Проститутки Екатеринбурга

Санаторий-3. Часть 7

     Доковыляв до своего номера я обнаружил в нем маму, да не одну а с вернувшейся из города теткой. Тетка скороговоркой рассказывала где она успела побывать, что видела и прочую неинтересную мне лабуду. Я развалился на кровати, отдыхая от всего и даже незаметно задремал. Точнее, это был не полноценный сон, я все время слышал мамин и теткин голоса, но как сквозь вату. Мысли еле ворочались, а по телу разливалась приятная расслабленность. Время в таком состоянии пролетело незаметно, хлопнула, закрываясь за теткой, дверь, мама пошумела душем, вышла и остановилась возле меня.

     – Костик… Ко-о-остик!

     – Чего?

     Я открыл глаза. Обнаженная мама стояла рядом с кроватью. Свет она выключить не потрудилась, поэтому прямо на уровне моих глаз оказался ярко освещенный лобок и губки между расставленных ног.

     – Костик, я спать ложусь. Если хочешь, быстро в душ и ко мне.

     Слова “если хочешь” на этом фоне проскочили мимо моего сознания, а вот “в душ и ко мне” я честно выполнил.

     

     Выключив свет я забрался к маме под одеяло. Она лежала на животе, повернув лицо ко мне. Я провел рукой по спине, погладил бархатные ягодицы после чего перешел к бедрам, норовя пролезть между них. От этих прикосновений мамино дыхание изменилось, да и сам я почувствовал, как член, несмотря на все сегодняшние приключения, снова твердеет.

     – Мам, переворачивайся… – собрался я занять классическую позу.

     – Так давай. – не согласилась она, раздвигая ноги.

     Я навис над ее спиной, пытаясь головкой дотянуться до влагалища. Удавалось только именно что дотянуться и коснуться губок. Вставить уже не получалось. Я позавидовал неграм из порнухи с их полуметровыми шлангами.

     – В попу давай… – предложила мама.

     Это отверстие было вполне в пределах досягаемости. К оказалось, пока я был в душе мама обильно покрыла его смазкой. Член, раздвинув сфинктер, привычно туго скользнул вглубь заставив маму тихо охнуть. Я начал медленно, помня о предыдущем нашем опыте, двигаться в маминой попе.

     – Не так быстро… – все равно попросила она.

     Я почувствовал как она приподнялась, просовывая руку себе между ног. Член ходил в ней мягко и свободно, проникая до самых глубин, так что яйца вжимались ей в промежность. Вскоре стало заметно, что мама получает от этого удовольствие. Не вообще, вместе с теребящей клитор рукой, а именно от движущегося в попе члена. Правда, это распространялось только на случай моих медленных плавных движений строго туда-обратно по линии наименьшего сопротивления. При малейшей попытке изменить одно из этих условий мама недовольно вздрагивала и упиралась ладонью мне в живот. Клитор к тому времени давно был оставлен в покое, но мама сладостно постанывала, обеими руками растягивая ягодицы в стороны.

     Я, несмотря на ограничения, наслаждался такой семейной идиллией, попутно отмечая что неоднократный секс в течении дня благотворно сказывается отсутствием излишнего возбуждения вечером, позволяя не торопясь почувствовать все нюансы проникновения в мамину попку. В конце мама все же вновь сунула руку в промежность, отчего ее зад подо мной затрясся, мелко дергаясь на вставленном в него члене. Я отчетливо ощутил как семя неотвратимо движется к выходу и чуть задержавшись у раздувающейся головки брызжет наружу. Мама кончила почти сразу, но ее оргазм продолжался значительно дольше. Дождавшись когда она утихнет, я слез с нее и лег рядом.

     

     – Ма-а-ам… А где ты все время пропадаешь? – задал я интересующий меня вопрос. – Утром тебя нет, днем нет…

     – Ну как же… Мне процедуры назначены… Гуляем с Катькой… – тут она запнулась, но продолжила – С людьми познакомились, в гости ходим друг к другу…

     – К кому это? Вот сегодня например – тетки не было, на улицу не выйдешь… а тебя полдня не было.

     – А ты не обидишься? – после продолжительного молчания спросила она.

     В общем-то после подобного вопроса обычно сразу становится ясно, что обижаться будет на что. Но я, уже догадываясь о чем пойдет речь, ответил…

     – Нет.

     – Мы с Катькой тут с одним мужчиной познакомились… – созналась она. – Ну то-се, ты же понимаешь… Короче, он Катьку трахнул. Несколько раз. И я заметила – на меня так с интересом поглядывал. Ну, в общем… сегодня Катьки не было… ну я к нему и сходила. Дала, короче.

