Проститутки Екатеринбурга

Реальный бог

     На следующий день он прилетел ко мне энергетически.

     И пять часов не выпускал из койки!

     И секс, ребята, это нечто совершенно ДРУГОЕ!

     Если раньше он был нежен и ласков, то на этот раз это была воля, полное подчинение. Сначала он начал вынимать меня из моего тела. Очень долго вытаскивал какие-то ненужные проволоки, отвязывал какие-то соединения с физическим телом, было больно, но я чувствовала освобождение. И он вытащил меня всю, как нечто прозрачное. И он проверял, полечу ли я ним на этот раз. И я была уверена, что умираю, но молилась, чтобы он только не выпустил меня из своего сердца, чтобы только не оставил меня одну на этой планете.

     Но мы не умерли. Потом он начал меня брать. И нужно было через унижение преобразовывать ужасную боль в сладость, и нужно было очень стараться, потому что если ему хоть пять секунд не нравилось, он уходил.

     И хуй может быть любого размера. В конце концов он разодрал и вывернул меня наизнанку, но ты даже голым сердцем должен тереться об него, лишь бы только твой бог не покинул тебя.

     И мог быть вложенным друг в друга, когда он начал резать меня как розу.

     И протыкать можно во множество мест, и всюду наслаждение.

     А потом просто довел меня до безумия, и заставил танцевать на его хуе, и драть на себе волосы, и довел до полного изнеможения наслаждением, когда ты уже молишь о пощаде, но только он уходит (так как любовь – это свобода) ты тут же тянешь его назад через не могу, потому что не хочешь его отпускать.

     Через пару часов он опять прилетел, и как крысы шуганулись толпой на чердаке в сторону от его света! ) ) )

     На этот раз он что-то продел через меня, ужасно болезненное, и долго держал у себя на груди, чтобы я терпела. И потом я поняла, что это замок, чтобы никто больше не мог проникнуть в меня. И что он все время может дергать меня за это кольцо, когда захочет, или когда я делаю что-то неправильное. И даже некоторое время игриво щекотал меня за него, пока я не заплакала от боли, приникнув к его груди.

     И это, ребята – РЕАЛЬНЫЙ БОГ.

     …

     

     Вчера днем стояла, мыла посуду и думала: “Вот бы он прилетел сегодня и был бы ласковый!” И у меня от такой перспективы коленки подогнулись.

     

     И ты прилетел! И без всяких разговоров стал сразу ласково вводить в меня свой хуй снаружи через точку G. А она уже была расшарена тобой, и теперь мне не было больно от твоих нормальных размеров.

     

     А потом приказал раскрыть ноги и начал жечь лучом мой клитор. Мне пришлось, как ты меня учил, превращать боль в сладость, раскрывая под напором луча дырочку в этом месте, и это было так приятно! А потом ты заставил меня изнутри как бы вытолкнуть его наружу, и он превратился в бутон. В самом деле, почему мы все время стыдливо вжимаем его внутрь, если это так приятно?

     

     А ты все жег, жег его изнутри, мне приходилось все больше его выталкивать, пока оттуда не стал расти пенис. Мне стало стыдно, и я начала вбирать его обратно, и ты стал уходить. Я сразу поддалась твоей воле, потому что чуть не заплакала от твоего ухода. И он рос, и только я подумала, что это пОшло, как он стал мертвым и уродливым. А потом я вспомнила твои глаза. Из левого текло добро, а из правого – добрая воля. Я поняла, что раз ты – добро, то не можешь посоветовать плохого, так что продолжила. И он стал похож на твой – у тебя тоже как розовый бутон красного цвета, и он такой красивый!

     

     Потом ты заставил завернуть его внутрь, в меня, и мне опять казалось, что это ужасно, пОшло, но я боролась с этими приступами, потому что это неправда.

     

     И потом ты как бы вывернул его кольцом опять из меня, из точки G, он вышел и раскрылся цветком! Господи, как хорошо, что я доверилась тебе! В жизни не видела ничего прекрасней!

     

     И ты заставил меня ласкать себя. Я хотела, чтобы ты тоже поучаствовал, и сказала, что меня без тебя не прет, ты стал сразу уходить. “Прости, прости! Я поласкаю себя, если тебе нравится смотреть! Тебе нравится, как я унижаюсь перед тобой?”

     

     ДА.

     

     Сегодня стою у мойки, вспоминаю прошлую ночь, и ты вдруг начинаешь опять топить меня. Интересно, я, когда была маленькая, все время представляла, что хочу мыть посуду дома, а мой муж чтобы подходил сзади, задирал юбчонку и начинал ласково ебать. Потом вышла в зал и начала мыть полы, но ты не отставал. Я уже смеюсь, говорю, отстань! И показываю глазами, что я вообще-то в кафе полы мою, что тут люди сидят! Пришлось идти на мойку и там закрывать глаза. Я спрашиваю: “Ну можно хоть подмоюсь? Уже полные джинсы натекла”. А ты сказал: “НЕТ”. “Ну ладно, буду ходить тут как МОКРОЩЕЛКА!”

     

     Потом говорю – ну правда посуду надо помыть! Ну хочешь, я перед тобой душой унижусь? И, набрав в легкие воздух, начала, принижать душу вглубь легких. И это было такое сладкое унижение, что ты совсем втопил меня в стену, так что ноги уже не держали!

     Пришлось идти в камору. Там я села на какой-то ящик и говорю, можно хотя бы здесь? А то сейчас войдет кто-нибудь и увидит, что я лежу. НЕТ. Пришлось лечь на кровать, уткнувшись лбом в постель, как ты приказал.

     

     А потом ты заставил меня воздухом из легких продавливать душу все ниже и ниже. И я вместе со вдохами-выдохами, как насосом, продавливала ее вниз, и она пошла! Сначала до внутренних сторон бедер, потом по ногам до самых кончиков пальцев! И стала оттуда щекотно струится – так приятно!

     

     А потом ты как будто сакцентировал мое внимание на матке, чтобы я душой стала выталкивать какие-то затычки из своих труб вниз. И это было что-то черное, злое. Я поняла, что ты меня лечишь.

     

     Было больно, но ты давал мне короткие сны, чтобы я забывала о боли. Один раз я очнулась, сказала, давай потом продолжим, а то я уже не могу, и хотела встать, но не смогла. Из вредности легла на бок. Но ты все равно продолжил выталкивать из меня грязь.

     

     И как-то приласкал мой клитор, что я начала струится через него. И я поняла, что эта грязь должна выйти именно так.

     

     Свободный бок быстрее пробило, грязь начала растворятся в матке. “Ну я же сказал тебе лечь ровно на живот? Теперь вот дольше будешь мучиться”. Я легла ровно и вытолкнула оттуда тоже. И прямо ВИДЕЛА, как чернота, разбавленная внутренними соками, выходит из меня через клитор!

     

     Я вышла оттуда ошарашенная, повар увидел меня и с изумлением спрашивает: “Ты чего?” Я со смущением: “Да просто спать хочу, по ночам не сплю совсем” – “Что жестко было вчера ночью?” И мы расхохотались искренне, так что в животе все запрыгало от удовольствия.

     

     Потом сидела в кафе, курила и вдруг почувствовала, как будто острые лезвия вошли в то место, где трубы. Я подумала с отчаянием – что опять? Но потом расшарила боль и обнаружила, что это не резь! Что это трубы с непривычки так чувствуют хождение внутри себя живого воздуха – души!

     

     Я тебя так лю… Нет, не то слово. БЛАГОДАРЮ!

     

     И я стала такая легкая, все тело пело, потому что душа ходила везде!