнул.

     Хозяйка обошла щенку, внимательно разглядывая вблизи его вздыбленный член. Обведя гостей хитрым взглядом, она улыбнулась и пристально посмотрела в глаза той девушки, с которой он общался. Не отводя от неё взгляда, она победоносно взяла член в руку, с силой сжав его выше середины. Их зрительная дуэль продолжалась и немного подумав, она решила окончательно уничтожить право щенки на интимность и, резко до предела, сдернула руку вниз, оголив для всех набухшую, яркую головку его члена. В туже секунду щенка взвизгнул от сухой обжигающей боли и рухнул на спину.

     Вечер продолжался. Снова звучала музыка, лилось в бокалы вино. Щенка уже не был объектом пристального внимания, он следил за хозяйкой и послушно перемещался за ней на четвереньках, чтобы принять рядом с ней нужную позу.

     В голове его шумело, он сильно перенервничал и сейчас был словно в тумане. Его мысли были очень далеко от этого места. К нему подходили люди, не стесняясь трогали где хотели, что-то шептали на ухо, пытаясь поддержать. Но он был не с ними. Поглощенный нежными воспоминаниями о первых встречах с хозяйкой, он словно исцелял себя, зализывая обиды и оправдывая её.

     Отвлекся он только когда рядом с ним присела та девушка. Она бережно погладила его по щекам и спросила:

     – Как ты в это влип? Она мне все рассказала. Но у меня не укладывается в голове. Знаешь, мне очень и искренне жаль, что у нас ничего не получится. Не получится из-за нее. И прости меня за этот вечер. Это все из-за меня. Она меня приревновала, ты уж прости. – девушка говорила взволнованно и смотрела только в глаза.

     – Знаешь, ты не подумай, я ничего не видела, я закрывала глаза. Для меня ты останешься приятной находкой этого вечера и загадкой. – она положила руки на его колени и свела их вместе, как бы подтверждая искренность своих слов. При этом случайно коснулась его торчащего члена и тут же одернула руку.

     – Прости: – она вскочила и пошла общаться с приятными ей людьми, допивая вино.

     Гости стали медленно расходиться. Хозяйка в коридоре обнималась с подругами и желала им хорошей дороги. Мне тоже было приказано участвовать в прощании. Я сидел рядышком на полу, подложив ступни под зад. Максимально широко разведя ноги, продолжая демонстрировать свой торчащий член, измученный за вечер. Хозяйка изредка обращала на меня внимание и лишь отрывисто давала команды повышающий ее статус перед подругами.

     – Щенка, головку! -, я вздрагивал и спохватившись оттягивал крайнюю плоть, обнажая блестящую налитую головку и снова убирал руки за спину, принимая нужную позу.

     Стыд уже прошел, все происходило словно во сне. Хозяйка не столько сломила меня, сколько сделала меня своей вещью, публично, при всех. Мне было уже никак, не холодно, не грустно, я ощущал себя игрушкой, ее вещью, с центром внимания на моем члене. Член, член, член! Все разговоры сегодня были только о хозяйкином члене. Я исчез, растворился. Со мной никто не разговаривал и не прощался. Я сидел рядом и дополнял успех Хозяйки своим торчащим членом. Тело мое горело от духоты и от волнения, я чувствовал, как пышу жаром. Член гудел от прикосновений, от продолжительной эрекции, от неутихающего стыда, от обилия внимания. Люди обнимались, обмениваясь фразами, кто-то считал нужным погладить меня, кто-то спотыкался об мои торчащие в разные стороны колени.

     В тесном проходе подвыпившие девушки, забывшись, задевали мой член и тогда, спохватившись, они взвизгивали, хохоча и крича что-то в духе:

     – Раскидали члены по полу, не пройти: , – их смех подхватывали другие и вновь начинали обсуждать мой член.

     – Голоса бубнили на лестничной площадке, вечер заканчивался. Я еле услышал чей-то вопрос:

     – А можно я с ним сфоткаюсь? -, это была та самая девушка, она выходила последней и спросила уже у открытых дверей лифта.

     – Конечно, только не заходи в обуви, я его позову -,

     – Щенка, бегом ко мне! -, звонко и буднично позвала хозяйка.

     Это была новая волна паники. Никогда еще в таком виде я не выходил за двери квартиры. Ощущая песок на кафельном полу, я подошел к порогу.

     – Щенка, быстрее! –

     Не вставая с колен, я как мог быстро, подбежал к хозяйке и снова сел в нужную позу рядом с ней. На лестничной площадке было холодно и грязно. Песок скрипел под моими ладонями. Максимально широко разведя ноги, я снова выставил на обозрение торчащий член и поднял голову, чтобы не пропустить взгляда хозяйки.

     Гулко и тревожно скрежетал соседний лифт. После случившегося в квартире, мне казалось, что стыда во мне не осталось совсем, но сейчас я снова ощутил волну страха и волнения. Лифт приближался. В любой момент из него могли выйти соседи, выгуливающие на ночь собаку и стать новыми свидетелями моего унижения.

     Мое сердце клокотало, я так был погружен в это ощущение, что не заметил, как сильно подвыпившая гостья присела рядом со мной. Она настроила нужный ракурс в телефоне, схватила меня за торчащий член и сделала пару снимков. Девушка уже была прилично пьяна, и слабо себя контролировала, продолжала снимать, она разговаривала с хозяйкой. Ее штормило от неустойчивой позы. Стараясь не упасть, сидя на корточках, она с силой держалась за мой член, дергая и увлекая меня за собой. Я ждал, когда это все закончится, но еще сильнее я переживал за лифт, который с грохотом приближался.

     – Ну: , я хочу, чтобы он кончил. Ну кончай же!! -, капризничала девушка, ожесточенно дергая мой член, пытаясь на финише получить хоть какой-то реванш перед подругой.