шлюхи Екатеринбурга

Родственные узы. Часть 2

     “Вот черт!” – несколько отрешенно подумала Ирина: “Да я же теку, как Ниагарский водопад:”

     Партнер ее это тоже заметил – едва мазнув пальцами по преддверию ее паха.

     – Ну что ты, маленькая: – прошептал он успокаивающе, выдаивая ее левую грудь легкими, аккуратными движениями.

     Бедная женщина тем временем хоть и вынужденно, но весьма усердно делала сестре куннилингус, с замиранием сердца ожидая дальнейших действий то ли насильника, то ли теперь уже желанного сексуального партнера. Который, собственно, не заставил себя долго ждать: пальцы его правой руки, зачерпнув естественной женской смазки, снизу вверх скользнули к плотно сжатому кольцу ануса и с первой же попытки легко преодолели его сопротивление – хулиганисто поскрябав тонкую перегородку между прямой кишкой и вагиной.

     То один, то два, то три пальца его руки настойчиво сновали в ее попке, мягко, но упрямо растягивая сладко ноющий в предвкушении чего-то более объемистого анус. Она и сама не заметила, как головка его притаившегося на время орудия нырнула в ее попку на смену пальцам, а спустя две или три фрикции уже и скрипнули о ее шикарные ягодицы волосы его лобка – уставший от ожидания пенис ее партнера как-то легко погрузился в великолепную задницу женщины на всю длину. “Вот же блин” , – подумала она отрешенно: “Вот так вот, по самое не хочу, да еще и с двух качков мне еще никто в задницу не засаживал:”

     – Вы*би эту суку во все щели! – яростным шепотом попросила мужчину Таня, заставляя настойчивыми движениями рук сестру отсасывать собственный пах еще энергичнее.

     Он только улыбнулся в ответ. А его безжалостно долбящий Иринкину попку поршень совершил еще семь фрикций, после чего выскользнул из ануса и погрузился больше чем по головку в истекающую соком вагину. Женщина вздрогнула от неожиданности, коротко взвизгнула в пах сестре, едва не прикусив Тане клитор – та зашипела, как рассерженная кошка, и больно дернула Ирину за волосы. Мужчина совершил полных семь фрикций в ритмично сжимающемся влагалище женщины, выдернул окаменевший ствол и легко насадил ее попку на уже привычное Ирине орудие, тем самым запустив какой-то сумасшедший конвейер: семь полных фрикций в сладко ноющем анусе, еще семь фрикций в дрожащем от нетерпения влагалище, и вновь вверх, и вновь вниз: Ирина медленно сходила с ума – ей уже не удавалось также, как и прежде, интенсивно ублажать сестру, она постоянно сбивалась с темпа, невольно подстраиваясь под рваный ритм партнера.

     Таня же явно наслаждалась теми звуками, которые издавали по очереди разверстые анус и влагалище сестры: громкое и явно неприличное чмоканье, производимые изнывающими от похоти пахом и попкой Ирины, перемежалось временами каким-то еще более неприличным хлюпаньем, а ритмичные звуки ударов и шлепков, раздающиеся от соприкосновений с роскошной женской задницей подобравшейся мошонки ее сексуального партнера, наводили Таню и вовсе на игривые мысли. Женщина даже смогла приноровиться к движениям занимающейся жестким сексом пары: придерживая кузину за волосы, Таня заставляла Ирину почти зарываться губами и носом в собственный пах, отсчитывая про себя семь фрикций их общего партнера.

     Он же по-прежнему нещадно долбил сладко ноющий, натруженный пах Ирины длинными, вязкими движениями, вкручивая закостеневшее тело своего пениса в скользкую глубину ее влагалища, доставая головкой до преддверия матки – женщину начинало бить мелкой дрожью, но выделенный изнывающему от сладкого предоргазменного чувства влагалищу лимит движений на этом подходил к концу, не ведающий осечек поршень выскальзывал из гостеприимного паха Ирины с не совсем приличным звуком то ли хлюпанья, то ли чавканья, замирал на мгновение, словно в раздумье, крепкие ладони насильника бесцеремонно раздвигали шикарные белые ягодицы, обильно измазанные в женских выделениях, нескромному мужскому взору представало незакрывающееся уже, разверстое кольцо шоколадного ануса. Огромная, подрагивающая от нетерпения багровая головка его пениса безошибочно находила дорогу к заветной дырочке, скользким ужом миновала мощные мышцы сфинктера, мгновение, и уже слышался скрип волос его лобка о женские ягодицы. Ирина настолько вошла во вкус анального секса, что, как только орудие партнера вновь оказывалось в ее страждущей попке, она, замирая от блаженного ужаса, сама нанизывалась на мужской член своей восхитительной задницей раз, другой, третий:

     Таня в этот момент чуть ослабила захват – ее кузина всхлипнула беспомощно, попка ее нанизалась на безжалостный пенис партнера еще раз, до упора, до скрипа волос, тело ее дрогнуло, она вскрикнула от наслаждения и, едва понимая, что с ней происходит, провалилась в сладкое небытие, накрытая волной сокрушительной силы оргазма. Прямая кишка женщины запульсировала в такт с пронизывавшей ее тело сладкой дрожью, крепко сжимая мужской член, обволакивая его, словно тугая перчатка.

