шлюхи Екатеринбурга

Секретарша

1

Саша четко осознавал, что ему нужно срочно подтянуть английский. Он это и сам понимал, и начальство ему об этом недвусмысленно намекало. Это важно для его карьеры. И вообще. Неловко и неудобно, когда, как собака, все понимаешь (практически), а сказать не можешь. А надо бы! И ведь есть что сказать. Но какой-то барьер не пускает, стеснение, невозможно подобрать слова, и правильно построить предложение занимает слишком много времени. К тому же количество времен в этом языке, больше, чем времен года.

Ему было двадцать девять лет, разведен, с женой остался сын. В последнее время у него начался бурный рост по карьерной лестнице.

В общем, надо английский знать! Очень надо!

Группа intermediate – знатоки-середняки – подобралась разношерстная, из разных отделов. Может и многовато это, аж восемь человек в группе, но сойдет.

Сам Саша – начальник отдела продаж, еще четыре парня из маркетинга и трейд маркетинга, одна молоденькая красивая секретарша Оля, две бухгалтерши – одна чуть постарше ассистентки, тоже симпатичная Ирина. Другая пожилая, и ей очень тяжело учиться, годы брали свое. Тамара Ивановна, можно просто Тамара.

Компания в целом ничего, веселая. Пожалуй, только молоденькая секретарша была слишком серьезная и скованная, почти не улыбалась. Зато она английский знала лучше всех, и даже казалось, зачем она здесь сидит, все знает, говорит гладко и без запинки, домашнее задание мало того, что всегда сделает, так еще и без единой ошибки. Как будто больше нечем заняться в свободное время. Хотя может и нечем. При всей своей красоте и сексапильности очень замкнутая. Фигурка – пальчики оближешь. Круглая попа, длинные стройные ножки, а если наденет пуловерчик на размер меньше, то на ее грудь даже у Питера, похоже, текли слюнки. Не позволяла себе невымытых или непричесанных волос, какую-либо еще неопрятность или неаккуратность в одежде или макияже. Макияж всегда был. Неброский, деловой, со вкусом. Всегда образец для подражания для всех девушек. Никогда не выпячивала свое превосходное знание языка. И при этом очень умная. Ботан.

У всех учеников, даже у пожилой бухгалтерши, с юмором было в порядке, и все радостно отжигали на занятиях, которые были два раза в неделю — в среду и пятницу утром перед работой.

Дядя преподаватель, Питер, родом из Англии, ни бум бум по-русски, тоже был не дурак пошутить, шутки поощрял. И тоже, сволочь, прекрасно знал английский…

Он страшно не любил опоздания, хотя был англичанин, а не немец. Опоздания его коробили. Нет, он не выходил из себя. Он просто сильно удивлялся такой постоянной безответственности наших людей, которым было кол на голове теши – опоздают. Даже если придут в офис вовремя, все равно умудряться опоздать на занятия – то покурить, то кофе налить, то в почту залезть.

Питер боролся с этим как мог – заставлял опоздавших петь песни. В наказание. Хотя потом ему самому уже казалось, что все русские очень любят петь, потому что опаздывать не переставали. Пела даже пожилая бухгалтер Тамара Ивановна. Только Оля не пела. Она не опаздывала. Ботан, он и в Африке ботан. Ее препод всегда оставлял на закуску – в смысле спрашивал ее всегда последней, когда уже все сдавались в своем бессилии и незнании. Общалась Оля со всеми крайне мало и как-то настороженно. Новенькая. Молоденькая. Пугливая еще.

То ли дело Ирина. Болтала без умолку на обоих языках – на русском естественно получше, на английском как получится. Главное весело и смешно. Без стеснений и сомнений, понимала толк в шутках на грани, могла себе позволить даже перейти эту грань. Она тоже была симпатичной, пухлые губки, которые умело и кокетливо могла надуть или покусать, большие глаза. Крупнее, чем Оля. Пожалуй, в порнофильмах она могла бы иметь успех. Саше иногда казалось, что именно глядя на Олю, Ира постепенно стала, что ли, больше следить за собой и перестала носить маску лица стиля naturale – когда все натуральное, ни тебе туши, ни помады, ни теней.

Саша стиль «натурэль» на лице и в волосах девушек не любил. Ну ее, эту эмансипацию.

Саше, казалось, что Ира имеет на него виды. В совокупности с ее округлыми формами, частенько выпячиваемые в выгодном свете, Саше нередко приходили на ум мысли «ох, как я бы вдул».

Имеет ли на кого виды Оля – было не понять. Синий чулок.

Тамара была молодец. Несмотря на свой преклонный пред пенсионный возраст, она не выпадала из общей компании молодежи до тридцати или чуть больше. Тоже могла сморозить так сморозить. В ее устах это было особенно смешно – ах, вот она как в теме, какие модные молодежные словечки и выражения понимает и употребляет.

Что касается парней – им было палец покажи, будут весь день ржать.

Саша старался быть посерьезней и более-менее сдержан. Должность особо не позволяла ему слишком расслабиться и нести чушь и ахинею, как это с удовольствием делали четыре маркетолога и Ирина.

2

В пятницу уже было шестое занятие. Саша был недоволен собой. Домашку не сделал, ковырялся, ошибался в простом. Рядом сидела блестящая Оля со своим безупречно выполненным заданием. Они всегда сидели рядом. Как-то так получалось, что все занимали свои места с первого занятия. С Олей Саше пришлось составлять и делать диалоги. И если бы не она, их диалоги шли бы коту под хвост, как у Сереги с Ириной, или у Миши с Тамарой. А так, у Оли с Сашей получалось в итоге лучше всех. Но от этого расстройство у Саши было только сильнее – хоть и неявно, а очень умело, она тянула за двоих в их паре, стараясь все сделать так, как будто Саша и без нее все правильно бы сказал. Хорошая все-таки она. Но вдувать бы ей не стал, слишком правильная. Вот Ирку бы, ух, во все дыры.

Пятница – не только развратница. Но и джинсовый день. Можно приходить на работу в офис в чем попало. Ну или почти. В шортах и шлепанцах все равно нельзя, но джинсы можно и дырявые и с большим количеством карманов, юбки можно покороче и пофривольнее. Этим с удовольствием пользовались все. Ирина была в милипиздрически коротком платье, Оля в облегающих джинсах и маечке, подчеркивающие ее совершенную фигурку, обалденные ноги, попу и грудь. Даже Тамара, которая хоть и пришла без пары, но была в свободных джинсах, что делало ее похожей на настоящую американку, особенно со словами типа it’s a nice day today…

Пацаны тоже были в джинсах и майках. У всех кроме Саши майки были веселенькие.

