Саманта Нэви. Часть 1

     Сегодня мне 20. Ещё совсем недавно я была сформировавшейся, уверенной в себе девушкой, готовой отстаивать свою позицию и интересы, если это потребуется. Без труда могла защитить себя от обидчиков, поскольку уже успела пройти довольно жестокую школу жизни, мне казалось, меня уже сложно удивить. Я и представить не могла, недавние события так сильно меня изменят.

     Итак, мой рассказ о том, как из меня с лёгкостью сделали приниженную, робкую и замкнутую в себе секс-игрушку:

     

     Жаркий летний день, 25 июля. Сегодня мне предстоит посетить стоматолога. Плановая проверка зубов, ничего серьёзного. Я записывалась заранее, поэтому была уверен, что иду к своему любимому врачу, женщине по имени Миссис Бэконс. Добрая и чуткая, лет 40-а, она выглядела на все свои 28, за что я её очень уважала.

     

     Я прибыла в клинику точно к назначенному времени, к 3 часам по полудни. Пройдя по пустым коридорам второго этажа скромной, двухэтажной клиники, я приблизилась к нужному кабинету. Мне нравилось или, лучше сказать, я не боялась сюда ходить, потому как Миссис Бэконс никогда не причиняла мне здесь дискомфорта или боли, плохих воспоминаний об этом месте у меня не было.

     

     Я постучала в кабинет и приоткрыла дверь. Внутри никого не было, а поскольку очереди не было, а в кабинете располагалось только одно кресло, я зашла и, расположившись поудобнее, стала спокойно дожидаться Миссис Бэконс. Минут через 15 я уже начала нервничать: моё время идёт, а осмотр всегда продолжается часа 2, профилактика требует времени. Мне очень не хотелось опоздать на ежегодный Летний Карнавал, который начинается в 8 вечера в центре города.

     

     Я нервно смотрела на дверь соседнего маленького кабинета, где обычно дезинфицировались инструменты, и пили чай врачи, пока она со скрипом не открылась. К моему величайшему удивлению, оттуда показалась отнюдь не Миссис Бэконс. Это оказался мужчина, лет 35, стройный, высокий, симпатичный, с широкими плечами и могучим торсом. Его кисти были очень ухоженными, с бархатной белой кожей, аккуратно стрижеными ногтями.

     

     Я уже хотела начать возмущаться, но его низкий спокойный голос заставил меня невольно замолчать. Он произнёс:

     — Здравствуйте, Мисс Нэви! Миссис Бэконс попросила меня принять Вас сегодня. Я так понимаю, это Ваш плановый, профилактический визит. — Он улыбнулся. — Здесь нет ничего сложного, поэтому доверьтесь мне, я как врач не хуже Миссис Бэконс!

     — Но Миссис Бэконс мне ничего не сказала! Я же записывалась к ней! — Я всё ещё возмущалась, — Почему Миссис Бэконс меня не предупредила!?

     — Видите ли, Мисс Нэви! — продолжал симпатичный врач не менее спокойным тоном, — Миссис Бэконс покинула этот кабинет сегодня в 11 утра, жалуясь на сильное отравление. А поскольку в списках клиентов на сегодняшний день остались только Вы, она и передала мне Вашу карту, поскольку профилактический осмотр не требует глубоких знаний проблем пациента.

     

     Я начала понемногу успокаиваться, всё выглядело вполне правдоподобно. Хотя в моей голове никак не укладывалось, что она вот так просто, не предупредив меня, передала меня другому врачу. Тем же не менее я смирилась с тем, что мне сегодня придётся иметь дело с этим доктором, и уже спокойнее поинтересовалась:

     — Простите, доктор! Можно мне узнать, как Вас зовут, ведь мы ещё не успели познакомиться?

     — Мистер Грей или Доктор Грэй. Друзья зовут меня Эдвард, — он пристально поглядел мне в глаза, — устроит?

     — Вполне! — Резко произнесла я, меня немного рассердило его последнее «Устроит» , — А теперь, Доктор Грэй, если Вас не затруднит, беритесь за свою работу, у меня есть планы на вечер, не хотелось бы просидеть в этом кресле весь день!

     

     Он выслушал меня спокойно, на лице его не отразилось ни единой эмоции. Он был спокоен, как удав.

     — Хорошо, Мисс Нэви, не беспокойтесь, — произнёс он медленно после секунды молчания, — Вы всё успеете.

     

     С этими словами он отправился к столу с медикаментами и начал там копошиться с присущим ему спокойствием, которое я бы назвала медлительностью. Я же, решив, что у меня есть несколько минут ожидания, пока он приготовит нужные инструменты, закрыла глаза и попыталась вздремнуть. Я всегда коротала время именно таким образом, когда ждала действия наркоза или лекарства. Но задремать не получилось: я была слишком возбуждена предстоящим карнавалом. Мне было просто не в терпёж скорее убежать домой и примерить костюм женщины кошки.