     – Вот черт: – выругался он негромко, пытаясь зафиксировать свое орудие на достигнутой им глубине: – Едва не спустил ей в задницу:

     Таня, встревожено ловившая его затуманившийся взгляд, немного успокоилась и с интересом стала наблюдать за жестокими конвульсиями, ломавшими тело ее сестры.

     – Да она кончила от анала, как последняя шлюха… – удивленно произнесла Таня.

     Мужчина тяжело перевел дыхание: он не ожидал, что Ирина так заведется от анального секса и начнет оргазмировать под ним, будучи нанизанной как кура на вертел на всю длину его безжалостного члена. Он почти наполовину выдернул свой пенис – бедная женщина слабо попыталась подать свою попку назад, догоняя ускользающее орудие – подхватил Ирину ладонями под великолепные матовые полушария тяжелых, подрагивающих ягодиц, чуть приподнял ее чресла и решительно насадил ее великолепную задницу на свой закаменевший пенис до самого упора. Женщина едва слышно взвизгнула, то ли от избытка чувств, то ли от боли, всхлипнула жалобно и безвольно обмякла в крепких мужских руках, ткнувшись носиком во влажный пах сестры.

     – Во дает! – восхитилась Таня своей кузиной – Ну это же надо, так заводиться от анала! Она уже минуты три кончает под себя:

     Он пожал плечами, осторожно пошевеливая напряженным пенисом в глубине прямой кишки партнерши – охваченный со всех сторон словно тугой перчаткой половой член вновь едва не излился в тесную глубину женской попки.

     – Слушай, – произнес он озабоченно, перехватывая собственную мошонку у основания и крепко надавливая на ноющую промежность – Если Ирка и дальше будет так обжимать своим анусом моего балбеса, я могу и не выдержать:

     – Ну что ты, дорогой, потерпи еще немножко, – обеспокоено взмолилась Таня – Мне так нужно, чтобы ты ей еще и за щеку ввалил, и спустил этой суке прямо в рот:

     – Что-то ты, родная, на сестричку взъелась, – удивился он, благополучно миновав очередной позыв к семяизвержению.

     – Да так, ничего особенного, – пожала плечами женщина – Просто захотелось пустить ее по кругу, чтобы не корячила из себя недотрогу:

     Скрипнула входная дверь и в комнату, не постучав, вошла родная дочь Ирины – Олеся, бойкая девица лет пятнадцати от роду. У нее явственно округлились глаза, и невольно приоткрылся рот – откровенно порнографическая сцена, увиденная ею, подействовала на девушку как удар током. Таня вскинула глаза на племянницу и произнесла, как ни в чем не бывало, разве что немного удивленно:

     – Привет! Как дела?! – что, очевидно, означало, примерно, следующее: “Ну и какого: ты приперлась?!”

     Олеся облизала ставшими вдруг сухими губы, ничтоже сумнящеся скинула на пол до неприличия короткую ночную рубашку – юная, упругая грудь задорно глянула по сторонам – и, оставшись в прозрачных кружевных трусиках, ничего не скрывающих, а только раззадоривающих взгляд, сказала то ли вопросительно, то ли утвердительно:

     – Я поучаствую, ладно?!

     И, не ожидая ничьего согласия, скользнула мужчине между ног, устраивая юную свою головку по собственному усмотрению.

     – Лови! – Таня кинула племяннице небольшую, но высокую подушку.

     Девочка обернулась, подтащила скользнувшую по напряженному животу Ирины подушку поближе, и ловко пристроила ее себе под голову.

     – Ну, вы, девки, и даете! – негромко удивился мужчина и осторожно спросил Таню:

     – А за эту нимфетку срок мотать не придется?

     – Тебе ли этого бояться?! – улыбнулась в ответ женщина, поглаживая по голове все еще подергивающуюся в сладостных конвульсиях Ирину.

     Тем временем Олеся, запрокинув голову, спросила ошалевшего от всего происходящего мужчину, продолжавшего крепко держать за роскошные бедра все еще продолжающую оргазмировать Ирину:

     – Теть Таню я узнала, а это кто?!

     – А есть какая-то разница?! – вопросом на вопрос ответил он.

     – Да нет особой: – спокойно согласилась девочка.

     – А, вы, я смотрю, ублажаете девушку анально?! – то ли вопросительно, то ли утвердительно произнесла Олеся, разглядев, наконец, какое именно из отверстий Ирины закупоривает мужское орудие.

     – Если вас не затруднит время от времени при смене дырок засаживать в мой, клянусь, как на духу, сладкий ротик, я буду вам весьма признательна, – почти пропела девочка, ловко прошлась язычком по его подобравшейся мошонке и приникла губами к паху женщины, по-прежнему насаженной натруженной попкой на временно остановившейся поршень.

Страницы: [ 1 ]