Саша был просто в черной майке, под которой бугрились мощные рельефные мышцы – еще три года назад он регулярно качался, химичил и даже небезуспешно выступал, собрав дома приличную коллекцию различных призов, медалек и грамот и по культуризму, и по армрестлингу, и по силовому троеборью, точнее пауэрлифтингу. Эх, было время…

В паре с Олей они смотрелись очень хорошо – педагог Питер даже ляпнул на них – бьютифул пэа – красивая пара…

Саша опять был зол на себя и опять благодарен Оле. Умничка и молодчинка. И так ему помогает. И не выпендривается, не выпячивает свое знание. А ведь они вдвоем и правда, классно смотрятся. И внешне, и какая-то «химия» у них уже в отношениях. Пожалуй, если бы кто-то задумал обидеть Олю, Саша бы любого порвал, как Тузик грелку.

Ну, вот, отмучился еще одно занятие.

Нужно браться за ум! Серьезней к этому относиться.

Саша пошел в курилку выкурить одну маленькую сигаретку перед тем как окунуться с головой в работу. Саша не то, чтобы курил. Можно сказать, не курил – это всегда только одна-две сигаретки в день, а то и в два дня. Просто в курилке зачастую за пять минут решаются проблемы, на которые уходят митинги по три дня по пять часов. Да и новостей здесь тоже можно новых услышать и набраться разных слухов, которые важны по жизни.

Хоть в курилке и находилось много людей, было не дымно – вытяжку поставили знатную, можно и некурящим туда смело заходить и не бояться пассивного курения.

— Сколько нужно упражнений на плечи делать? Сколько раз в неделю тренировать? – Артем душил Сашу, стараясь понять и усвоить для себя, как же ему быстрее раскачать плечи. Лето все-таки, хочется ходить с широкими плечами и красивыми выделяющимися дельтами.

— Два раза в неделю делай. Больше не надо. Пусть отдыхают мышцы. Опять же, когда плечи не делаешь, а, например, жим лежа делаешь, плечи ведь тоже немного работают… — Саша был не против поделиться своими знаниями. Ему эта тема была небезразлична.

— Да, точно, я тоже замечал. Вроде ж жим лежа – это на грудь, а у меня плечи ого как болят потом…

— Болят, значит растут. Хотя, от жима лежа если болят, то либо неправильно делаешь, либо очень слабые плечи. Так и пресс может болеть, если его нет…

— Я тебе говорю, она не девка! Она мужик. Это трансвестит вообще… — долетела до уха Саши фраза из разговора в другом углу курилки.

Саша не слушал тот разговор, и до него не сразу дошли значения слов. Однако, когда смысл окончательно уселся в его голове, он невольно стал прислушиваться, отвлекаясь от своего собеседника – это кто ж транс-то?

— Какой? Бицепс? А-а, трицепс, ну да, он тоже там очень работает… — у Саши даже стало получаться немного невпопад отвечать начинающему культуристу.

— Я тебе говорю, это точно транс… ну точно, зуб даю, транс… в женский… никакая не баба… нет, не женщина… ну, и что… нафига ее босс взял?..

Были слышны только отрывки приглушенной речи. Стройности в утверждениях говорящего получить не удавалось. Единственное, было понятно, что Серега (это он в своем углу курилки разглагольствовал) где-то увидел настоящего транса и очень этим впечатлен. И даже показалось, что он говорит о ком-то из работников их офиса. Это кончено ерунда какая-то. Но захотелось подойти и переспросить – неужто правда транс завелся на фирме. Однако Саша поленился и постеснялся пойти через всю курилку, чтобы специально переспрашивать довольно деликатную тему, которая звучит очень неправдоподобно и сильно отдает желтизной. Если это правда, станет потом известно. Если просто пустая болтовня, то она Саше ни к чему.

На какое-то время Саша забыл об этом подслушанном разговоре в курилке. Серегу потом сразу перевели в южный филиал копании, и слухам по этому пикантному поводу неоткуда было дальше расти. Хотя периодически какие-то полуфразы и полунамеки в воздухе витали. Но при Саше никто никогда эту тему не развивал, даже ему иногда могло показаться, что именно при нем специально осекались и замолкали. То ли это потому что он все-таки начальник. Хоть и свой в доску, однако, уровень повыше. То ли еще по какой, в общем-то непонятной причине.

Кроме встреч на уроках английского Саша все чаще стал пересекаться с Олей по работе. Формально и официально она была секретарем у самого главного босса – человека пожилого, около шестидесяти пяти, очень умного и мудрого. И что очень нравилось Саше – спокойного. Саша никогда не видел, чтобы «наш Петрович» (так за глаза назвали директора Ивана Петровича) ругался или сильно нервничал. Однако, все его очень уважали и боялись – он был человек слова, ничего не забывал – ни хорошее, ни плохое — мог простить, а мог и… Для него незаменимых не было. И он всегда принимал мудрые и правильные решения. Саша мечтал быть таким дедом, когда ему стукнет шестьдесят пять и далее…

3

Был аврал на работе (впрочем, неавральных дней на фирме было меньше, чем наоборот).

Все же это был необычный аврал. Во-первых, приезжали супер боссы из-за бугра. Посмотреть, что тут творится с их товаром, на самом большом рынке в мире (по крайней мере территориально). Во-вторых, Саша должен был выступать и делать презентацию. На английском языке, черт его возьми.

Петрович аккуратно предложил Олю Саше в помощь. Саша осторожно подсунул Оле делать пару отчетов. Оля справилась. Прям, как на уроках английского – все правильно и быстро. Опять порадовала его.

Он начал подгружать ее заданиями еще и еще – результат выполнения был великолепным и раньше, чем вовремя.

Саше было очень приятно и комфортно с ней. Красивая царевна-несмеяна-синий чулок старается для него. И делает все очень качественно и своевременно. Черт возьми, как мило! И те слова про них, нечаянно оброненные преподом — beautiful pair – снова всплывали в мыслях у Саши.

Подготовка мегасупер презентации заняла у Саши с ее верной помощницей Олей неделю, с утра до вечера. Она тоже, как и он, готова была сидеть с ним до ночи и помогать ему со слайдами. Саша даже периодически выгонял ее с работы в восемь вечера, думая, что не нужно уж совсем заэксплуатировать бедную девушку – все-таки это у него аврал, а не у нее, она просто молодая ассистентка, и у нее должна быть личная жизнь…

Олина личная жизнь… Очень интересно, что это? Судя по тому, что она никуда не торопится после работы, и расстраивается, когда ее буквально насильно нужно выпирать из офиса, с ее личной жизнью все тихо…

Вот и среда. А это значит завтра четверг. Обычный среднестатистический день. Был бы, если бы именно завтра, в четверг, Саше не презентовать.

Всю эту последнюю неделю Саша и Оля разговаривали между собой на английском языке. Это было просто здорово. Саше казалось, что эта неделя живого постоянного общения на языке продвинула его в разы больше, чем все занятия вместе взятые.

Саша постепенно перестал волноваться по поводу, как и что он будет говорить.

