шлюхи Екатеринбурга

Раздевая маму во время обыска. Часть 10

     Глава 10. Мама и сын дома.

     

     Однажды ночью, через пару месяцев после “случая” , отец вновь уехал из города. Мы с мамой остались вдвоем и я валялся на кровати в трусах. Было слышно, как мама принимает душ. Я хотел дождаться, пока она пойдет спать, чтобы проскользнуть к телевизору и посмотреть видео. В ожидании я подрачивал хуй, предвкушая зрелище обнаженной матери по телевизору.

     Несколько минут спустя звук душа прекратился и я услышал, как мама идет по коридору. Она постучалась в дверь – и мне ничего не оставалось, как спрятать “стояк” и сказать, “входи”.

     Мама была одета в откровенную черную шелковую ночную комбинацию, которую я видел в ее шкафу, погребенную под горами рухляди. Я мог бы поспорить, что отец купил ее много лет тому назад, потому что сейчас, она была явственно мала, еле удерживаясь на двух тоненьких бретельках. Я знал, что сорочка содержит элементы корсета – чтобы поддерживать груди, но сами чашечки были из тонкого шелка. Чашечки были слишком малы для маминых грудей, которые большей частью остались обнажены. Нижняя часть комбинации оставляла ноги голыми и настолько сильно обтягивала мамины бедра, что на лобке ткань отчетливо втянулась в разрез влагалища. Макияж и серьги резко выделялись из образа женщины, готовящейся ко сну.

     “Я, мммм, ну: Иван, ты мне нужен” , выдавила мама.

     “Конечно, что ты хочешь?”

     “Я: у меня есть проблемы с твоим отцом”

     Я ничего не сказал в ответ.

     Мама продолжила, глядя в пол… “проблемы: в постели”.

     Я по-прежнему молчал.

     “Я: ммм: не могу заниматься сексом по нормальному”

     “По нормальному?” , спросил я, “что это значит?” , предполагая, что, может быть, после “случая” , появились какие-то проблемы со здоровьем.

     Мама подняла правую руку и бросила что-то на мою кровать. Я посмотрел на это “что-то”. Это были наручники. Я молча сел, думаю, что делать. У нее проблемы в постели. Она принесла наручники.

     “Что ты хочешь, чтобы я сделал?” , спросил я.

     Мама умоляюще посмотрела на меня… “Я хочу, что бы ты: использовал их!”

     Я вскочил с кровати. Член рвался наружу из трусов, выпирая отчетливым бугром. Схватив наручники, я подошел к маме, схватил ее за правую руку, надел браслет и защелкнул его. Мама подала правую руку. Но я схватил ее правую руку, заломил ее за спину, развернул мамино тело и прижал грудью к двери. Мама тихо застонала, – но не возразила. Я схватил ее левую руку и тоже завел за спину. Если бы мама захотела, она легко могла бы вырваться из моей хватки… если бы захотела. Я застегнул второй браслет на левой руке.

     Пытаясь удержать равновесие, мама уперлась грудью в дверь. Я положил обе руки ей на бедра, поверх комбинации, и начал “обыскивать”. Мои руки поднялись вверх, до подмышек, скользнули по обтянутым шелком грудям, чувствуя сквозь ткань напряженные соски. Мама тихо вздохнула, но продолжала молчать – и я начал сжимать ее груди сильнее – так, как Машков и Ольга делали в парке. Нагнувшись вперед, я уперся членом между ягодиц – и повел руки вниз по бокам, спустился до бедер и начал мять обтянутые шелком ягодицы. Они были немного больше, чем у моих ровесниц, но тоже круглые и сочные. “Мама, у тебя великолепная жопа” , прошептал я пересохшим ртом.

     Мои руки опустились вниз, прошлись по бархатным ляжкам и залезли между ними. Средний палец погладил место, где шелк впился в промежность. Мама с готовностью раздвинула ляжки. Видя ее готовность, я запустил обе руки под ткань комбинации, левую руку спереди, а правую – сзади, наслаждаясь маминой пиздой и жопой. Мама застонала, виляя бедрами навстречу моим рукам. Немного позабавившись таким образом, я отстегнул нижнюю застежку комбинации и спустил бретельки вниз, пока комбинация не скомкалась на талии.

     Потянув ткань ниже, я спустил ее по бедрам, и встав на корточки, скинул на пол. Мама стояла передо мной голая и в наручниках. Схватив е за обнаженные ягодицы, торчащие прямо перед лицом, я сжал их обеими руками, так, что плоть давилась под пальцами как тесто. Господи, как это было приятно! Я с огромным удовольствием мял в руках мамину податливую плоть, на мгновение отпускал, смотря как ягодицы принимают свою обычную круглую форму и вновь начинал мять.

     Потом я запустил правую руку между ног и потер лобок, покрытый волосами и половые губы – и запустил в мамину дырку средний палец. Дырка определенно была мокрой. Я добавил еще один палец, и еще один, двигая ими по кругу и взад-вперед. Одновременно я прижался губами к ягодицам и поцеловал их. Затем, вдоволь погуляв языком по сочной маминой попке, я коснулся им ануса и немного сунул внутрь.

