шлюхи Екатеринбурга

Путь к габаритам. Часть 1

     Где-то в округе Житомира находилась небольшая ферма, почти заброшенная, когда-то она принадлежала семье Столинов. Почти заброшенная, потому что внуки владельцев всё ещё посещали ферму – Виталий и Ксения.

     Мебель в большом доме, снаружи довольно старом, но внутри нормальном, была новая и чистая. Брат и сестра устраивали уборку в доме каждый месяц и жили там около недели, такова уж была у них традиция – собираться в доме дедушки и бабушки каждый месяц и обсуждать свою жизнь – давать советы и т. д. Конечно, в первое время эти встречи сопровождались неловкостью и парой тройкой лапаний друг-друга за пикантные места, но за пределами дома, этого будто не было.

     Хотя Ксении и нравилось, что её брат раньше трогал её за грудь и обнимал прижимая к себе зад, а ей нравилось трогать его за член, гладить его через одежду и т. д. но она всё-таки решила, что она лесбиянка. Сначала она пыталась быть “трансгендером”, но не смогла бороться со своей женской природой и любви к макияжу, маникюру, лифчикам пуш-ап, потому всё-таки решила быть лесбиянкой.

     Не совсем ясно, действительно ли она была такой (но скорее всего нет) , но женщины её привлекали очень сильно. Так как она восхищалась своим телом, она могла восхищаться и чужим. Хотя она часто ждала члена, которого в ней ещё не было, но желание выделятся убеждало, что девственности она лишится с девушкой.

     Проходили годы и лапание между братом и сестрой прекратилось окончательно. Само собой, как-то пропало желание трогать сестру у Виталия, когда он стал интересен девушкам и они на вписках, позволяли ему себя трогать, а потом Виталий и вовсе женился. Ксения, хотя по началу, как бы невзначай и пыталась, где-то прилечь на брата, так, чтобы её зад придавил его член или обнять его трясь грудью, но не получая отдачи и даже, порой бронь, она прекратила.

     Ксения это восемнадцатилетняя девушка с длинными русыми волосами, ровно уложенными и челкой пробором. Свои карие глаза она подводила стрелкой, а на лицо она использовала минимум тоналки. Она была худенькая и с красивой фигурой. “У меня такая фигура, которая нравится большинству парней, козел” – Так говорила она про себя… и не поспоришь: На худом теле выделялась крупная грудь третьего размера, упругая и с торчащими сосочками сквозь любую тонкую одежду, ибо они были недостаточно толстые, чтобы выделятся и через свитр. Бёдра у неё так-же контрастировали с тонкой талией, а каждая ягодица была лишь немного меньше её головы. Ксения регулярно посещала спортзал, тем самым добиваясь упругости своего зада, который нельзя было не оценить в любой одежде. Ножки, пожалуй, у неё не обладали, прям, никаким особенным качеством, но их твёрдость и тонкость была похвальна.

     Иной раз придёт в спортзал в топике, прикрывающем лишь грудь и то на размер по меньше, чтобы декольте её немаленькой груди было чётче заметно, и в лосинах, да таких тонюсеньких, что разрез между ягодиц облегался почти полностью, как и те чёрточки тела, отделяющие ягодицу от ноги у большезадых женщин. Чем бы Ксюша в зале не занималась, она всегда старалась делать это на глазах у кого бы то не было. Внимание любых мужчин в зале она ценила, ну и конечно все они ценили её выпендрёж, вот только это пагубно сказывалась на продуктивности их похода в спортзал. Женщины, хотя и пытались не смотреть на её сиськи и зад, но не могли оторваться – В основном это были девушки и женщины с лишним весом, кто-то просто дряблый с жирком и отвисшей жопой, а кто-то весил больше ста и был покрыт жиром везде. В компании именно таких женщин себя хорошо чувствовала Ксюша, но только не учитывала, что они в её компании себя чувствуют не очень.

     “О, Боже! Какие же у неё были сисяндры!” – Думала она она ночью при мастурбации. Думала о тех жирных женщинах, которые посещали вместе с ней спортзал. Как-то раз, переводя дух, после жесткой мастурбации, она начала думать во над чем: ” Я, конечно, понимаю, что они хотят быть здоровее, с легкостью перемещаться по улицам, но они не понимают, какие они когда жирные. Видимо мне не важно сколько они весят, мне важно только сколько весят их задницы и сиськи! О эти задницы, в ширину почти с половину меня в высоту… и такие огромные, хотя и сальные и с выделяющимися порами, но такие большие, а когда на широких бёдрах, так вообще -кайф!” – Так она думала о своих предпочтениях, понимая, что для неё, в отличии от большинства парней, намного важнее размер задов и сисек.