     

     Я слышала все движения Грэя, но не понимала, что он делает. Через несколько минут я почувствовала, как по комнате распространяется едкий приторный запах. Что-то знакомое, но я не была точно уверена, что это. Через пару мгновений, не успела я ещё открыть глаза, на моё лицо легло влажный кусок материи, который пах так же приторно, но в 10 раз концентрированнее. От мерзкого запаха мне стало трудно дышать, я открыла глаза и попыталась снять со своего лица эту мокрую ткань, но поняла, что не могу этого сделать, так как Доктор Грэй сильно держал меня за руки одной рукой, а другой — прижимал к лицу салфетку. Через минуту мои попытки освободиться стали слабеть, и, уже погружаясь в сон, я поняла, что салфетка была смочена хлороформом:

     

     Я очнулась всё в том же кабинете:

     

     Голова кружилась. Осмотревшись, я поняла, что я до сих пор сижу в кресле. Мои руки крепко привязаны где-то над головой, ноги — разведены в стороны довольно широко и тоже обездвижены. С ужасом я поняла, что я абсолютно голая. В голове медленно ворочались шестерёнки, картина складывалась с трудом, но кусочки головоломки медленно вставали на свои места, хотя пробелов было более половины.

     

     Скрип двери заставил меня обернуться. Вошёл доктор Грэй. В глазах двоилось, но я была уверена, что это он.

     — Сукин сын! — я была в бешенстве! — Тебе это с рук не сойдёт! Меня будут искать! Я подам в суд!

     — Успокойтесь, Мисс Нэви: — С тем же невозмутимым видом произнёс Доктор Грэй, — в Ваших же интересах вести себя со мной вежливее.

     — Вежливее! — Я свирепела! — Вежливее! Извращенец!

     Я бы и дальше продолжала выкрикивать ругательства, но он взял в руки мои трусики и подошёл ко мне. Это вызвало во мне очередной бурный поток ругательств!

     — Мисс Нэви! — Сказал изверг, держа мои трусики в руке, — Я предупреждаю Вас, мне придётся закрыть Ваш прелестный ротик, чтобы не слышать этих бранных слов:

     Я его как не слышала, продолжая ругаться: Вдруг он резко взял меня за нижнюю челюсть и, открыв мой рот, запихал туда мои трусики целиком. Они туго засели у меня во рту, придавив язык к нёбу. Затем он крепко заклеил мне губы пластырем и тихо продолжил:

     — Мисс Нэви, я просил Вас не ругаться не потому, что не могу ответить Вам в тон, а потому что не люблю браниться с женщинами: — Он отошёл к столу, — И потому, что мне хотелось быть с Вами несколько более милосердным, чем Вы, как оказалось того заслуживаете. — Он ненадолго отвернулся, я пристально следила за тем что он делает, мне было трудно дышать, от подкатывающей ненависти, но всё, что мне оставалось — было только наблюдать. — А теперь, Мисс Нэви, мне придётся немного наказать Вас.

     

     С этими словами он обернулся. Моё зрение уже пришло в норму, но я не поверила своим глазам! Это была самая настоящая Кружка Эсмарха! Клизма? Мои глаза округлились, я, мотая головой, заёрзала на кресле.

     — Да-да-да, — он утвердительно покачал головой: — Я сделаю Вам клизму. Самую средне-статистическую очистительную клизму, чтобы Ваша речь очистилась от грязных выражений.

     Я пристально следила за каждым его шагом. Подкатив к креслу, на котором лежала я, штатив для капельниц, он повесил на него внушительных размеров грушу. От неё тянулся шланг, на конце которого я увидела наконечник, но не такой, как обычно, а с дополнительным мешком: Я не поняла сначала, для чего он нужен. На шланге, как раз за пару сантиметров до наконечника, красовался небольшой краник. Он готовил раствор. Доверху наполнив литровую ёмкость водой, он добавил в неё 1 столовую ложку соды, он как следует перемешал раствор и влил его в грушу на штативе, затем он повторил процедуру и сел рядом со мной на стоматологический стул.

     — Мисс Нэви, я надеюсь, Вы оцените преподнесённый мной урок. — с этими словами он начал процедуру. — Вы сильно провинились передо мной, называя меня грязными словами. Вы разочаровали меня. Надеюсь, когда я снова дам Вам говорить, Вы правильно воспользуетесь этим правом.

     Я с ужасом смотрела на все действия, что он проделывал, и понимала, что мне предстоит нечто ужасное. Обильно смазав наконечник вазелином, он принялся наносить вазелин на мой анус. Смазав сверху, он вставил палец немного внутрь, чем причинил мне небольшой дискомфорт, и повертел им внутри. Было противно. Но гораздо хуже стало, когда он стал просовывать в меня длинный наконечник. Когда всё было сделано, я почувствовала, что внутри меня что-то надувается. Я поняла ловко подкачиваемая Доктором Грэем груша начала раздуваться внутри. Меня осенило, это не даст мне избавиться от клизмы. В душе росла паника.