4

Среда утро. Саша в кабинете смотрит в экран компьютера на презентацию. Рядом сидит Оля и тоже смотрит в экран. Уже пролистали половину, больше сорока страниц. На одном из слайдов Саша сделал паузу и остановился, довольно надолго задумавшись, о чем-то усиленно размышляя, чуть шевеля губами.

Легко тремя пальцами он сломал гелевую ручку и произнес:

— Fucking shit. Какое дерьмо у нас получилось… Нужно все переделывать. Все!

Оля не шелохнулась. Ни вздрогнула, ни повернула голову. Просто спокойно ответила:

— ОК.

Безумный, безумный день. Без обеда. Почему так быстро летит время? Не успеть нельзя. Конечно, еще вся ночь впереди. Но нужно переделывать почти все!

В девять вечера готова только половина.

— Все, Оля, спасибо. Иди домой. Я справлюсь сам. Спасибо тебе большое за помощь.

— Я не пойду, — как робот без эмоций, вдруг воспротивилась Оля. – Нужно доделать.

— Что? Иди уже!

Саша слегка занервничал от неожиданности, что она ему вдруг стала перечить – и так тут не все в порядке, а еще нужно тратить силы и нервы на уговоры этого синего чулка!

— Нет, — коротко, четко и строго ответила чулок-несмеяна.

— Ну… Да… — у Саши не было слов от злости, что Оля ему так безапелляционно возражает сейчас. Никогда не перечила, а тут она взбрыкивает, а сейчас ему ну так не до нее. «Да-да, извини, Оля, но сейчас у меня все мысли о презентации, не до тебя».

— Давай следующий слайд, — прервала бурные, еле сдерживаемые Сашины эмоции спокойным голосом Оля по–английски. – Графики. Что с ними?

Ее убийственное хладнокровие и деловитость удава, вдруг резко успокоили психи и нервы Саши. Он долго внимательно посмотрел на Олю, которая тупо уставилась в экран монитора, глубоко вдохнул, медленно выдохнул и уже совсем спокойно, правда с жутким матом, сказал:

— Этот график на хер не нужен совсем, а вот эту фигню поподробнее расписать…

— По-английски, пожалуйста.

Саша снова ошеломленно посмотрел на Олю и повторил:

— Fuck this shitty chart, but this crap we fucking have to …

Однако, хорошо, что Оля не ушла. Работа заспорилась после их маленького почти инцидента, и в полночь забрезжил конец тоннеля – стало понятно, что презентация успеется.

Саша уже не выгонял Олю. Он изредка подумывал, что же лучше – подвести ее домой или отправить на такси, заплатив за такси. Первый вариант всегда превалировал в его уме…

Два часа ночи. Печать – подпись. В смысле все готово.

— По-моему обалденно получилось, — похвалил себя и Олю Саша.

— Двух слайдов не хватает, — произнесла своим убийственно спокойным голосом Оля.

— Каких двух слайдов? — растерялся Саша.

— Один слайд – thank you, второй слайд – огромный подмигивающий смайлик. А то у нас девяносто восемь слайдов… Это как-то не по фэншую… Пусть будет сто слайдов – красиво!

Саша расхохотался, а за ним прыснула со смеха Оля. Саша смеялся и не мог остановиться. До слез. Нет, не только потому что он находил эту шутку смешной. Он так сильно смеялся потому, что это была Олина шутка! Оля шутила! Оказывается, эта красавица синий чулок умеет шутить, у нее есть чувство юмора, а это так смешно. И здорово. Красивая пара…

Они смеялись до икоты минут пять, по очереди вырывая друг у друга клавиатуру, чтобы сделать этих два дополнительных слайда – то со словами «thank you», то «fuck you», то со смешным смайликом, то со смайликом, показывающим средний палец.

Вдруг оказалось, что Оля нормальная озорная девчонка, которая – да! – не стеснялась и не боялась босса Сашу, чтобы отталкивать его от компьютера, вырывать из его рук мышку и клавиатуру, чтобы изгаляться над смайликами и словами merci, danke schoen, scheisse, thank you motherfuckers.

Окончательно обессилев от борьбы за комп, от смеха и, конечно же, от длинного дня, Саша сказал:

— Все поехали домой. Куда тебя везти?

— На Беговую.

— О, прекрасный выбор. Поехали.

Оля не стала спрашивать, куда потом Саше. Интересно. Она знает, где он живет? Или ей все равно?

5

В начале поездки они еще болтали между собой, но приближаясь к Олиному дому постепенно замолчали.

Они в вдвоем в машине, два часа ночи.

Они думали об одном и том же, как они сейчас расстанутся.

Саша ловил себя на мысли, что волнуется, как мальчишка, ему хотелось обнять и поцеловать Олю. Или не нужно этого делать?

В два часа ночи со среды на четверг это все-таки даже по Москве быстро.

Вот и Олин дом.

Саша подъехал к самому подъезду. Тихонько мурлыка музыка автомагнитолы.

«Блин! Что же я волнуюсь, как позорный шкoльник? — ругал себя Саша. — Что делать? Просто сказать пока? Ведь между ними что-то большее, чем просто деловые отношения. Но эти офисные интрижки никогда до добра не доводят…»

Саша повернулся к Оле и взял ее за руку. Оля посмотрела ему в глаза, но тут же отвернулась и убрала руку. Он уловил в ее взгляде симпатию и желание, резко сменившиеся расстройством и обреченностью – нельзя. Он потянулся к ней и нежно поцеловал ее в шею. Она вздрогнула и отпрянула, на ее глазах были слезы.

— Нет! Не надо! Не сейчас! То есть вообще, не надо. Мне нужно идти, а тебе ехать, завтра тяжелый день, — сумбурно затараторила она. – Ведь я… Мне нужно идти. До завтра, спасибо что подвез.

Оля резко выскочила из машины и быстро зацокала каблучками к подъезду, непроизвольно красиво покачивая стройными девичьими бедрами.

— Тебе спасибо! До завтра! – крикнул ей в след Саша, неотрывно следя за ней, пока темный проем подъезда не проглотил девушку.

Саша был в полном замешательстве. Он чувствовал, что какая-то борьба происходила в душе у Оли за это короткое время расставания. Непонятная для Саши борьба – ведь у нее никого нет, ее никто не ищет, не волнуется, где она так поздно.

«Почему? Что не так? Что со мной не так? Или с тобой? Что я такого крамольного предложил или сделал? Вообще ничего не предлагал! Ничего не сделал, просто… Да и не могло ничего быть сейчас – и так понятно, что нужно выспаться, а то завтра будет полный капец. И все же как-то она … Непонятно!

Какие-то у нее тараканы.

Хотя… Может это и правильно – она тоже так думает, что с коллегами по работе служебные интрижки никогда до добра не доводят. Тем более она новенькая.