     В спортзале она возбуждалась от вида потных толстух и хотя, в отличии от мужика, никаких доказуемых физиологических изменений не было видно у неё, но её взгляд ясно давал понять, что она просто съедает глазами людей. Порой было страшно на неё смотреть, когда она созерцала могучие сисяндры толстух седьмого-десятого размера, шлёпающими друг по другу и по жирному животу во время упражнений.

     Однажды Ксюша не выдержала и подошла к одной из девушек посещающих спортзал. Её описание не так важно, ибо Ксению в ней интересовали только сиськи седьмого размера, при том, что девушке было всего шестнадцать.

     – Слушай, я понимаю, что ты худеешь, чтобы нравится парням и всё такое, но ты ещё не такая уж и толстая, наверное даже ста кг не весишь. Ты представь, что будет с твоими сиськами, когда ты немного превысишь планку ста по весу, если они уж сейчас такие огромные!

     Но девушка испугалась столь прямого подката и покинула тот спортзал…

     Впрочем, история не об этом, она о том, как домик на ферме снова включился в дело. С тех пор как Виталий женился, он больше не собирался с сестрой на ферме и уделял всё время семье. Точно время Ксюша не считала, но в следующий раз он предложил ей встретится на ферме, когда у него уже было пятеро детей. У Виталия и Ксении была достаточно большая разница в возрасте – восемь лет, поэтому сейчас ему было двадцать шесть, как и его молодой жене.

     Ксения приехала на ферму раньше брата и все по убирала, заменила некоторую мебель и т. д. Она скрещивала пальцы, чтобы у супруги брата не было лишнего веса, по крайней мере такого, который делал бы её зад и грудь больше стандарта.

     Приехала машина и оттуда повалили дети – Старший ребенок Коля вышел последним, он был довольно угрюм из-за поездки. В свои годы, он больше любил компьютерные игры чем природу, потому был крайне недоволен отрывом от сети, где он кидал фразочки, вроде “Я твою мамку ебал!”. Он родился ещё когда его родителям было шестнадцать лет. Однако поженились они только спустя два года, когда наступила вторая беременность.

     Энергичная Дарья выбежала из машины и игралась со своей сестрой-близнецом Наташей. Они родились через три месяца после свадьбы своих родителей. Девочки были очень любознательны и сразу побежали осматривать дом сзади.

     За ними пытался подуспеть Стёпа, родившейся уже в устоявшейся паре, где основой отношений стало взаимоуважение и любовь.

     Вместе с родителями из машины вышел последний ребенок – Дима. Он боялся отходить от мамы. Сейчас его взял на руки старший брат – Коля, который продолжал бубнеть о том, что он хотел поиграть в доту.

     – Доту?! – Возмущенно подняла свой слегка хриплый тонкий голос его мамка, – Слышала я как в вашей доте разговаривают.

     – Да это просто обзывательство, мам, никто не имел ввиду, что он тебя еб. . Ну, это… Ну…

     Может быть Коля был и не совсем прав, ибо его мамку ох как много кто из играющих с ним одноклассников и старшеклассников хотел бы ебать. Дело в том, что супруга Виталия Аня была ещё той красоткой, с очень хорошей фигурой.

     Аня ни на грамм не потолстела за все свои беременности, даже жирок на спине не откладывался. На её здоровом лице с серыми глазами и белой кожей не было видно никакой “усталости” от воспитания детей и она даже не нуждалась в макияже, чтобы, что либо скрывать. Вокруг её серых глаз и так была природная тёмная обводка, а губы, хоть и не выделялись такой яркостью, но были достаточно толстые. Волосы у Ани причёской карэ, достающее почти до плеч, а сами светло-русые и кучерявые. Её стройное худенькое тело и сейчас вытолкнуло из машины кое что тяжелое, указывающее на то что будет у неё ещё ребенок: большое пузо, беременное пузо, восьмимесячное пузо, овальное и опустившееся, раздвинувшее её бёдра для будущих родов… а бёдра ведь и правда стали очень широки. Если раньше они уже были широкими, то беременность их раздвинула ещё шире, впрочем Аня уже привыкла к этому. Кое что ещё было там и кое что очень большое – Её задница. О, да, задница была что надо – Большая и упругая, что очень гармонировало с её огромным пузом. Если ягодицы Ксюши были большими, то ягодицы Ани были ещё больше, больше её собственной головы.

     Опять же, беременность сделала своё и небольшое переедание не сказалось на лишнем весе, а лишь увеличило и без того большую задницу, а сейчас беременность её ещё и отклячила, от чего задница ещё больше бросалась в глаза. И иное бросалось в глаза – Сиськи. Они были по размеру… здоровенные, седьмого размера, удлиненные и налитые. То что прибывшее молоко заставило их не только отвиснуть, но и покрыться голубыми венами (вернее, они просто стали заметней) , не могло отнять у Ксюши возбуждения при их виде, ибо такие нюансы её мало волновали.