     – Подожди, мам… Откуда он взялся? Тут же все женатые?

     – И он тоже с женой. Но он ключ от пустого номера то ли стащил где-то, то ли подобрал… Кто его там искать будет? А жене потом врет что-то про то где был.

     – И как он тебе? – поинтересовался я, забираясь ей между ног.

     Во влагалище свободно влезло три пальца.

     – Осторожнее! – зашипела мама, раздвигая ноги еще шире. – Там болит все! Костик, ты не представляешь сколько он меня трахал! А я еще не верила когда Катька рассказывала…

     – И сколько? – не поверил я в выдающиеся способности неведомого мужика.

     – Часа два наверное… Представляешь? Не останавливаясь! Только переворачивает меня по всякому и опять трахает…

     Дыра после мужика и впрямь осталась знатная. Заметно, что над ней неплохо потрудились.

     – Так тебе понравилось? – приставал я, ворочая в ней четырьмя пальцами.

     – Да как тебе сказать… – мама вытащила из себя мою руку и сдвинула ноги – Не надо, Кость, больно же. – собралась с мыслями и продолжила – Сначала он осторожно начал. Ну примерно как мы с тобой в попу. Потом, конечно, когда кончала – полный улет, классно так долбит, а боли не чувствуется. Ну а потом больно, натер все же, у меня и смазка выделяться перестала, да и он перед оргазмом себя не контролирует, торопится, грубо так засаживает, резко… Не могу ж я сказать прямо в середине процесса – слезай с меня? До сих пор не очень себя чувствую. Еще и в попу дать ему собиралась, хорошо что одумалась вовремя. Так что, наверное, хватит с меня одного раза. Пусть вон как и раньше, Катька к нему бегает.

     – А она как же? Ей не больно?

     – Не-е-е, ей нормально. Ее как только ни трахали, ничем не испугаешь. Это я, дура, всю жизнь только с мужем и раз в два года на стороне. Все, спать давай. Завтра вставать рано.

     – Чего это рано?

     – Так ведь Катька небось спозаранку разбудит…

     С этим я был согласен.

     

     Мама быстро заснула, а я еще долго ворочался. Сам факт секса с посторонним мужиком меня нисколько не удивил. Удивило другое – мама ни словом не обмолвилась, что кроме него трахалась с кем-то еще. Хотя ей ничто не мешало в этом сознаться раз уж зашел такой разговор. Я, давно проникшись атмосферой санатория, и к этому был готов. Еще и Ольгины рассказы про свободные нравы процедурного корпуса навевали определенные предположения. Но мама уже спала и эти вопросы я решил оставить на завтра.

     

     Проснулся я, как ни странно, от громкого теткиного голоса. Мама собиралась, а тетка ее торопила. На всякий случай не подавая виду что проснулся я наблюдал за ними из-под прищуренных век и встал только когда они ушли. Утро опять случилось хмурым, дождя еще не было, но по всем признакам он должен был вот-вот начаться. После положенных водных процедур я двинулся будить Олжаса. Это мне с успехом удалось, дверь он открыл не сразу, полусонный и еще в трусах. Пришлось еще полчаса ждать пока он окончательно проснется и оденется. Несмотря на то, что ночью он наверняка трахался с матерью сейчас у него был полноценный утренний стояк, которого он абсолютно не стеснялся.

     

     Пока он собирался, я долго нудно возмущался тем, что вчера он пропал на весь вечер, бросив друга подыхать от тоски. Уточнять, что брошенный друг провел это время весьма занимательным образом я пока не стал. Олжас сначала честно оправдывался что был очень занят, мстя матери половым путем за коварную измену и даже начал в красках расписывать по минутам что и как он делал, но вскоре понял что я просто издеваюсь и пригрозил дать в репу. Я рассмеялся и таки рассказал ему и про Ольгу и про бешеных теток с четвертого этажа.

     Вот теперь он реально пожалел, что не оказался вместе со со мной в тот момент. Я же пообещал вечером лично сдать его этим самым теткам и пусть они его затрахают до полной импотенции, тогда может быть поймет что ничего приятного в этом нет. Олжаса это не испугало, но поскольку до вечера было еще далеко а время убивать как-то надо мы отправились будить Серегу.

     

     Вообще эта ситуация с ежедневными поисками “чем бы заняться” начинала меня напрягать. Особенно теперь, лишившись прогулок на свежем воздухе. Обсуждая это с Олжасом мы добрались до Серегиного номера так ничего и не придумав. Открывший дверь Серега, щурясь спросонья, молча махнул рукой вглубь номера и ускакал в душ. Явившись обратно, оделся и вопросительно посмотрел на нас.