А вообще, она классная. Очень.

Но ладно, все, забыть про это – завтра презентация!»

Уже засыпая дома, с кашей в голове, его последние перед сном мысли были все также сумбурны – «я так мечтал, чтобы быть с ней, так хотелось к ней подняться… надо умудриться выспаться, завра нужно быть в форме, и выступить на ура…»

6

В полдевятого в день «Че» Саша был на работе. Безупречные костюм-галстук-рубашка-туфли. Идеально выбрит. Прическа? Саша стригся всегда очень коротко, здесь проблема не стояла.

Оли нигде не было видно – ну, она сейчас была и не нужна. Она сделала свое дело, она может удалиться… Пусть занимается своей рутиной.

В девять приехали иностранные боссы, с ними здоровались, им подобострастно улыбались, маленькие разговоры ни о чем – погода, как долетели, гостиница…

В десять будут начинать. Первым презентовать, после короткого вступления Петровича, будет Саша. Это очень важно!

В кармане Саши мурлыкнул смской айфон.

Уфф! Оля!

«Успешной тебе презентации! Ты самый лучший!»

Вау! Как здорово! Как приятно от нее. Она хочет его подбодрить в суровую минуту. Она! Она!.. Блин. А ведь эта смска реально окрыляет.

Воодушевленный Саша начал свое выступление. Волнение быстро ушло. Он понимал, что все очень неплохо – это было видно по движениям голов супербоссов, по их жестам, невербальным сигналам. Вербальные же сигналы в виде уточняющих вопросов не заставали врасплох – ответы на них были ясными и заранее на неделе продуманными Сашей. Сашей с Олей…

Его презентация длилась больше часа. Иностранцы одобрительно кивали головами в ее конце. Говорили окей, хорошо, очень хорошо, ясно. По виду Петровича тоже было понятно, что без косяков, все норм.

Фух.

Саша сел на свое место возле коллеги Максима за огромным столом в конференцзале.

Макс протянул ему свою руку:

— Молодец. Офигительно здорово. Это тебе трансик помогал? Ну, вы молодцы.

На Сашу словно вылили ушат холодной воды:

— Трансик? В смысле?

— Ну, как в смысле? Нуу… — однако, Максим осекся и не стал продолжать.

Оба замолчали, чтобы не привлекать к себе внимание своим долгим шушуканьем, ибо начиналась уже другая тема и новая презентация.

Саша не мог слушать другие презентации. Трансик? Трансик. Хм. Какой трансик? Кто трансик? Как трансик?..

Он едва дождался обеда, и не потому, что очень хотелось кушать, а потому что нужно срочно в бухгалтерию и отдел кадров.

— Здрасьте!

— Здрасьте.

— А можно мне посмотреть личные дела моих сотрудников?

Начальница отдела кадров из-под очков внимательно посмотрела на Сашу и кивнула головой в сторону большого шкафа:

— Вот там посмотри, твой отдел подписан.

Саша полез рыться в шкаф. Выдвинул ящик со своими, достал оттуда пару дел. Потом незаметно выдвинул ящик ассистентов боссов. Вот она Оля. Ого! Французский паспорт, Шева Оле. Ого! Все на французском! Ничего себе! Какие-то бумажки с переводом на русский, заверенные нотариусом. Окончила университет в Амстердаме – вообще обалдеть. Как тут разобраться? Где перевод паспорта? Свидетельства о рождении нет. Саша лихорадочно листал ее бумажки. Чистый лист формата А4, на котором единственное от руки было большими буквами написано «ГДЕ ПЕРЕВОД ПАСПОРТА?» Вот оно что — перевод паспорта отсутствует.

— Ну, что там у тебя? – спросила кадровичка.

— Все ясно. Спасибо! Сидоров не служил, ему двадцать пять, в любой момент его военкомат может загрести и в сапоги, — быстро нашелся, что ответить Саша, незаметно прихватил Олину копию паспорта, закрыл ящики и шкаф и вышел.

В коридоре по пути обратно в конференц комнату он внимательно стал читать все подряд, что есть в Олином французском паспорте. Ничего непонятно. Хотя… Вот же оно! Sexe d’homme. У Саши выступил холодный пот на лбу и на спине. Homme и Femme.

Саша не верил своим глазам, но это было так. Оля никакая не femme. Она, как и он – homme. То есть, конечно, не такая homme, как он реально, но по документам… Невероятно!

Вот, почему ползли эти дурацкие слухи. Которые оказывались теперь и не такими уж дурацкими. Что-то Серега вынюхал, похоже, и всем растрындел тогда.

Началась вторая часть Марлизонского балета – презентации продолжились. Саша не мог их слушать, в одно ухо влетало, в другое вылетало. Он внимательно смотрел на экран, на презентующих, но не понимал ни одного слова.

Аналитический склад ума Саши работал на полную мощь. Оля прошла собеседование, как Оля, как девушка. Ее взяли на фирму. Она принесла требуемые документы. Никто такие вещи, как соответствует ли пол «на витрине» полу «в магазине» (то есть значится по документам), не проверял – и так же все видно. Тем более там все по-французски.

Вот почему нет нотариально заверенного перевода на русский язык… Опа! А ведь это идея!..

В полседьмого все закончилось. Кто-то лучше отпрезентовался, кто-то хуже. Саша не мог оценить других по результатам их выступлений – не до них было.

Все, включая высоких заморских гостей, вывалили из конференц комнаты и бродили по офису.

Саша увидел ее, и его сердце чуть не выпрыгнуло от волнения.

Безупречная Оля, грустно и устало улыбаясь, подошла к нему.

Она была в строгом облегающем черном платье, и Саша с трудом сдерживал себя, чтобы слишком открыто и нагло не пялиться на ее фигуру. Наверное, не получалось – желание рассмотреть Олино «все» превозмогало.

Оля выглядела великолепно – безупречная женственная линия талии, круглые правильные бедра, стройные ножки, высокая грудь. Ух, какая у нее грудь! Второй размер точно. Неужто, настоящая? Если бы она была в брюках, было бы, наверное, легче рассмотреть, что там у нее прячется за ширинкой. Платье хоть и было совсем не свободным, шансов для рассмотрения «там» не оставляло никаких.

Чуть повнимательнее Саша присмотрелся к ее лицу. Все идеально. Ни полнамека на мужскую волосистость и тем более щетину. К этим щечкам с ямочками, возможно, никогда не прикасалась мужская бритва. Собранные волосы в гульку-узелок на затылке подчеркивали ее тонкую девичью шею. Прелестная девушка! Потрясающе!

— Ну, как все прошло? – с подозрительной долей безразличия спросила Оля.

— У нас все прошло хорошо и даже замечательно. Нас с тобой хвалили.

— Ну, что я? – печально сказала Оля. – Это ты молодец.

