Рабыня. Часть 3

     Он остро захотел вновь коснуться восставшим членом её тела. Он встал на колени над распростертой на простыне девушкой, сжав её бедрами. Стал посасывать и лизать грудь девушки. Алёна не выдержала и стала нежно извиваться под ним. Её стоны становились все громче. Роман прилег на неё и закрыл ей рот поцелуем.

     

     Девушка трепетно ответила ему и её мягкие, податливые губки сомкнулись с его губами. Он поднялся, подвинулся вперед и стал теребить головкой члена её соски, а потом стал тереться членом и яйцами о скользкую от его слюны грудь.

     

     Алёна извивалась, сопровождая эту сладкую пытку стонами и судорожно открывая прелестный желанный ротик. Роман поднялся еще выше и сам не смог сдержать стон, когда головка члена вошла в девичий ротик, и она заботливо охватила его влажными губками. Он немного приподнял голову девушки и стал нежно толкать член ей в рот.

     

     Это было упоительное ощущение, что может сравниться с этой смесью невинности и чувственности, нежности и беззащитности! Но Роман не планировал закончить все так быстро. Он выскользнул из прекрасного ротика и переместился к её ногам.

     

     – Согни ножки в коленях и раздвинь! – ему нравилось командовать девочкой, его заводила её полная покорность его воле.

     

     Ни секунды не сомневаясь, девушка полностью раскрылась перед ним.

     

     Она вся текла. Одной рукой он массировал её лобок, а другой гладил бедра.

     

     Алёна была настолько возбуждена, что, похоже, даже, не думала об опасности, которой подвергает свою девственность. Она подавалась ему навстречу и стонала в голос.

     

     Роман медленно раздвинул пальчиком мокрые и скользкие половые губы и поиграл с нежной девичьей дырочкой, неглубоко забираясь в неё. Дыхание девушки сбилось, она судорожно хватала ртом воздух и сжимала в ладонях скомканную простыню.

     

     Он приник губами к её киске и стал активно проникать в нее языком, вылизывать щель, посасывать клитор, щекотать попку и вновь трахать девушку язычком.

     

     Она не продержалась и минуты, как её скрутил мощнейший оргазм.

     

     Девушка с такой силой билась в конвульсиях, кричала, мотала головой, что Роман даже немного испугался. Он лег рядом с ней и крепко обнял её.

     

     Она судорожно схватила его и вжалась всем телом. Роман крепко держал девушку, гладя её по голове и прижимая к себе за попку. Девушка содрогалась, плакала и всхлипывала от непрекращающегося наслаждения. Постепенно она стихла, продолжая лишь крепко за Романа держаться и беззвучно плакать на его груди. Внезапно Алёна подняла голову и умоляюще посмотрела на Романа влюбленными заплаканными глазами.

     

     Девушка села на колени между его ног и осторожно взяла его член в ротик.

     

     С возрастом начинаешь больше ценить решительный секс без лишних сантиментов, но робость неопытной девушки – это всегда восхитительно.

     

     Его член был в восторге от её нежной ладошки и теплого ротика.

     

     Чувствовалось, что девушка не имела опыта, она толком не знала, что делать, но очень старалась.

     

     Роман помог ей настроить нужный ритм, руководя действиями её руки и головы, положил вторую ладошку девушки на свои яйца, и она стала их поглаживать.

     

     Он был на седьмом небе от блаженства. Алёна попробовала взять его член глубже – и это было уже выше его сил. Роман почувствовал нарастание волны в яйцах, сжал девушку бедрами, схватил двумя руками её голову и стал бурно спускать в девичий ротик.

     

     Алёна замычала и сжала губки еще плотнее, она словно боялась проронить хоть каплю его спермы. Роман потянул её к себе, и они снова улеглись на кровати в обнимку.

     

     – Нам надо еще поспать – сказал Роман с усталой улыбкой, целуя девушку и пряча под одеяло их тела. Роман вновь проснулся от прикосновений, Алёна гладила и целовала его член.

