Проститутки Екатеринбурга

Пустое сердце (Или немного из жизни воздушных шариков). Часть 2

     
Не судьба мне счастье в личной жизни. Я думала, что сегодня будет также чудесно, как и вчера. Но в этот день произошли другие события. Печальные.

     Максим отправился наведаться домой, а я пошла гулять с собакой. На встречу мне попалась Людка семеня на своих кривых ножках. Я подумала, что не к добру всё это. Точно: та заговорила со мной, то ругаясь, как торговка, то слегка заискивая. Она трандычила более 200 слов в минуту и я не понимала ни одного слова.

     Я предложила ей пройти ко мне и за чашкой чая всё обсудить. Больше всего на свете я не люблю женские разборки, а особенно на улице.

     Я угостила её чаем, делала вид, что слушаю её излияния. Наконец, я тихо спросила её:

     – Извини, может тебе мой вопрос покажется нескромным и обидным, но что такое с тобой произошло, что ты стала такая суперактивная во всех отношениях. По-моему здесь всё нечисто.

     Она помолчала. Глазки её забегали. Я чувствовала, свою нарастающую злость к ней, что придёт Максим и они не должны встретиться. Людка почувствовала это и немного помявшись начала:

     – Дело в том, что.. ну в общем тяжело вспоминать, но придётся…

     И тогда я узнала страшную тайну, переменившую всю Людкину жизнь, и моё отношение к Людке кардинально поменялось. Лучше бы я это не слышала.

     – Дело было года два назад. Я тогда ходила в какой-то кружок и как-то зимним вечером вышло так, что встречать меня было некому. Иду я значит. На улице темнота уютная никого нет. И вдруг – банальная и ужасная в своей банальности вещь. – Людка перевела дух, слегка содрогаясь от лёгких рыданий.

     Я кажется, догадалась. Неужели?

     – Навстречу мне мужик с ножом. Дальше всё стандартно: парализовавший меня страх, тёмный подъезд, руки этого противного мужика, сдирающего с меня одежду, щупающие меня везде. Помню меня мутило, но от страха я ничего сказать не могла. Помню жуткую боль от его противного, мерзкого похожего на отвратительный толстый червяк члена, … бррр.. влезающего меня. Ужасно. Я почувствовала себя половой тряпкой, о которой вытерли блевотину. А потом – мания преследования, гинекологи…

     Она разрыдалась окончательно.

     Я неловко утешала её потрясённая всем услышанным. Мне стала понятна причина её поведения. Это называется комплекс чего-то не помню чего. Ну в общем нападение лучшее средство защиты. Ей нужно быть на виду, везде, быть нужной. Иметь успех. И в душе хранить тяжёлый след, окружить заботой изломанную психику. Я ощутила приступ тупой грызущей не находящей выхода жалости к Людке и почувствовала себя последней сволочью, бесящейся с жиру. Я обнимала Людку, утешала её и плакала с ней вместе. В моей голове назрело решение.