— Без тебя я бы не справился. И ты знаешь об этом, — как же Саше тяжело скрыть волнение. – Что-то случилось? Ты какая-то… Не в себе.

— Ах, не обращай внимание, все нормально, — с трудом сдерживая слезы сказала Оля и отвернулась, чтобы скрыть глаза.

— Нет, погоди, что? – Саша взял Олю за руку, аккуратно стараясь повернуть ее к себе.

— Да, уволюсь нафиг… Ладно, не обращай внимание. У тебя все хорошо. Мне нужно бежать, — Оля осторожно отняла руку и быстрым шагом ушла.

В двадцать ноль-ноль гости и принимающая сторона собираются в ресторане на деловой ужин.

«У меня есть полтора часа» — подумал Саша и стремительно зашагал в бухгалтерию, на ходу придумывая, что он им там соврет, одновременно набирая в телефоне номер старинного друга Васи, который работал нотариусом.

7

Ресторан был выбран модный и шикарный. Отдельное помещение в подвале, чтобы посторонние не лезли. Своя охрана в строгих деловых костюмах добавляла важности мероприятию и безопасность.

Каким-то боком приглашенной на ужин оказалась и Ирина, та самая, которая посещала Сашину группу английского языка. Ну да, она помогала боссам с их частью презентаций, но в общем-то сошка она мелковатая, чтобы здесь тусить с такими серьезными людьми. Странно. Но ладно.

Ира села рядом с Сашей и быстро напилась. Саша старался держаться, аккуратно подливая в виски в своем стакане яблочный сок, все больше сока, чем виски – не хотелось перед боссами оказаться пьяным. К тому же в сумке у него лежали очень важные нотариально заверенные документы, которые ни в коем случае нельзя было потерять.

Захмелев, Ира начала незаметно для всех, но нагло, приставать к Саше – то коленкой потрется, то свою руку на его руку положит и не уберет дольше, чем нужно. То ее рука у него на бедре. Это было несколько неожиданно, и Саша напрягался от такого внимания со стороны Иры.

— Что? Неприятно? Лучше, когда трансик? – с улыбкой дерзко спросила Ира, посмотрев на Сашу затуманенными от градуса блестящими глазами.

— Не понял, — вздрогнул Саша. – Какой трансик.

Ира удивленно подняла одну бровь и сказала:

— Пойдем курить.

Они вышли на улицу в большую толпу мучеников курящих, которых со всего ресторана Закон выгнал на улицу.

— Что за хрень ты вообще говоришь? – спросил Саша, затянувшись Мальборо.

— Ну ты типа не знаешь? – покачала головой Ира, тоже задымив сигаретой. – Оля твоя… Как бы не девушка…

— Что значит моя? Что значит не девушка?

— Ты что, и правда не знаешь? Ахаха! Она мужик! Прикинь! Настоящий мужик с членом и яйцами, — рассмеялась Ира.

— Да ладно гнать. Откуда инфа? Ее кто-то в мужской бане видел?

Ира рассмеялась:

— Пока не видел, но все возможно. Документы ее видели…

— Кто?

— Ворона. Воронков в смысле, — закивала утвердительно Ира, пуская кольца из дыма.

— Серега что ли? Он же в Ростов укатил.

— Он перед тем как укатил, видел.

Саша покраснел и задумался.

— А, прикинь, если он ошибся. Пипец, слухи убили человека.

— Легко проверить, — пожала плечами Ирина. – Нужно просто посмотреть в бухгалтерии ее документы, копию паспорта, и всех дел. – Она затушила сигарету, взяла за руку Сашу и приблизила к нем свое лицо. – Ты что, и правда не знал?

— Нет. Откуда? — Саша не стал убирать руку и отстранятся от Иры сейчас.

— Пойдем, — сказала она и уверенно потянула за собой Сашу.

8

Взявшись за руки, они спустились вниз, к своему отдельному помещению. Но перед самым входом в банкетный зал, Ира резко повернула, и потянула Сашу по короткому коридору в укромное место, закрытое от всех толстыми черными драповыми шторами. Похоже, Ира уже бывала в этом ресторане.

Ира обвила шею Саши своими руками и начала нескромно целоваться с ним, прижимаясь своим пахом к его паху. Саша ответил на ее поцелуй, и у него в штанах напрягся член. Ира разорвала губы и начала тереться своим лобком о ширинку Саши, с легким удивлением и восхищением произнеся:

— Как «он» у тебя быстро реагирует. Нужно его выпустить на свободу.

Ира присела, быстро и умело расстегнула ширинку Сашиных брюк, достала его член.

— Уф, какой он у тебя толстый и славный, — с восторгом сказала Ира и, технично высунув язык, бесцеремонно принялась за минет.

То, что она вытворяла, было хорошо. Очень хорошо. Заглатывала полностью, останавливалась упершись носом в Сашин лобок, при этом не дыша. Никаких намеков на зубы, никаких позывов тошноты. У Иры потекла слюна, которая очень развратно и порнушно покатилась по ее подбородку и начала свисать длинной соплей вниз.

За шторы к ним заглянул охранник Антон, но, быстро оценив ситуацию, тут же исчез. От неожиданности Саша вздрогнул и чуть отстранил Иру. Та, не видя охранника, поняла Сашу по-своему. Она поднялась, развернулась, стянула колготы и стринги до колен, наклонилась и сказала:

— Только не в жопу.

Саша закинул подол Ириного платья ей на спину и на мгновение залюбовался ее округлостями.

Писечка Иры оказалась (на удивление, судя по высококлассному минету) очень узкой и невероятно мокрой. Сашин толстый член заскользил в горячем киселе Ириной естественной смазки, он взял ее за талию и начал притягивать к себе, яростно трахая. Ира застонала от удовольствия, ее пися радостно шумно захлюпала. На входе в Иру сразу начали взбиваться сливки от ее обильной смазки, которые потекли по Сашиным яйцам, приятно щекоча и добавляя им пикантный холодок.

Все было настолько неожиданно, здорово и приятно, что Саша почувствовал, что готов уже кончить. Опытная Ира тоже догадалась, что Сашино завершение уже вот-вот, повернула голову и сказала:

— Только не в меня. И не на платье.

«Черт. О презервативах, конечно же, никто не подумал и не позаботился. Будем надеяться, что у тебя там все в порядке с микрофлорой, и никакой стафилококк у тебя не водится…»

Саша вышел из Иры, она натренированным движением резко развернулась, присела и принялась высасывать мощные фонтаны спермы из Сашиного члена. Не пролила ни капли. С членом во рту подождала, когда закончатся последние Сашины конвульсии, и напряг стал медленно затухать.

Ира поднялась, смешно переступая на носочках с ноги на ногу и слегка приседая, подтянула вверх колготы и поправила платье. С плотно сжатыми губами, глядя Саше в глаза, она с трудом, словно вязкую хурмы, проглатывала сперму.