     

     – Вот что, красавица – сказал он, чувствуя нарастающее возбуждение – пойдем-ка в ванную вместе, теперь твоя очередь меня мыть!

     

     Алёна просияла от радости, и они в обнимку отправились в ванную комнату.

     

     В ванной, Роман, всем телом прижал девушку к двери, страстно целуя её в губы и поглаживая беззащитное девичье тело. Она отвечала ему полной покорностью и чувственными стонами. Роман залез в ванну улыбаясь, произнёс,

     

     – Теперь ты будешь меня мыть. Включив душ, он объяснил девушке, как это нужно делать, она должна намылить не только его, но и себя, после чего ублажать его ласками.

     

     Игра заводила их обоих особенно, приятно прижимаясь к её спине и страстно тиская девичью грудь, под аккомпанемент её возбужденных стонов.

     

     Он забрал у неё душ поставил её на колени.

     

     – Я хочу вымыть тебе голову, – сказал Роман.

     

     Начал перебирать руками намыленные волосы послушной школьницы.

     

     – Теперь вставай.

     

     – Обопрись спиной на стену и поставь ножку вот сюда, я хочу видеть, как ты ласкаешь себя!

     

     – Алёна положила ладошку на промежность, и поначалу смущаясь, начала гладить свою киску. Вскоре, однако, она уже не думала о церемониях, её рука скользила все быстрее. Девушка дрожала, извивалась и повизгивала от нарастающего наслаждения, направляя на свою киску струю душа, который он сунул ей между ног.

     

     Роман скользил ладонью по её намыленной груди и бедрам. Наконец девушка, коротко, вскрикнула, громко застонала, замотала головой из стороны, в сторону схватив себя за промежность обеими руками, стала оседать на дно ванны.

     

     Восхитительно уставшие, они вылезли из ванной и снова завалились в кровать, забыв обо всем на свете, целуясь и обнимаясь как молодые любовники. Им не хотелось даже тратить время на еду, Роман принёс с кухни корзину фруктов.

     

     Только сейчас, утолив непреодолимую жажду близости, они смогли, наконец, обстоятельно поговорить. Болтая, девушка нежно сжимала в ладошке его член, а он ласкал пальцами её влажную киску. Из рассказа Алёны он понял, что не зря её называли скромницей, с трудом ему верилось, что эта девушка ни разу не занималась сексом раньше. Весь прежний сексуальный опыт ограничивался робкими поцелуями с одним мальчиком, который год назад переехал в другой город.

     

     Впрочем, это касалось лишь реального опыта, а ведь есть еще и фантазии.

     

     В этом смысле сексуальная жизнь Алёны была очень насыщенной.

     

     Рано открыв для себя прелести мастурбации, девочка занималась ей почти каждый день. Самым символичным было то, что её любимыми были фантазии с насилием и унижением.

     

     Алёна представляла себя и связанной жертвой маньяка, и невольницей на пиратском судне, и провинившейся школьницей со спущенными трусиками, и бесправной служанкой у богатых господ. Сначала девушка очень стеснялась в этом признаться, боясь, что Роман сочтёт её извращенной. Но узнав, что большинство известных ему женщин тоже любят такие фантазии, она набралась смелости спросить, нравится ли ему самому играть в “господина и рабыню”.

     

     – Да, нравится, даже очень. Почесав свой подбородок, Роман произнёс,

     

     – Я не терплю садизма, а вот сексуальное подчинение меня очень заводит.

     

     – Ты разве не заметила, как вырос мой член от твоего рассказа – усмехнулся он.

     

     Алёна одернула руку. – Эй, нет, так не пойдет, бери-ка его обратно в ладошку!

     

     – шутливо возмутился Роман.

     

     – А я еще очень люблю представлять себя наложницей в гареме у султана – улыбнулась и произнесла Алёна, посмотрев на Романа, опустив свои глазки, добавила.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]