     “Ох” , выдохнула мама, начиная двигать бедрами навстречу мне.

     Трахая ее одной рукой, другой я нащупал клитор – и потер этот бугорок между пальцами, как это делала Ольга.

     “Ох, ох, ох!”. Мама усиливала и усиливала громкость голоса и активность помахиваний, насаживаясь пиздой на мои пальцы. Наконец, я понял, что она кончила.

     Я встал, развернул маму к себе передом и начал массировать ее грудь. Сначала я мял ее титьки мягко, но потом все жестче, вытягивая напряженные темные соски. Одновременно, я коснулся языком ее губ. Мама с готовностью открыла рот и наши языки встретились. Так мы несколько минут целовались и я мял мамины титьки.

     Потом, я скользнул губами по ее шее, груди, пока не дошел до тяжелых сочных дынь. Как мне нравилось сосать ее соки и лизать ореолы вокруг них!

     Держа маму за соски, я повел ее к своему рабочему креслу. Сняв труся, я сел в кресло и усадил маму себе на колени, так, что она оседлала меня. Прицелившись членом в ее влагалище, я потянул маму вниз. Как только хуй скользнул в увлажненную дырку, мама сжала ногами мои бедра и начала на мне скачку Двигая бедрами, она одновременно сжимала мускулы влагалища.

     Груди болтались прямо перед лицом – я не удержался от искушения лизнуть их. Во время всей ебли я лизал и кусал мамины соски, приговаривая… “мама, потряси для меня своими титьками. Потряси ими взад вперед”. Мама, по-прежнему с руками, скованными за спиной, повертела грудью, выполняя мою команду. Я ебал маму, наблюдая, как она трясет грудями как дешевая шлюха. “Мама, какая же ты блядь!”

     Не прерывая еблю, я схватил маму за жопу и начал тискать ее. Одновременно, я вновь впился поцелуем в груди, заставив маму застонать от избытка чувств. Мама прыгала и изгибалась на моих бедрах, тряся титьками: и принимая в себя мою горячую сперму!

     Кончив, мама упала мне на плечо, и мы тяжело дышали в уши друг другу. Но я еще не удовлетворился. Сняв маму с члена, я поставил ей встать на колени передо мной. Глядя на маму, стоящую на коленях со скованными за спиной руками и с вытекающей из пизды спермой, я чуть подвинулся вперед, поднося покрытый слизью член к ее губам.

     “Мама, соси!”

     Мама как-то странно посмотрела на меня – как будто бы ей стало стыдно, но ничего не сказала, и, опустив глаза, открыла рот и насадилась головой на хуй, туго охватывая его губами. Если бы я не кончил только что, я бы кончил от одного ощущения горячих маминых губ, скользящих по члену. Я положил руки на каштановые волосы мамы, непроизвольно нажимая на голову и заставляя полностью насаживаться ртом на член. Мама давилась, когда головка упиралась ей в горло, но упорно продолжала сосать, подавляя рвотные рефлексы.

     “Полижи головку” , приказал я – и мама выполнила приказ. “Полижи весь член. Как хорошо!!! Теперь – яйца”. Мама с усердием выполняла все приказы. “Теперь, соси по настоящему быстро” Мама вновь приняла хуй в рот и начала работать головой, снуя по члену как челнок. Она сосала все быстрее и быстрее, голова сновала вверх-вниз, волосы рассыпались по моим бедрам – и через короткое время я разрядился прямо в рот. Мама проглотила большую часть спермы, лишь немного стекло вниз, по подбородку.

     Я помог маме встать на ноги – и толкнул ее на кровать. Мама лежала на спине, с разведенными в сторону ногами. Я перевернул ее на спину, так что попка торчала кверху и встал на колени позади нее. Схватив за бедра, я вновь ввел в горячую мамину щель так и не упавший член. Сначала, я двигался медленно, поглаживая маму по спине и играя с ее грудями. Потом я увеличил скорость, трахая ее все жестче, наслаждаясь зрелищем бедер и ягодиц, трясущихся при каждом толчке.

     Затем, я обратил внимание на коричневый глазок ануса, глядящий прямо на меня. Намочив палец в сперме, которой было достаточно на маминых бедрах, я ввел его в задний проход. Мне было неудобно – угол был плохой, но я продолжал двигать пальцем в маминой попке. Как только задний проход достаточно вымазался в сперме и сталь более скользким, я вытащил хуй из пизды, приставил к заднице и начала потихоньку вставлять. Мама, к этому времени, лежала, уткнувшись лицом в подушки, – и я услышал только несколько приглушенных стонов, когда член начала раздвигать стенки сфинктера, протискиваясь внутрь. В любом случае, лежа на животе, со скованными руками, она бы не смогла мне помешать. Надо сказать, мамино очко было значительно уже, чем пизда – и хуй проникал с трудом.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]