Покончив с хурмой, Ира приблизилась к лицу Саши, дерзко лизнула его губы, давая ему почувствовать свой собственный вкус, и шепнула:

— Я очень рада, что ты не гомик.

Ира стремительно упорхнула, оставляя Сашу одного в их темном интимном закутке размышлять над ее последним словом и заправлять свой толстый член в штаны.

Саша вытер губы ладошкой, оправился и тоже вышел.

На входе в укромное место стоял тот самый охранник Антон. Похоже он все это, пусть и быстрое, время их охранял, предотвращая непредвиденное вторжение посторонних в «спальню» Иры и Саши. Саша проникся. Он протянул Антону руку и сказал:

— Спасибо.

Антон пожал протянутую руку и абсолютно профессионально без эмоций едва заметно кивнул.

9

На следующий день Саша проснулся в шесть утра, голова слегка шумела после вчерашнего виски с заморскими боссами. Он быстро принял голодный душ, выпил кофе, проглотил таблетки от похмелья и поехал на работу.

В начале восьмого он зашел в офисную курилку и с удивлением обнаружил там одиноко курящую Олю, сидящую на высоком стуле у окна. Саша никогда не видел раньше, чтобы Оля курила. Он подошел к ней, сел рядом и коротко поздоровался:

— Привет.

— Привет, — грустно сказала Оля, повернула к нему голову и, сильно затянувший сигаретой и выпустив дым в потолок, добавила. – Лучше не надо тебе со мной сидеть.

— Что так? – слегка зло и без удивления спросил Саша.

— Ты не знаешь? – приподняв тонкие брови, спросила Оля. – Мне капец, – вместо слова «капец» Оля употребила созвучное ругательство. – Не надо тебе со мной сидеть…

Не отводя взгляда от Оли, он довольно сурово сказал:

— Тебе решать. Но сначала подумай.

Саша пододвинул папку документов Оле.

Она медленно открыла и начала листать бумаги. Лицо ее постепенно менялось. Выражение замученной каторжницы быстро ушло, она хмурилась, удивлялась, в конце, не выдержав, открыла рот от изумления и посмотрела на Саша.

— Угу, — кивнул головой Саша и затянулся Мальборо.

Оля спрятала лицо в ладошки на начала плакать:

— Там даже в копии оригинала паспорта стоит femme… Не только перевод…

— Угу, — согласился Саша. – Разве что-то неправильно написано?

— Да-да, все правильно, — всхлипывая тихо сказала Оля.

— Ладно, я пойду трудится. Ты приводи себя в порядок и неси это все в ЭйчАр. И вообще… Задолбали эти бредовые слухи… — недовольно разведя руками, сказал Саша, поморщился и вышел из курилки.

За эту пятницу Саша и Олю ни резу не встретились, не пересеклись на работе. Саша не хотел специально подходить к Оле, а по бизнесу надобности не было – нужно было вести себя, как будто ничего не произошло.

Народ был смущен. В курилке до Саши периодические доносились отрывки реплик – «она нормальная обычная баба с бабской мандой, а не… Пипец… Какой кошмар… Сергей гандон и дебил… Нельзя так позорно верить и распространять галимые слухи… Мы все говнюки…»

Саша никак на это не реагировал и не обращал внимания – вел себя точно также, как и два дня – неделю назад, когда он ничего не знал.

Весь день он думал об Оле. Хотелось ее куда-нибудь пригласить – в кино, театр, кафе. Куда угодно. И от мыслей о том, что если даже их кто-то увидит, ничего страшного не произойдет. Даже если они будут целоваться у всех на виду. Саша кадрит красивую девушку, секретаршу босса, молодец Саша! И все! И то, что у нее там в трусиках, не знает никто. Точнее догадываются, но совсем не о том. А ведь там у нее…

Уф, как это заводит. До сильной щекотки и даже боли в животе и яйцах. У девушки с идеальной девчачьей фигурой, безупречной грудью второго размера, ухоженным красивым лицом – в трусиках пенис. Можно сойти с ума.

Целоваться с Олей…

С мужчиной? Ни за что на свете, ни за какие коврижки, никогда! Но с Олей…

Можно лопнуть от таких мыслей и эрекции прямо на рабочем месте.

В конце рабочего дня у Саши было с десяток вариантов, какую прогулку-выгул Оле предложить на вечер.

Он позвонил ей на мобильный:

— Привет.

— Привет, — услышал Саша в трубке Олин голос.

Тот самый голос, той самой Оли, которая помогала ему на английском и с презентацией. Не голос каторжницы, которая сидела сегодня в семь утра в курилке. Был хороший голос.

У Саши защемило под ложечкой, он напрочь забыл заранее приготовленный текст приглашения на вечернюю программу и просто ляпнул:

— Давай я к тебе сегодня приеду.

— Давай, — тихо ответила Оля.

Саша замолчал в ступоре. Как все просто. И как все здорово.

— Квартира сто восемнадцать. Я буду ждать тебя, — добавила Оля, не дождавшись, пока Саша справится со своим комком, подкатившим к его горлу.

— Хорошо. Спасибо, — нелепо поблагодарил Саша.

— Пока. До вечера.

10

Саша закопался на работе, потом поехал домой – поменять трусы-носки, быстрый душ — и только в десять был у Оли.

Оля была по-домашнему в спортивных штанишках и черной облегающей футболке с надписью Avenged Sevenfold и рисунком черепа с крыльями – однако, здесь любительница современного хэви-метал. Под маечкой лифчик присутствовал… От Оли пахло свежестью мягкого шампуня.

Антураж был простой, но достойный романтического вечера приличной девушки. На столике перед огромной кроватью посреди комнаты шоколад, виноград, свечи. Вино, два бокала. Окна плотно зашторены. На полу большой мягкий ворсяной палас, имитирующий шкуру белого медведя. На стене телевизор, показывающий по каналу fashion tv худосочных надменных девиц, марширующих по дорожке гротескно переставляя одну ногу перед другой.

Оля пригласила Сашу на кровать:

— Открывай вино. И рассказывай, как все прошло вчера.

Саша быстро справился со штопором и пробкой бутылки Крымского вина, разлил по бокалам:

— Вообще, здорово у нас получились. Прикинь, они именно начали капаться в том, из-за чего мы все переделывали…

Они отпили из бокалов. Оля сказала:

— Я держала за тебя кулачки, но была уверена, что у тебя все получится…

Саша вернул свой бокал на столик и поцеловал Олю в губы. Не глядя куда, чуть не промахнувшись мимо столика, Оля отставила свой бокал и ответила на поцелуй.

Это был необычный поцелуй. Самый лучший, наверное, за всю жизнь, как казалось Саше. Это были мягкие приятные, со вкусом вина, девчачьи губы. Стопроцентная девушка. Но ведь это была не гендерная девушка. От вина, от того, что алкоголь второй день подряд, но более всего от Олиных губ, у Саши закружилась голова.

Продолжая поедать Олины губы и язык, Саша стянул с нее Avanged Sevenfold, а она сняла с него его футболку. Он ловко расстегнул ее лифчик и поцеловал одну ее грудь, осторожно лаская рукой вторую. Все настоящее. Натуральное, женское.

Оля задула свечи, оставив их в кромешной темноте, и полезла под одеяло, снимая с себя остатки одежды:

— Иди ко мне.

Саша поступил со своей одеждой также, и голый очутился рядом с девушкой.

Они продолжили целоваться и ласкать друг друга под одеялом. Оля слегка согнула ноги в коленях. Саша еще ни разу не видел и не дотронулся до низа ее живота. Какой сладкое мучительное ожидание.

— Мм, — слегка застонал Саша от удовольствия, когда ощутил на своем члене Олины пальцы.

Он гладил и сжимал ее грудь, плоский животик, и…

Он коснулся ее там…

Ладошкой он задел нечто, что было на расстоянии от ее живота, чего у девушки, родившейся с вагиной, не могло в этом месте быть. Он медленно потрогал небольшой торчащий пенис Оли. Это было в первый раз в его жизни, когда он трогал мужской и не свой пенис.

«Да, это головка. Вот уздечка. Кожица. Да, да, точно, вот так подвигать. По-девчачьи тонкая полоска коротких жестких лобковых стриженных волос. Гладкие яички. Жаль, что ничего не видно. Наверняка, она специально так все зашторила и закупорила, чтобы не шокировать сразу…»

Саша и Оля целовались и ласкали руками члены друг друга.

Стараясь, чтобы Саши не оторвался от ее интима, она медленно повернулась и облизала головку Сашиного пениса. Ее минет был очень мягкий и неторопливый. Оля медленно двигалась губами вверх-вниз, с каждым разом вниз получалось глубже. Вот он и весь у нее во рту. Сейчас не время думать, где и как она этому научилась. Лучше думать, чтобы быстро не кончить.

Оля выпустила изо рта Сашу, и он наощупь понял, что она стала на четвереньки. Она закопошилась под подушкой, щелкнула крышкой какого-то тюбика, и Саша почувствовал прохладу смазки на своем достоинстве, которую Оля нанесла рукой. Она потянула его за член к своей попе.

Узкое колечко ануса, тоже обильно смазанное, казалось, нехотя пускало в себя Сашиного толстяка. Саша взял ее за талию и начал медленные движения. Оля попой задвигала навстречу, подсказывая своему мужчине, что ему можно быть смелее.

Возможно, смазка была особенная. Возможно, потому что Ира была прошлой ночью. Но Саша трахал Олю бесконечно долго. Ему было безумно приятно. Оргазм приближался, но до кульминации не доходил, ждал и уходил, чтобы через пять минут снова приближаться и снова прятаться.

Оля подмахивала и, зачем-то сдерживаясь, негромко мурлыкала от удовольствия. Она позволяла Саше ласкать себя везде, но только не трогать ее член. Саша не мог быть уверен точно, но ему казалось, что Оля кончила раз пять – это чувствовалась по ее усилению постанывания и особенно от неритмичных сжиманий ануса. Который казалось был готов откусить Сашин пенис, чтобы потом расслабиться так, как будто это больше и не анус вовсе.

«Но этого не может быть, она не может кончать без рук. Без рук-то как член может кончить? Никак. Но классно все…» — думал Саша.

Очередной наплыв оргазма наконец-то добрался до вершины. Саша сильно ускорился, неистово трахая Олину попу и громко шлепая своими бедрами о ее ягодицы, и не cдержав сладкий стон в себе, на удивление (после вчерашней Иры) очень много выплеснул в Олю. Показалась, что Оля тоже кончила. «Если я не сбился со счета, то у нее это уже шестой раз. Не знаю, что это у нее, оргазм ли, но как-то она так кончает. Обалденная девушка».

Оля замерла, позволила Сашиному толстяку слегка поникнуть, осторожно снялась с Саши и заторопилась в душ, на ходу пукая громким бульканьем выходящей спермы из своей попы.

Устав стоять на коленях, Саша лег на живот и почувствовал, что под ним большая лужа. Он резко приподнялся и потрогал это место на кровати рукой. Да, все мокрое. Очень сильно мокрое и липкое. Он понюхал и лизнул свою ладошку, которая вся была в чем-то. Сомнений не осталось. Это «что-то» было спермой. Олиной спермой. Все-таки она по-настоящему обкончалась во время занятий сексом. Только от того, что он трахал ее попу и без всякой мастурбации. Ошеломляюще!

Нет, Саша не мог больше томиться в неведении, так и не увидев, что там у Оли. Он бросился за ней в ванную.

Она стояла в лоханке, и регулировала воду из душа. Вздрогнув при неожиданном для нее появлении Саши, она по-женски прикрыла одной рукой грудь, а другой свой пах.

— Оля, милая. Ну, не прячься. Не надо. Сейчас-то что, — взмолился Саша.

Оля опустила руки. Идеальная девушка. С пенисом. Совсем небольшим. И… Так неожиданно уместным на женском теле. Красивые стройные ноги, по внутренним сторонам которых катились капли его спермы.

Саша залез к ней в ванну. Она поливала себя и своего мужчину из душа теплой приятной водой, они целовались и мыли друг друга.

Он запустил ей между ягодиц свою руку. Она не стала сопротивляться на этот раз, а наоборот, прогнувшись и расслабляя вход в себя, позволила ему мыть и вычищать от спермы свою попу во всю глубину, насколько позволяла длина его пальцев. При этом Оля снова запукала. Но это не было ни на йоту смешным. Наоборот, это казалось очень сексуальным, трогательным и развратным. И доверительным. Оля отдала себя Саше всю без остатка.

Они помыли и вытерли друг друга. И вернулись в комнату. Саша намеренно не выключил свет в коридоре – так по крайней мере не полная темень, самое то, интимное освещение.

— Я выключу свет, — все-таки сказала Оля и поднялась.

— Нет, не надо, пусть так, — Саша поймал ее за руку и не пустил.

Он сидел на диване, она стояла перед ним. Перед его лицом ее пенис. Уставший и красивый (никогда бы Саша раньше мне подумал, что может дать такой эпитет чужому мужскому достоинству) тот сонливо смотрел на ворсяной палас.

Саша притянул к себе Олю и взял головку ее члена в рот. Член начал быстро оживать и подрастать. Саша неумело сосал, понимая, что даже такой небольшой член, он может взять только наполовину.

— Я не умею делать минет. Тем более глубокий, — сказал он, оторвавшись и подняв глаза на Олю.

— И не надо, мне и так очень хорошо. Просто получай удовольствие, — шепнула девушка.

Саша продолжил сосание, находя это очень и очень приятным. Оля взяла его руки и положила себе на грудь.

Он сосал ее член и ласкал ее женские крупные соски. Оле удалось не замучить Сашу, и она довольно быстро кончила. Саша знал насколько это важно – не выплевывать, ибо это якобы может обидеть. И он справился. Вдруг вспомнив вчерашнюю Ирку, он почувствовал, как тяжело глотается Олина сперма. Но у него все получилось.

Оля вынула из Сашиного рта свой пенис и с любовью смотрела на своего мужчину.

— У тебя вкус кофе и сегодняшнего вина, — сказал Саша, глядя снизу вверх.

Оля почему-то прыснула смехом на его реплику:

— Я очень рада, что мой вкус тебе понравился.

— Очень понравился.

Не одеваясь, они сходили покурить на кухню в окошко, вернулись в комнату и, сменив простыню на сухую, залезли под одеяло, чтобы обнявшись посмотреть какой-нибудь фильм по телевизору.

Сашу начала одолевать дрема, он повернулся на бок спиной к Оле, надеясь, что это ее не обидит. Похоже было что нет – она прижалась к нему сзади и обняла.

Как хорошо. Ее полоска жестких волос на лобке заласкали его ягодицы, и ее вялый член там тоже приятен. А еще и ее грудь по его спине сосками. Божественно. Настолько хорошо, что Сашин член, несмотря на подкравшийся было сон, встал. Саша тихо улыбнулся сам себе, размышляя, что если у него в первый раз растянулся минут на сорок, то второй раз это будет…

«Второй раз у мня будет… Это будет… Так… Опа… А ведь не только у меня встал член. Щекотно. Черт, приятно его ощущать на ягодицах. Куда он делся? Это ее ладошка теперь. У меня между ягодиц. На яичках… Ладно расслаблюсь… Трогает анус. Блин, как приятно… Куда ладошка делать? Так вот она опять. Стоп. Почему ее ладошка мокрая и липкая? Что это? Это же смазка! Ой как много она ее мне на попу, блин на самый вход. Черт… Караул… Это же ее член у меня между ягодиц. Ой как приятно, но нет, нельзя ее туда пускать членом, это же… Я же тогда… Блин ведь только чуть расслабил и… Ой, блин, головка что ли уже там? Ох… Что же она там такое нашла у меня внутри? Это та самая предстательная железа такая приятная? Это ТАК приятно? Все, она меня трахает…»

Оля все сильнее трахала Саша на боку сзади, целуя его шею и спину. Его член стоял, несмотря на то, что весь секс сейчас происходил с его предстательной железой. И какой секс! Саша стеснялся и с трудом сдерживал свои стоны удовольствия.

Оля обнаружила, что Сашин толстяк торчит, а значит одобряет, что его хозяина трахают в попу. Она начала подрачивать Саше, продолжая свои движения сзади. Линия Сашиного удовольствия начиналась у него в попе и тянулась к кончику члена. Хотя все тело Саши сейчас было одной большой эрогенной зоной, с эпицентром у него в попе. Какой ужас! Какое наслаждение…

К Саше пришел оргазм. И он все-таки сдался и застонал от удовольствия. Оля загодя уловила этот момент и заранее убрала руку от Сашиного толстяка. Мучительница! Не убирай же руку! Но Оля не позволила Саше доласкать себя самому, только ускорив и усилив работу своими бедрами.

Сашин оргазм притормозил, но не ушел, продолжая медленно приближаться к своей кульминацией.

Саша чувствовал себя сейчас девушкой, которую трахает…. Трахает другая девушка. И она, девушка Саша, сейчас поймает свой вагинальный оргазм.

И Саша поймал этот оргазм. Свой чисто анальный оргазм.

Он далеко брызнул, кончив будучи минут пять только трахаемый в попу, без какой-либо дополнительной симуляции члена, чувствуя, что и Оля кончила в него.

«Охренеть. Что она со мной вытворяет».

Оля остановилась, и медленно вышла, стараясь не потревожить Сашин кайф.

Он повернулся к ней лицом:

— Я не верю свои глазам, ушам и… Не знаю, чему еще. Я ТАК кончил!

— Я знаю, милый. Я очень рада, что тебе понравилось. Ты мой, — она долго поцеловала его в губы.

— Но ведь теперь я…. – начал неуместное философствование Саша в попытке дать всему определение, чувствуя неприличный разврат Олиного семени в себе, стесняясь выпускать его из себя.

— Чшш, — остановила его Оля, положив свой палец ему на губы. – Я девочка, ты мaльчик. Мы с тобой занимаемся любовью. Так, как и тебе, и мне нравится. Вот и все.

— Да, — просто согласился Саша, отказавшись продолжать размышления, кто он теперь, после того, как его трахнули в попу. – Очень здорово с тобой. У тебя обалденная грудь — целовать-на нацеловаться, — неловко Саша сменил тему.

— Вот и целуй, — улыбнулась Оля.

Ее крупный сосок утонул у Саши во рту, рукой он слегка сжал ее грудь, к которой он припал губами. Поверх его ладони Оля положила свою и сильно надавила. Так сильно, что он даже испугался, что ей будет больно, и…

День и ночь чудес продолжались.

«Так не бывает! Это просто какой-то сон – только не щипайте меня и не будите, пусть сон продолжается, но… Что это за жидкость у меня во рту? Она же гендерный мaльчик. Как? Но это точно молоко!»

— Есть? Чувствуешь? – лукаво спросила Оля.

Саша оторвался от груди с молоком на губах:

— Есть. Но как?

— Это гормоны…

— Колешь?

— Да… Вообще-то, я тебя еще хочу. Очень! Прямо сейчас! – сказала Оля, легла на спину, подложила себе под попу подушку и сильно развела ноги в стороны. – Возьми смазочку в шкафу.

— А вот эта? – спросил Саша показывая тюбик, который они оба уже использовали сегодня, содержимое которого было у него в попе вместе с Олиной спермой.

— Эта замедляет оргазм, — игриво сказала Оля.

Пазл сложился. Вот почему он так долго не мог кончить в первый раз.

Новую смазку долго искать не пришлось, Саша выдавил содержимое в ее зовущий открывшийся анус, размазал вокруг и лег на Олю, чувствуя, как ее твердый член упирается ему в живот.

«Интересно, кто первый кончит» — подумал Саша и вошел в свою девушку.

Оля выиграла – она кончила раньше.

— Не останавливайся, кончай, мне так хорошо, — попросила Оля, увидев, что Саша остановился, когда она плеснула себе на грудь – совсем немного, ибо какой это у нее уже раз за ночь?

Саша поцеловал ее в губы и продолжил…

Не одеваясь они снова пошли на кухню курить, пить кофе – сон уже давно как рукой сняло.

— Оля, расскажи о себе.

Она кивнула, и начала рассказ о своей жизни, благоразумно опуская все и любые ее интимные подробности…